Выбор президента Трампа: между защитой демократии и замашками диктатора

Выбор президента Трампа: между защитой демократии и замашками диктатора

Основную часть своей прощальной речи в статусе действующего президента Барак Обама посвятил необходимости сохранения и совершенствования американской демократии, которая, по его мнению, является основанием исключительного места США в мире, а также залогом прогресса и процветания страны. Многие усмотрели в этом завуалированное послание его преемнику Дональду Трампу, чья приверженность демократическим ценностям вызывает все больше сомнений. А уже озвученные месседжи порождают все больше опасений в том, не попытается ли избранный президент выйти за пределы, отведенные ему правовым полем, негласным общественным договором и политическими традициями.

Несколькими неделями ранее Трамп пригрозил сократить Центральное разведывательное управление и «реформировать» (читай — выхолостить) аппарат Директора национальной разведки. Оба ведомства были виноваты лишь в том, что посмели вступить с 45-м президентом в полемику относительно факта вмешательства российских хакеров в американскую избирательную кампанию.

Будущий глава Пентагона, известный генерал Джеймс Мэттис, столкнулся с проблемой, пытаясь согласовать кандидатуры собственных заместителей. Во-первых, ближайшее окружение Дональда Трампа настаивает, чтобы политические фигуры внутри оборонного ведомства были переназначены моментально. Мэттис просил двухмесячный переходной период. Моментальная смена всей команды, по мнению генерала, несет в себе неоправданные риски в случае возникновения внештатных ситуаций. Во-вторых, переходная команда выступила против намерений «Бешеного пса» назначить в Пентагон республиканцев, не поддержавших Трампа во время внутрипартийных праймериз.

Уже сейчас вырисовывается конфигурация, при которой основные фигуры новой администрации — тот же Джеймс Мэттис, а также Директор национальной разведки Дэн Коатс, министр внутренней безопасности Джон Келли, глава ЦРУ Майк Помпео и даже госсекретарь Рекс Тиллерсон — могут быть отстранены от принятия ключевых решений. Трамп создал своеобразную «семью», ближайший круг, куда входят глава администрации избранного президента Райнс Прибус, его стратегический аналитик Стивен Бэннон, зять и по совместительству старший советник Джаред Кушнер, советник по нацбезопасности Майкл Флинн. Все прочие могут стать просто реализаторами политики, контуры которой будут разрабатываться вышеупомянутой «семьей».

После публикации CNN материалов о возможном наличии у Кремля компромата на новоизбранного президента, Дональд Трамп неоднократно заклеймил самый авторитетный новостийный телеканал планеты «каналом фейковых новостей». «Ваша организация ужасна», — безапелляционно заявил без пяти минут хозяин Белого дома, демонстративно отказав корреспонденту CNN в возможности задать вопрос. Американские журналисты в ответ уже пообещали стоять на страже свободы слова и выступать единым фронтом.

Люди, знакомые с политической системой Соединенных Штатов, скажут, что авторитаризм здесь невозможен в принципе. Что политическая культура настолько высока, а система сдержек и противовесов продумана так тщательно, что любые попытки узурпировать власть заранее обречены на провал. В общем, «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

Тем не менее Америка за свою чуть более чем двухсотлетнюю историю как минимум дважды сталкивалась с, мягко говоря, существенным отходом от принципов, заложенных еще отцами-основателями.

Улисс Грант и Радикальная реконструкция Юга

После гражданской войны Севера и Юга 1861-65 гг. на победившем Севере взяли верх радикальные настроения. Воспользовавшись этим, бывший командующий армии северян Улисс Грант, выигравший президентские выборы 1868 году, взял курс на силовое подавление штатов бывшего мятежного Юга. Так, на юг была введена армия и установлено военное правление. Конституции южных штатов были отменены, избранные органы власти распущены. Властные полномочия осуществляла оккупационная администрация, опирающаяся на местных шариковых и швондеров — негритянскую милицию, «Бюро освобожденных», низовые организации Республиканской партии и прочих профессиональных революционеров. Победители и их местные приспешники установили в собственной стране атмосферу насилия и террора.

Убийства, грабежи, самовольная экспроприация продолжались оба президентских срока Улисса Гранта. Лишь после победы на президентских выборах в 1876 году Резерфорда Хейса федеральные войска покинули территорию южных штатов, а Конституция и законы возобновили свое действие. Радикальная реконструкция юга без сомнения стала самым темным пятном в американской истории.

Франклин Д. Рузвельт и его «Новый курс»

1930-е годы стали периодом торжества тоталитарных и автократических режимов в подавляющем большинстве стран Европы, Азии и Латинской Америки. Не миновала эта судьба — хотя и в очень легкой форме — и Соединенные Штаты.

Придя к власти на волне Великой депрессии, 32-й президент США Франклин Делано Рузвельт создал National Recovery Administration (NRA) — Администрацию восстановления промышленности. Это был, грубо говоря, Госплан. NRA регулировала все: цены на товары и услуги, заработную плату, количество рабочих часов и долю на рынке. При этом делала она это на капиталистических предприятиях, и тех, кто отказывался следовать требованиям NRA, ждал разорительный штраф или тюрьма. Мало того, что такое регулирование было немножко незаконным, оно также консервировало кризисные явления в экономике.

В 1933 году была также учреждена администрация регулирования сельского хозяйства AAA. И если NRA была американским аналогом Госплана, то AAA была американским аналогом колхозов.

Отныне государство определяло закупочные цены то на то, то на другое. Фермерам платили деньги за то, чтобы те не засевали землю или уничтожали излишки скота и сельхозпродукции.

В 1935 г. был принят National Labor Relations Act, он же Акт Вагнера, предоставивший беспрецедентные права профсоюзам. Этот закон изъял трудовые споры из ведения судов и передал их новому госоргану — National Labor Relations Board. Результатом стала эпидемия забастовок, бойкотов, захватов заводов и безумные требования всевластных профсоюзов в разгар рецессии, — что отнюдь не способствовало ее прекращению.

Только Верховный суд, запретивший NRA в 1935 г. и AAA в 1936 г., предотвратил дальнейшее сползание американской экономики к фашизму и социализму.

Самым знаменитым, однако, из агентств, созданных Рузвельтом, было возглавляемое Гарри Гопкинсом Управление общественных работ США Work Projects Administration. Которое не только дало работу миллионам американцев, но и стало эффективнейшим инструментом электорального контроля. Функционеры WPA в открытую рассматривали себя как часть предвыборной машины Демократической партии. Давили на подчиненных, чтобы те отчисляли часть зарплаты в предвыборные фонды. Прямо требовали, чтобы те всеми силами поддерживали партию. Оппоненты Рузвельта же просто не получали федеральных денег и выбывали с электорального поля.

Кроме того, против недовольных широко использовались ФБР и налоговая. Например, газетный магнат и видный республиканец Мо Анненберг, беспощадно критикующий «Новый курс», отправился за решетку.

Результаты поражали. Так, в 1934 году демократы получили значительно больше мест на перевыборах в Конгресс. А в 1936 году, несмотря на продолжение экономического спада, Франклин Д. Рузвельт был переизбран с фантастическим результатом, набрав 99% голосов выборщиков.

Используя силовые структуры, лояльную прессу и Work Projects Administration как инструмент подкупа нищего электората, Рузвельт смог полностью монополизировать власть. Вопреки американской политической традиции, он не ограничился двумя президентскими сроками, баллотируясь четыре раза подряд. И умер на посту президента, что более свойственно африканскому диктатору, чем лидеру величайшей демократии планеты.

Каковы перспективы Трампа?

Тем не менее существует важнейшее отличие между Дональдом Трампом и президентами вроде Улисса Гранта и Франклина Рузвельта.

Последние пришли к власти в непростые времена и имели колоссальную популярность в народе. Которая и позволила им ломать через колено Конгресс, судебную систему и СМИ, игнорировать законы, вольно трактовать Конституцию, плевать на политическую традицию и полностью переформатировать политико-правовое поле под себя. Кроме того, Рузвельт и Грант в полной мере были «политическими животными», зацикленными на построении системы личной власти и реализации собственной политики. Ни первого, ни второго нисколько не интересовало личное обогащение; ни Грант, ни Рузвельт за время своей каденции не стали богаче ни на копейку.

Трамп же вступает в должность как самый непопулярный президент за всю новейшую историю США: его нынешний рейтинг едва дотягивает до 40%, а на самих выборах он собрал на 3 миллиона голосов меньше, чем его соперница. Избранный президент уже умудрился испортить отношения со всеми: оппозицией, значительной частью собственной партии, средствами массовой информации, разведсообществом. Его регулярно высмеивает суперпопулярное Saturday Night Show, а сам president-elect после каждого выпуска шоу устраивает комикам настоящий разнос в своем Twitter. Феноменальная бизнес-жилка Трампа уже вылилась в банальную продажу пригласительных на инаугурацию; хотелось бы верить, что следующим шагом 45-го президента не станет сдача Белого дома в аренду.

Так что на сей раз риски для американской демократии минимальны. У человека, объединившего против себя всех, ставшего посмешищем для значительной части общества и источником непомерного раздражения для другой, шансов сломать отточенную веками систему практически нет.

Максим Викулов

Фото: ЕРА

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов