Центральная Азия: между Россией и Китаем

12:00 29 Августа 2015

Средняя Азия в руках России и Китая

Центральная Азия вступает в кризис. Зримый симптом – девальвация нацвалют. 20 августа обвал тенге пережил Казахстан. На очереди Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан. Есть ли у Центральной Азии необходимый запас прочности? Речь идет даже не об экономических резервах, а о модели развития в условиях, когда Россия стала балластом, а торговля с Китаем больше не прокормит. Без модели развития экономики и при ведении политики авторитаризма риски кризиса возрастают. Присутствие на юге «Исламского государства» делает картину еще более пугающей. Politeka проанализировала перспективы Центральной Азии и способы выхода из кризиса

Кто в доме хозяин

Центральная Азия зажата между Россией и Китаем, бывшей империей и будущей.

Читайте также
Неспелые плоды саммитов ШОС и БРИКС в Уфе

Россия объединяет «республики» в разные союзы с успехом 3 к 2. Активно участвуют или имитируют участие Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан. Заявляют нейтралитет Туркменистан, Узбекистан. До недавнего времени интеграция была мерой открытости государств – конечно, в пределах возможного. Недаром наиболее одиозные режимы, как режим Туркменбаши, избегали сотрудничества. К слову, в начале 2000-х беглецы из Туркменистана еще находили убежище в России. Теперь многое изменилось: Россия больше не связывает Азию с Европой.

В рейтинге свободы прессы Freedom House Кыргызстан обогнал Россию: 149 vs. 181. Но, вероятно, ненадолго. Кыргызстан работает над ошибками. В июне 2015 года парламент страны принял закон об «иностранных агентах», согласно которому финансирование из-за рубежа превращает неправительственную организацию, как правило, правозащитную, в «иностранного агента» — читай предателя. Тем самым Кыргызстан скопировал Россию, где такой закон уже действует.

Китай привлекает Центральную Азию как рынок сбыта нефти и газа как шанс уйти от России. Нефтепроводы Казахстана традиционно связаны с Россией: конечный пункт – Самара. Но с 2006 года страна нашла свой путь, начав поставки нефти в Китай по новому маршруту. В 2007 году к нефтепроводу Казахстан — Китай присоединился Туркменистан.

Но Китай теряет темп. Это влечет падение нефтегазовых доходов в регионе, заставляет искать новые варианты. Один из них — развитие китайских провинций на западе. Такой резервный источник роста даст стимул всей Центральной Азии. К сожалению, перспективы этого туманны. Корреспондент The Diplomat посетил приграничные районы Кыргызстана и Китая и нашел там скорее сонное царство. Другой вариант: максимальная диверсификация рынков. Туркменистан продвигает рисковый проект – трубопровод Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия. Его инициатива уже встретила поддержку в Афганистане и Пакистане. Но в реализацию что-то не верится.

Друзья по трубе

В основе любой интеграции лежит разделение труда. Схожесть государств Центральной Азии делает их неинтересными друг для друга. Уровень дезинтеграции впечатляет: между Кыргызстаном и Туркменистаном нет дипотношений. Правда, в начале этого августа президент Туркменистана посетил Кыргызстан: подписаны договоры, заявлено о намерении обменяться посольствами. Но целью визита было не столько поддержание отношений, сколько труба: Туркменистан хочет протянуть через территорию Кыргызстана газопровод в Китай.

Читайте также
Почему Назарбаев нужен Казахстану

Евразийский экономический союз объединит в регионе Казахстан и Кыргызстан, откроет свободное движение товаров, капитала, труда. Но радости у «друзей» нет. Казахстан принимает Кыргызстан скрепя сердце, считая его экспортером нестабильности. Кыргызский город Ош – перевалочный пункт для наркотиков из Афганистана. Правда, у Казахстана и Кыргызстана есть общая тревога – Таджикистан: обе страны опасаются притока таджикских мигрантов, среди которых могут быть радикальные исламисты. Получается, что Центральная Азия боится открытых границ, а «союз» принят ею под давлением России и, вероятно, будет спущен на тормозах.

Стабильность – мать анархии

В Центральной Азии смена власти состоялась лишь в Туркменистане и Кыргызстане. Туркменистан по естественным причинам потерял Туркменбаши и получил в результате консенсуса элит Гурбангулы Бердымухамедова. В Кыргызстане все было гораздо динамичнее: президенты бежали в 2005 и 2010 годах от гнева народа. Вот такие альтернативы. Понятно, власть надеется на первое. Но получить может второе.

Дело в том, что в Центральной Азии нет социальных лифтов. Порой доходит до абсурда: в Туркменистане граждане страны (не иностранцы!) должны получать визу для въезда в столицу. Бедность и бесправие народа могут использовать местные элиты для борьбы с центром. По оценкам The Diplomat, уже есть точки напряжения: Караганда (Казахстан), Самарканд (Узбекистан), Ош (Кыргызстан). К слову, этот сценарий в Центральной Азии хорошо известен: гражданская война в Таджикистане в начале 1990-х, столкновения в Кыргызстане. И всегда итог нулевой: жизнь остается прежней, миг анархии сменяет новый авторитаризм.

Читайте также
Исламский мир: от цивилизации к варварству

Из неизвестного – «Исламское государство»: граждане, устав от своих властей, отправляются в Сирию. Точных данных о числе уехавших нет. Оценки МВД Таджикистана более чем скромны: 519 человек. Но Узбекистан и Таджикистан уже принимают превентивные меры, ставят блок на возвращение. Недавно в обеих странах изменили законы о гражданстве. Теперь у властей есть право лишать гражданства. Основания включают: «вред интересам страны», «преступления против мира и безопасности», «участие в террористических организациях за рубежом».

Кроме того, Узбекистан борется с питательной средой исламизма. Правда, не с бесправием, а образом жизни: запрещает бороды, некоторые виды одежды, обязывает рестораны продавать алкоголь. Еще больше усиливает контроль над обществом. Не исключено, что эффект будет обратным. В стране, где нет легальных способов выражения мнения (в рейтинге свободы прессы Freedom House Узбекистан занимает предпоследнее 198-е место), радикальный исламизм может стать отдушиной.

Выводы

Центральная Азия в значительной степени живет в своем мире, где народ и власть находятся в двух разных плоскостях. Государство подписывает договоры с Россией, торгует с Китаем, маневрирует, выгадывает. Главное — сохраняет стабильность. Только стабильность мертвящая, не основанная на сотрудничестве с гражданами. Не пойдут ли граждане за первым, кто обратится к ним – в реалиях региона за исламистами. Вот первая, нерадостная, альтернатива. Но и вторая не лучше – сохранение статус-кво. Так что из двух альтернатив «обе хуже».

12:00 29 Августа 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости