В России отложили арест имущества оппозиционера Навального

В России отложили арест имущества оппозиционера Навального

Судебные приставы передумали из-за занятости другими делами

Российские судебные исполнители отложили арест имущества оппозиционного политика Алексея Навального. Об этом сообщил его адвокат Вадим Кобзев в Twitter.

В управлении Федеральной службы судебных приставов заявили, что Навальному был ограничен выезд из России за неуплату долга в размере более 4,5 млн рублей, назначенного оппозиционеру и его брату Олегу Навальному по искам «Ив Роше» в пользу ООО «Многопрофильная процессинговая компания».

Но поскольку задолженность не была погашена в полном объеме в установленный пятидневный срок, судебные приставы предупредили Навального об аресте имущества. Помимо этого, было вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 7% от суммы долга.

Как известно, Алексей и Олег Навальные были признаны виновными в хищении более 31 млн руб. у компаний «Ив Роше Восток» и «Многопрофильной процессинговой компании» в декабре прошлого года. Алексея приговорили к 3,5 года лишения свободы условно, а его младшего брата Олега — к 3,5 годам колонии общего режима. Также суд назначил выплату около 4,5 млн руб. в пользу компании МПК.

По словам адвоката, Алексей Навальный уже выплатил 3 млн руб. и попросил у суда рассрочку для выплаты оставшейся суммы.

Вчера стало известно, что в связи с задолженностью Алексею Навальному запретили покидать территорию страны. Стоит отметить, что оппозиционер и так никак не мог выехать из России, поскольку Федеральная миграционная служба не выдает ему заграничный паспорт.

материалы рубрики
Экс-президент сделал скандальное заявление о Донбассе: «другая страна» Политика
Экс-президент сделал скандальное заявление о Донбассе: «другая страна»
Следы крушения НЛО нашли в Антарктиде: «был взрыв» В мире
Следы крушения НЛО нашли в Антарктиде: «был взрыв»
Знаменитая любительница Путина взвыла от безнадеги: «Все развалилось» В мире
Знаменитая любительница Путина взвыла от безнадеги: «Все развалилось»