Эффект Земана, или Как Чехия «освобождается» от диктата ЕС и США

14:57 30 Марта 2016

Чехия встречает лидера КНР Си Цзиньпина. Председатель Си делает остановку по пути в Вашингтон на саммит по ядерной безопасности. Для него Чехия – одно из звеньев в работе с Европой. Для Чехии же, если слушать президента Милоша Земана, этот визит – триумф в битве за суверенитет, кукиш в адрес США и ЕС

«Прежде отношения Чехии и Китая были очень плохими из-за давления США и ЕС, — уверяет Земан. — Теперь мы снова независимая страна и сами определяем внешнюю политику». По конституции внешняя политика – не дело президента, поэтому многое из того, что говорит Земан, остается в области намерений, деклараций. Но тенденция удивляет: Земан всячески поносит Запад и делает реверансы Востоку – России и Китаю.

Читайте также
Правый марш

Не Земаном единым

Радио «Свобода» снимает фильм «Чешские друзья Кремля», где рассказывает о дружбе Земана со Зденеком Збытеком, полковником времен социалистической Чехословакии. Этот Збытек помогает Земану в трудный момент проигрыша президентских выборов в 2003-м и, возможно, вводит в круг кремлевского олигарха Якунина. С тех пор Земан завсегдатай Родосского форума, клуба друзей Якунина.

Тоска, добрый друг, бутылка коньяка – все это хорошо. Можно сказать, что Земана завербовали, и успокоиться: выберут чехи нового президента, и прощай, друг Путин. Но в друзьях Кремля ходит также удачливый соперник Земана в 2003-м — Вацлав Клаус, второй президент Чехии. В эссе «Давайте не допускать вульгаризации дискуссии об Украине» он, как прилежный ученик, пересказывает «Россию24». Приведу пару цитат: «Украина возникла не в результате усилий ее граждан, их борьбы <…> , а в результате обособления искусственного административного образования из советского государства. <…> Украине единство не удержать <…> провал Украины как государства». Все эссе выдержано в таком духе.

«Спустя десять лет после вступления в ЕС, — пишет The Economist в анализе кампании в Европарламент в 2014-м, — большинство чешских партий настроены антиевропейски». Разница между ними в степени вменяемости. Так называемые проевропейские социал-демократы премьера Соботки только против жесткой экономии, а почти фашисты Бартоша называют Брюссель «злокачественной сверхдержавой» и клянут евреев.

Каков итог? Два из трех президентов — друзья Путина, большинство партий настроены против Брюсселя. Этого довольно, чтобы сказать: в Чехии есть антиевропейская тенденция.

Корни славянофильства

«Олигарх угрожает подорвать демократические институты в самом сердце Европы» — заголовок статьи в Foreign Policy. Журнал хвалит Чехию за быстрый переход к демократии, к рынку, но беспокоится, как бы монополист на рынке удобрений пан Бабиш не подмял чешское государство под себя. Думаю, тут есть противоречие: успех трансформации исключает угрозу демократии со стороны «короля удобрений», иначе успеха трансформации нет – либо-либо. Кстати, само понятие «олигарх» опровергает успех трансформации: олигарх, как известно, явление постсоветское, из мира, застрявшего между кумовством и конкуренцией.

Читайте также
Хуизмиссисраша, или Привет из девяностых

Рассказ об олигархе Бабише, а ныне министре финансов вводит в мир схем приватизации по-украински, по-российски, одним словом, по-постсоветски. В 1993-м Бабиш, используя связи в государственной торговой компании Petrimen (где раньше занимал ответственный пост), получает контроль над Agrofert — компанией, производящей удобрения. В 2001-м, благодаря личным контактам с тогдашним премьером Земаном, покупает государственную Unipetrol, работающую в области химии. Потом перепродает эту компанию полякам. Польские органы находят в сделке коррупционную составляющую. Однако в Чехии дело замято. Все это о том, как новые «рыночные» структуры вырастают из «нерыночных», сохраняя на себе родимое пятно старого мира: на момент приватизации никакого частного капитала еще нет, единственный капитал — связи в госорганах. Впрочем, после приватизации связи в госорганах тоже капитал.

В Чехии проходит люстрация. Теперь, чтобы занять какой-либо пост во власти, нужно принести сертификат «пригодности» из соответствующего люстрационного органа. Между тем тень госбезопасности ЧССР (Чехословацкая социалистическая республика. — М. П.) по-прежнему нависает над страной. Имена бывших чекистов всплывают в уже упоминавшихся материалах Радио «Свобода» и Foreign Policy. Как пишет Foreign Policy, Бабиш берет на работу экс-чекистов, которые в том числе «профессионально» контролируют СМИ. Но это скользкая тема.

В России первоначальной клеточкой присвоения капитала стала связка демократ – КГБ — ОПГ. В какой мере это верно для Чехии, трудно сказать наверняка. Но есть отдельные элементы мозаики: демократ Земан, полковник Збытек.

Тенденции

Многие аналитики удивляются, как Чехия может дружить с Кремлем после 1968-го. А, позвольте, как Чехия может дружить с Германией, Британией, Францией после 1938-го, то есть Мюнхенского сговора, вообще с немцами после Австро-Венгрии. Дружбу народов в «лоскутной империи» ярко описывает Ярослав Гашек (автор «Похождений бравого солдата Швейка». — М.П.), по которому выходит, что чехи могут объединиться с немцами, но только затем, чтобы побить венгра. В той австрийской Чехии силен панславянский настрой, и бравый солдат Швейк, отправляясь на восточный фронт, драться с русскими не собирается. 1968-й, конечно, подливает ложку дегтя. Вацлав Клаус рассказывает об одном друге, который с тех пор не читает русскую литературу. Но панславянская тенденция, уходящая корнями в борьбу за независимость, в XIX век, отнюдь не изжита. Впрочем, все это лирика.

Структуры собственности, власти в Чехии ближе к России, Китаю – то есть к кумовству, а не прозрачности. Вот президента Земана и тянет то на парад в Москву, то на парад в Пекин. Это отнюдь не означает разрыва с ЕС. Ведь даже восточным партнерам Прага интересна как участник европейского клуба. Но Чехия, точнее, власть в Чехии не хочет дальнейшей интеграции в Союз, боится утратить «своеобразие». Еще раз процитирую Вацлава Клауса: «Политический мейнстрим, представленный брюссельской элитой, рассчитывает, что украинский кризис можно использовать для укрепления европейской централизации и унификации, объединения внешней политики, создания европейской армии». Критика централизации в ЕС содержит рациональное зерно, достаточно вспомнить британский Brexit. А в условиях Чехии в ней есть еще иррациональное зерно — желание сохранить непрозрачность своих институтов. Это желание трансформируется в дружбу с Востоком и в рассказы, предназначенные для народа, о том, что ЕС нужно дать бой.

14:57 30 Марта 2016

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости