«У Китая нет идей, видения, системы ценностей, способных обеспечить мировое лидерство»

12:07 16 Сентября 2015

sushko_kitay_ssha

3 сентября у берегов Аляски появилось несколько кораблей китайских ВМС, что вновь вызвало разговоры о реальности Третьей мировой войны, главными участниками которой станут Китай и США. Пекин говорит о мирном развитии, но делает ставку на экономическую экспансию, развитие армии и провокации. О вероятности новой большой войны и экономических механизмах сдерживания одного из главных нарушителей мирового спокойствия Politeka поговорила с научным директором Института евроатлантического сотрудничества Александром Сушко

Politeka: В начале сентября у берегов Аляски появилось пять китайских военных кораблей. В это время на территории штата пребывал Барак Обама. Что Пекин хотел сказать этой провокацией?

А Сушко: Китай сигнализирует, что не только Россия может демонстрировать мускулы таким образом. Для Китая важно, чтобы РФ взяла на себя весь негатив от односторонних действий в нарушение международного права, однако уже не готов ограничиваться тихими интригами.

Politeka: Какую реакцию США считаете разумной в такой ситуации?

А Сушко: Зафиксировать факт, ответить ассиметрично. Военный ответ возможен только при заходе в территориальные воды.

Politeka: В те же дни в Китае прошел военный парад в честь 70-летия окончания Второй мировой войны. Как это сочетается с более чем скромным вкладом китайских коммунистов в победу над Японией?

А Сушко: Это серьезное заявление. Здесь и попытка оспорить российскую монополию на «великую победу». И претензия на роль «миролюбивой великой державы». Китай уже не устраивает, что не его армия «взяла Берлин» – это не соответствует текущему уровню притязаний на «священный Грааль», коим у коммунистических и некоторых посткоммунистических режимов выступает завершение Второй мировой войны.

Politeka: Сейчас Вашингтон готовит пакет санкций в отношении Пекина. Как наказание за хакерские атаки и коммерческий шпионаж. Каких последствий от этого вы ожидаете? Станет ли это настоящим инструментом борьбы против Китая?

А Сушко: Киберпреступность – это глобальная угроза, не стесненная рамками одного государства. Необходимо разрабатывать практические инструменты борьбы с ней. Можно начинать с Китая в качестве предупреждения. Последствия: более тщательная маскировка участия государств в кибервойнах. Переход хакерских атак в разряд одного лишь из инструментов современных «гибридных войн» уже начался.

Politeka: США имеют нескольких союзников в тихоокеанских водах Азии, таких как Филиппины и другие страны АСЕАН, и пока под видом их защиты пытается не допустить полного контроля Китаем Южно-Китайского моря. Допускаете ли вы, что конфликт вокруг спорных островов Спратли станет поводом для реального военного столкновения?

А Сушко: Допускаю ограниченное военное столкновение и/или дипломатическое противостояние. Одно не исключает другое. Тем не менее здесь речь идет об ограниченном потенциале эскалации – конфликт формально пока не выйдет за границы Юго-Восточной Азии.

Politeka: С одной стороны, мы знаем, что власти Китая прагматичны. Но с другой, в последнее время наблюдаем частые провокации со стороны Пекина и решительную деятельность на наращивание влияния КНР во всей Азии и не только. Это дает повод СМИ часто писать о грядущей мировой войне. Как вы считаете, для этого есть предпосылки?

А Сушко: О грядущей мировой войне говорят всегда, с той или иной интенсивностью, с момента окончания предыдущей мировой войны в 1945 г. Очевидно, что общепринятых правил становится меньше, склонность к конфронтационным действиям нарастает, а значит, угрозы увеличиваются. Но до пиковых ситуаций еще не дошло.

Politeka: Россия – мнимый или настоящий союзник Китая в таком противостоянии?

А Сушко: Россия хочет стать союзником, но может стать де-факто лишь сателлитом Китая, для союзничества субъекты явно неравнозначны. Тем более, как уже было сказано, России неприятен китайский ревизионизм итогов Второй мировой, где РФ отводится если не второе, то уже и не первое место.

Politeka: Сейчас Китай пребывает в плачевном экономическом положении – ожидаемо лопнул мыльный пузырь на финансовом рынке страны. Тем не менее Пекин продолжает продвигать грандиозные инвестиционные проекты во многих странах континента. Хватит ли сил?

А Сушко: Динамика ВВП Китая заставит пересмотреть многие проекты. Вряд ли откажутся от уже осуществляемых, но будут осторожнее с новыми. В первую очередь это касается даже не международных, а внутренних инвестиционных проектов. Известно, что в Китае построены целые города, готовые разместить сотни тысяч людей, но они стоят пустыми – расчет на новую волну гиперурбанизации – массового перетока аграрного населения в города – уже не оправдался.

Politeka: Кроме того, пока у Запада есть сильный инструмент сдерживания финансового роста соперника – МФВ, где большинством голосов США и ЕС легко могут не допустить включение юаня в список резервных валют. То есть Китай так и не сможет зарабатывать на экспорте валюты. Поэтому Пекин (вместе с Россией) активизировал свою работу на создание собственных институтов (Банк развития БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций). Значит ли это, что мир делится на два лагеря?

А Сушко: Очень хотелось бы Москве, но сомнительно – члены БРИКС не настроены на участие в настоящем противостоянии, как во времена холодной войны. Регионализация, в свою очередь, в том числе создание региональных финансовых институций, не означает противостояния. Тем более если речь идет о местных инфраструктурных инвестициях.

Politeka: Не преувеличена ли и сила США в этом противостоянии? Ведь экономические связи американских корпораций с Китаем по-прежнему очень крепки, а страны ЕС совсем не против китайских инвестиций.

А Сушко: США не стремятся к противостоянию с коллективными субъектами, субъектность которых пока не доказана. Единственная сила, которая стремится двигать БРИКС как орудие глобального противостояния – это Россия. Экономическая взаимозависимость – серьезный фактор, который сдерживает конфронтационные тенденции. Но в мире уже есть два примера, когда никакие экономические соображения не сдерживают политический фундаментализм и экстремизм – это «Исламское государство» и вообще политический ислам, которому безразлична политическая цена своего джихада, а также Россия, которой безразлична экономическая цена собственного имперского безумия. Китай и США пока не проявили, к счастью, склонности к подобному безумию.

Politeka: Какой из двух сценариев, на ваш взгляд, более вероятен? Первый – Китай совсем скоро решит свои финансовые проблемы, и это не станет помехой для претензий на статус мирового лидера. Второй – КНР опять в ближайшее время откатится обратно к своему же статусу 10-15-летней давности, когда страну считали спящим гигантом.

А Сушко: Посередине. Мировое лидерство для Китая – это вопрос 15-20-летней перспективы при благоприятных обстоятельствах. А до этого еще многое может измениться. На сегодня у Китая нет идей, видения, системы ценностей, способных обеспечить мировое лидерство. Идея «многополярного мира» иллюзорна и лицемерна, поскольку ее апологеты предлагают на практике даже еще более жесткую однополярность, но в пределах замкнутых регионов – сфер влияния (как Россия в «постсоветском пространстве»). А других идей нет. Экономическая динамика здесь недостаточна в любом случае. Китай уже не будет спящим гигантом, но и оптимистические ожидания от линейного роста экономики оказались явно завышенными. Возможно замедление экономического роста Китая до 2-3%, и тогда может иметь место эффект домино – обвал китайской экономики, поскольку все процессы, в том числе очень дорогие инфраструктурные проекты, спланированы под быстрый экономический рост.

Politeka: В конце месяца состоятся переговоры Барака Обамы и Си Цзиньпина. Чего вы от них ожидаете?

А Сушко: Ничего прорывного. Когда речь идет о встречах в рамках Генассамблеи ООН, на них, как правило, только в точечном, часто церемониальном режиме затрагиваются главные темы, и главы государств могут дать указание должностным лицам разрабатывать определенные направления.

12:07 16 Сентября 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости