Евгений Магда: Украина должна отказаться от статуса крупнейшей европейской проблемы (видео)

10:16 22 Декабря 2016

Политолог о компромате Онищенко, правах Порошенко, будущем Савченко и напрасных надеждах на Европу

Политический сезон в Украине завершается как никогда громко. Скандалы взрываются один за другим: бывший депутат Александр Онищенко обвиняет президента в коррупции, освобожденная из российской тюрьмы Надежда Савченко ведет переговоры с террористами, ЕС затягивает безвиз и размышляет над санкциями против России. Все это происходит на фоне неутихающих военных действий на Донбассе. В таких условиях Украина провожает 2016 год и не без страха ждет нового.

Гость Politeka политолог, директор Центра общественных отношений Евгений Магда рассказал об особенностях отечественных политических процессов.

Привычка ругать президента

Евгений Магда— Начнем с Александра Онищенко, который уже две недели является одним из главных авторов сенсационных заявлений для СМИ. Последняя о том, что он заплатил Давиду Жвании за депутатский мандат $6 млн. На ваш взгляд, как долго Онищенко будет атаковать президента и какова главная цель этих атак?

— Думаю, что Онищенко будет атаковать президента как минимум до тех пор, пока не будет судебного приговора по делам его махинаций. Насколько мне известно, ситуация вокруг Онищенко в значительной мере обусловлена ​​не только криминальным делом, но и тем фактом, что он ранее был спонсором партии «Батькивщина». Доказательством этого является делегирование им Игоря Шевченко на должность министра экологии и природных ресурсов в первом правительстве Арсения Яценюка.

Теперь мы видим, что Онищенко, который до этого был более известен как светский лев, выступает в роли оппозиционера. Его заявления не более убедительны, чем пленки майора Мельниченко. Однак,о очевидно, его действия должны быть более технологичными.

Вы рассказали о связи Онищенко с «Батькивщиной». Кто еще сейчас может присоединиться к атакам на президента?

— В Украине атаковать президента – это хороший тон. У нас президент при любой модели управления все равно остается центром политической жизни. Украинским парламентариям удобнее говорить, что их на Банковой нагнули, чем самим формировать повестку дня, двигаться вперед и принимать решения и договариваться между собой. Жить самостоятельной политической жизнью большинство из них не привыкли и не способны. Говорить, что Порошенко плохой могут и те, кто имеют депутатские мандаты, и те, кто не представлен в Верховной Раде. Досрочные парламентские выборы – это розовая мечта многих политических сил.

Досрочные выборы и коалиция

— Какова вероятность того, что досрочные парламентские выборы могут состояться?

— Чтобы они состоялись, нужно экстраординарное событие. Оно должна стать катализатором и заставить людей, находящихся внутри депутатского корпуса, принять соответствующее решение. Президент не может собственноручно назначить досрочные парламентские выборы без решения Верховной Рады. Центризбирком также не вправе этого сделать.

В настоящее время большинство депутатов не горят желанием пойти на выборы. Более того, они не пытаются изменить избирательный закон, хотя об этом было сказано много. Также парламентарии не заинтересованы в отмене депутатской неприкосновенности, поэтому голосование по этим вопросам является ситуативными.

Для меня моментом истины двух лет работы нынешнего состава парламента стало голосование за лишение неприкосновенности Игоря Мосийчука. Видео, которое тогда продемонстрировал генпрокурор Шокин, стало шоковым для многих парламентариев. Они поняли, что сегодня он, чтобы завтра это не был я. Это одна из главных мотиваций для депутатского корпуса не пойти на перевыборы.

— Сегодня мы видим, что по ряду социологических исследований, у таких партий, как «Батькивщина» и «Оппозиционный блок», довольно высокие рейтинги. Вероятен ли такой сценарий, по которому они договорятся между собой о блокировании работы Верховной Рады, чтобы заставить президента провести досрочные выборы?

— Напомню, что в случае длительного времени нефункционирования парламента, его роспуск – это право, а не обязанность президента. Он может прилагать соответствующие информационные усилия, чтобы показать, что законодательная власть вообще никому не нужна.

Читайте также
Алексей Арестович: Россияне хотят оставить Порошенко президентом и управлять им

Проблема сегодняшней парламентской и внепарламентской оппозиции заключается в том, что с одной стороны она достаточно широко раскинулась на политическом спектре, а с другой – в ней очень мало точек для консолидации.

Представим себе ситуацию, что 5% барьер преодолевают БПП, «Батькивщина», Оппозиционный блок, Радикальная партия, «Самопомич», «Движение новых сил» и «Свобода». Как из этого многообразия создать коалицию? А без нее парламент не сможет работать.

Желание пойти на досрочные парламентские выборы не является общей целью. Для «Самопомочи», например, этот вопрос не критичен. Мусорный скандал ударил по Андрею Садовому. После задержания начальника управления жилищного хозяйства Львовского городского совета и других факторов он заметно нервничает.

В то же время силы, заинтересованные в досрочных выборах, не имеют четкого ответа на вопрос «что дальше?» Я не представляю себе публичного альянса «Батькивщины» и Оппозиционного блока. Что они скажут своим избирателям? Что мы повторяем отношения Юлии Владимировны с Виктором Федоровичем в течение 2007-2008 годов? Общий язык между собой смогли бы найти «Самопомич» и «Движение новых сил», ведь у Садового и Саакашвили есть обоюдная симпатия. Также объединиться могли бы «Батькивщина» и Радикальная партия, которые имеют схожий электорат. Но Ляшко выступает против Тимошенко с таким энтузиазмом, что пока подобный альянс будет непонятен партийцам с обеих сторон.

Савченко – жертва технологий

— Какое политическое будущее может ожидать Надежду Савченко на фоне недавнего политического скандала? Сейчас она отказалась от «Батькивщины» и выглядит как «сбитый летчик».

— Я бы сказал, не «сбитый летчик», а «сбежавший штурман». По моим наблюдениям, она стала жертвой российских политических технологий. При этом я далек от мысли, что Надежда Викторовна подписывала какие-то обязательства. Мне кажется, что российские спецслужбы просчитали ее психологический портрет и начали из нее еще в заключении делать украинскую Жанну д’Арк. Они подталкивали Савченко соответствующими информационными сообщениями. В ее камере было телевидение, а в современном мире нет ничего сложного, чтобы делать выпуски новостей только для одного человека. Это реальный вариант.

Надежда Савченко прибыла в Украину на пике своей популярности. В июне к ней был уровень доверия 40%, что выше, чем у других украинских политиков. Уже в августе он снизился до 20%, сейчас он еще меньше. Потому призывы прислушаться к Донбассу и увидеть в сепаратистах людей не воспринимаются украинским обществом.

Украинцы уже третий год подряд находятся в состоянии шока и Савченко не предлагает им простых рецептов, которые позволяют все забыть. По своему историческому опыту, украинцы хорошо помнят, что с ними бывает, когда они прощают агрессорам подобные действия.

— Как может дальше развиваться так называемый «новый формат Савченко: Россия-Украина-сепаратисты»?

— Технологически это выгодный для России формат. В информационном пространстве создается параллельная реальность. Официальная трехсторонняя группа, где находится Украина, Россия, ОБСЕ, и неофициальная, где есть Савченко, Плотницкий с Захарченко и Россия. И дальше будут говорить, что именно в неофициальном трехстороннем формате можно решить нерешенные вопросы. Для создания этой картинки цинично подкладывается вопрос освобождения пленных. Савченко озвучивает те нарративы, которые существовали в российской медиа-среде уже давно.

— Для рядового гражданина этот формат якобы имеет успех. В Минске не смогли договориться об освобождении заложников, а Савченко заявляет, что договорилась. То есть этот формат может быть донесен до граждан. Насколько успешно кремлевские СМИ в Украине могут расшатать тему и сделать из нее «фишку»?

— Все зависит от того, насколько операция Кремля спланирована и просчитана. Представим себе, что сторона сепаратистов объявляет о передаче Украине 10-12 заложников, среди которых кто-то из киборгов. Это вызывает общественный резонанс и подталкивает общество к мысли о том, а что мы даем в ответ.

Не стоит недооценивать наших российских противников, которые достаточно мотивированы. Но они не понимают смысл украинского мышления. Российские идеи не работают в середине нашего государства, потому что Россия не может выйти за парадигму рассмотрения украинцев как этнических русских, которые ни о чем не думают, ходят в шароварах и поют печальные занудные песни. Эта логика российского восприятия украинцев заметна в действиях людей, которые стоят за Надеждой Савченко.

Надежды на вступление в закрытый клуб

— Какой сценарий готовит Москва для Украины в следующем году?

Читайте также
Андрей Еременко: Украинская власть устраняет протесты до их появления (видео)

— Я не верю в сценарий военного наступления, несмотря на то, что на границах сосредоточено действительно значительное количество военной техники. У Путина при всех его особенностях мышления, есть достаточно опыта пребывания на вершине власти. Forbes его признал самым влиятельным человеком 2016 года. Он осознает, что на Западе работают определенные процедуры. Новое наступление на Востоке Украины – это новый виток санкций против России. Их не хочет ни ЕС, ни США, но западная демократия не может отказаться от последовательности своих действий. Тот факт, что Россия заинтересована в ослаблении Украины, чтобы наше государство потеряло свою самостоятельность – это для меня является аксиомой, не требующей доказательств.

— Недавно вы написали, что отношения Украины с ЕС переживают момент истины. Насколько глубоко Европа разочаровалась в Украине? И есть ли вероятность того, что она может пожертвовать Украиной ради определенных договоренностей с Путиным?

— Я думаю, что Европа будет пытаться балансировать между Россией и Украиной. Например, у Европы есть интерес обеспечить себе достаточно газа на зиму. Поэтому Украину подталкивали к энергетическим переговорам с РФ, которые завершились ничем. Однако за все время конфликта Украина не нарушила своих обязательств транзитера, даже во время газовых войн 2006-2009 годов.

Совсем отказаться от Украины ЕС не может себе позволить. Потому что это демонстрация краха политики восточного партнерства. Другое дело, что Украина должна отказаться от статуса крупнейшей европейской проблемы. Мы не должны все время утверждать, что у нас все плохо. Никто не даст нам за это деньги. Украина сделает шаг вперед, если докажет, что она является пространством возможностей для ЕС, местом, где европейский капитал сможет получать прибыли больше, чем на территории ЕС. Без этого мы не докажем Европе свою значимость.

ЕС еще не переварил вступление Румынии, Болгарии и Хорватии. И после этого ожидать, что одну из крупнейших стран Европы со многими нереформированными сферами примут в ЕС политическим решением – это наивно. Это ошибка, которая была в 2005 году. Тогда мы считали, что нам должны расстелить оранжевый ковер, по которому мы парадным маршем вступим в ЕС. Украина должна понять, что она хочет вступить в закрытый клуб, где есть определенные сложные правила. Рекомендаций нескольких членов клуба недостаточно. Украина воспринимается в Европе со опасением. Это заметно и в обсуждении вопросов с предоставлением безвизового режима.

— Какие первые три шага должна сделать Украина в 2016 году, чтобы мы начали расти, а доверие к нам крепло во всем мире?

— Во-первых, это реальная деолигархизация и изменение правил игры, создание условий для малого и среднего бизнеса. Ведь только национальная буржуазия может обеспечить движение вперед не только экономическое, но и политическое.

Во-вторых, это осознание того, что гибридная война с Российской Федерацией продлится не один год и нам нужно к этому готовиться.

В-третьих, это осознание того, что в условиях, когда ЕС сам не знает своего будущего, связывать иллюзии с европейским выбором Украины вредно.

Дмитрий Костюк, Влад Руденко

Фото: robinzon.tv

10:16 22 Декабря 2016

Присоединяйтесь:

Последние новости

наверх