Как мы превращаемся в изгоев

Как мы превращаемся в изгоев

Наши внешние партнеры откровенно раздражены, молчаливы и в сильном недоумении. Их раздражает в нас почти все. Прежде всего, наше феерическое фанфаронство — наговорим с три короба, пафосно водичку попьем на трибуне, наобещаем и звенящая пустота в итоге. И даже найти потом «ответственное лицо» у западников не получается — сегодня один наш обещает, завтра другой, послезавтра опять первый, но уже с иной версией событий и с другими просьбами.

Западники банально не понимают, как можно так нагло врать-обещать и потом вообще ничего не делать. Впрочем, проблема глубже — наши в свою очередь не понимают, почему западники раздражены? Ведь это же принято так – «говоришь одно, мило улыбаешься, отвечаешь на вопросы, а делаешь другое». В этом суть публичной политики по нашей версии.

Западников раздражает тотальная даже не коррупция в наших прериях, а открытое и демонстративное вымывание денег на серых схемах. Они уже точно знают, что ua-ребята заходят во власть не карьер ради и не чтобы «решать общественное», и даже не ради «брать взятки». Но просто пишут проекты-законы, чтобы получить бюджетное финансирование и тут же его умыкнуть. На 85-95%… Их поражает также стойкая конфликтность наших. По любому поводу. Неумение вести переговоры, нежелание учитывать чужие интересы, чрезмерный апломб — все это черты нашего коллективного портрета там. Особое впечатление производят марши негосударственных «милитариев» на столичных улицах. У тамошних политиков и обывателей после просмотра только один вопрос застывает – «а это вообще, из какого века?». Ну и не забудем также наших активистов, ставших министрами, но которые никогда ничем не управляли и вообще ни черта не знают об отрасли.

Подписывая бумаги, наши уже знают, что обманут. Хотят обмануть. И рассказать все иначе. Теперь это отлично знают и западники. Вчера смотрели на нас снисходительно – «детки резвятся». Сейчас — нас все чаще изолируют и зовут только на формальные встречи. Уровень провинции, которая врет и клянчит. Еще их бесит наш пафос. А потом наши неизменно делают «удивленные глаза» и скулят так – «а мы не поняли!». В особо тяжелых случаях топчики просто замолкают. Никак не комментят провтыки.

Однако в этом есть и вина партнеров. Почему они вдруг посчитали, что «команда-2014», состоявшая из «кухарок», будет эффективной и ей можно доверить операционное управление? А ведь было отличное решение — по типу судебной вертикали, которую на аутсорсе создают нынче британцы в Казахстане. Создать две дирекции. Финансовую и операционную. Операционная разрабатывает базовые модели реформ и логистику к ним — (сокращение регуляторки), фискальная, силовая, энергетическая. Финансовая дирекция управляет деньгами и платит напрямую. И деньги бы кредитные сохранились, и не было бы соблазна превратиться в банановую классику. Итог же всего этого западного раздражение очевиден — заморозка программ, формализация коммуникаций и ожидание очередной смены исполнителей.

Михаил Подоляк, политтехнолог

Оригинал

материалы рубрики
Главцарь перестал строить из себя девственницу Блоги
Главцарь перестал строить из себя девственницу
При чем здесь Россия Блоги
При чем здесь Россия
Как стать святым в Украине Блоги
Как стать святым в Украине