Зачем Путин рвется в Сирию

12:04 14 Сентября 2015
Путин Сирия

Уже некоторое время в России и в западных столицах обсуждают массированное появление российских военнослужащих в Сирии. Сначала в Москве решили уходить в привычный отказ, но тут сами военные в социальных сетях раскрыли свое местонахождение фотографиями сирийских ландшафтов

После довольно резкого разговора государственного секретаря США Джона Керри с российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве стали бить отбой. Оказывается, что это не войска, а всего лишь военные специалисты, которые, во-первых, находятся в Сирии довольно давно и, во-вторых, помогают сирийцам осваивать сложную военную технику, поступающую из России.

О величине потока техники говорит тот факт, что морских поставок кораблями Черноморского флота оказывается недостаточно и необходим воздушный мост. С этим проблемы, так как Украина и Болгария закрыли для так называемых гуманитарных поставок свои воздушные пространства, и мост пришлось прокладывать через Иран.

Читайте также
«Дебилы, б**»: как Россия теряет остатки влияния на Ближнем Востоке

На первый взгляд вмешательство России в сирийский конфликт — другими словами, открытие второго фронта в условиях дипломатической изоляции, сложного экономического и финансового положения — выглядит чистейшей воды авантюрой.

Очевидно, что с «Исламским государством» (ИГ) кавалерийским наскоком не покончить. Тем не менее вмешательство все же происходит. Значит, есть настолько веские причины, что в Москве при всем осознании возможных и часто очевидных рисков решили пойти на такой шаг.

Во-первых, об этом написал Евгений Киселев в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы». «Авторитарный режим, сталкивающийся с внутренними проблемами, стремится компенсировать их на внешнеполитическом направлении — это давно известная в истории закономерность. Но в истории России эти маленькие и большие победоносные по замыслу войны с удивительным постоянством превращаются в совершенно не победоносные, а если называть вещи своими именами — во внешнеполитические катастрофы. Начиная с русско-японской войны прошлого века или даже Крымской войны века позапрошлого. 36 лет назад увязли в Афганистане. В прошлом году увязли в Донбассе — теперь увязнем в Сирии?» — размышляет журналист.

После украинского фиаско вряд ли у Кремля есть иллюзии в отношении ИГ и сирийского конфликта в частности. Тем не менее имперский комплекс остается главным в мышлении значительной части российской элиты. Проявляется он не только в желании воссоздать империю в том или ином виде на постсоветском пространстве, но и в неудержимой тяге к теплым морям и океанам. Захватить Проливы уже не получится, поэтому остается неистребимое желание твердой ногой стать на восточном берегу Средиземного моря.

Из-за имперского комплекса российская элита очень страдает, что Москва фактически выброшена из ближневосточного процесса и потеряла там какое-либо влияние. Теперь совершенно необоснованно в Белокаменной считают, что появилась возможность восстановить былое. Пусть в ограниченном объеме, но все-таки. Это чисто психологический момент, но он в российских условиях способен противостоять встречным объективным факторам.

Читайте также
Нефтяной кризис: цены, технологии и политика

Во-вторых. Продолжающееся падение цен на энергоресурсы оказалось крайне неприятным сюрпризом для начальника государства российского. Даже не само падение, а затяжной его характер. Надежды пересидеть в сторонке, воспользоваться запасами и дождаться светлых деньков не оправдываются.

Американцы в очередной раз совершили прорыв в технологии добычи сланцевого газа. В результате существенно сокращаются затраты на добычу, увеличивается выемка газа, уменьшается необходимость в частом бурении новых скважин. Американская компания Cheniere Energy планирует начать поставлять сжиженный газ на экспорт до конца этого года. И направится этот газ в Европу, составляя конкуренцию российскому.

С некоторыми изменениями эта технология пригодна и для добычи нефти из песков и битумов. Отсюда следует, что надежды на большую себестоимость добычи нефти в США относительно, например, Ближнего Востока или России не оправдываются. Соответственно нет причин ожидать повышения цены на нефть и газ в ближайшем будущем.

Еще одна неприятная новость для Москвы пришла из Рима. Итальянская компания Eni объявила об обнаружении самого крупного газового месторождения Zohr в Средиземном море у побережья Египта. Его потенциал может составить до 850 млрд куб. м газа. Добавим к этому залежи в Левантийской впадине у берегов Кипра и Израиля, которые уже активно разрабатываются. Эти две страны уже прекратили импорт газа и начинают подготовку к его экспорту, в первую очередь в южную Европу.

Попытки «Газпрома» вклиниться в добычу газа в восточной части Средиземного моря успехом не увенчались. Сирия вполне может рассчитывать на газ в своем шельфе, и закрепление России в этой стране очень поможет продвижению в данном вопросе российского монополиста. Ведь то, что хорошо для «Газпрома», хорошо и для страны. Пусть не всей, но для конкретных людей точно.

Читайте также
Центральная Азия: между Россией и Китаем

В-третьих. В какой-то момент в Москве вдруг осознали все опасности, которые вытекают из укрепления ИГ и расширения контролируемой им территории. В первую очередь это касается Северного Кавказа и Центральной Азии. Причем в последнем случае ситуация очень сложная, о чем говорят последние события в Таджикистане. В Узбекистане у лидера Ислама Каримова нет очевидного наследника, и положение в стране становится все более напряженным. Выход ИГ в Центральную Азию грозит продолжением этой цепи в мусульманской части Поволжья и на Северном Кавказе. И тогда никакой Кадыров не сможет удержать ситуацию там под контролем.

Понятно, что в таких условиях Москва пытается удержать ИГ подальше от своих границ и зоны влияния. В Первопрестольной решили, что закрепление в Сирии поможет решить эту проблему. Есть основания ставить это под сомнение, но в том, что этот фактор действует, как раз сомневаться не приходится.

В-четвертых. Дипломатическая и финансовая изоляция, существенное ухудшение экономического положения России заставляет московских власть имущих судорожно искать выход из создавшегося положения с сохранением в их понимании лица. Все предыдущие попытки успехом не увенчались, и теперь потребовался неординарный ход. По мысли кремлевских стратегов, чтобы сняли санкции, нужно стать полезными Западу и таким образом помощь против ИГ обменять на Донбасс. Заодно снять с повестки дня проблему Крыма. По таким представлениям лучшим вариантом является сотрудничество в Сирии. Ведь договорились в свое время по тамошнему химическому оружию, почему бы не использовать этот опыт в больших масштабах.

Все было бы ничего, но Запад протянутую руку не принял, наоборот, стал еще более подозрительным. Никак в Кремле не хотят понять, что Россия Путина с ВВП меньше, чем у штата Калифорния, для Вашингтона и Брюсселя не может быть равным партнером. И заключать с ней даже ситуативные союзы не собираются. Воевать с Россией никто не будет, но и что-то на что-то обменивать тоже никто не собирается. К тому же визит Путина в Китай показал весьма наглядно, что Поднебесная подставлять плечо и не думает.

Читайте также
Карта мира по размеру рыночной капитализации (инфографика)

Втягивание России в сирийский конфликт, несомненно, отразится на Донбассе. Второй фронт потребует значительных средств, и это неизбежно скажется на поддержке «ДНР/ЛНР». Начинается маневрирование, и уже можно разглядеть некоторые признаки постепенного отступления России. Процесс это долгий, с попытками локальных наступлений сепаратистов и российских войск, но все идет к этому.

Киев должен воспользоваться таким положением и не идти на стратегические компромиссы. Сначала контроль на границе, украинский флаг на Донбассе, выборы по украинским законам под наблюдением ОБСЕ, потом все остальные разговоры. Время работает на Украину, но впереди очень сложная работа.

12:04 14 Сентября 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости