«Я с президентом Порошенко общаюсь через СМИ»

14:30 30 Октября 2015

Во второй части интервью с первым президентом Украины Леонидом Кравчуком Politeka поговорила о том, как Петру Порошенко следует действовать на Донбассе, а также о недостатках кадровой и коммуникационной политики главы государства

Politeka: Еще одна претензия в адрес Порошенко – его нерешительность по отношению к России, несмотря на воинственную риторику, позирование с пулеметами и т. д. Например, одним из вариантов давления на Россию, идея которого сейчас буквально витает в воздухе, могло бы быть обострение ситуации на Донбассе сейчас, когда Кремль застрял в Сирии. Однако у президента отбрасывают какие-либо предложения перехватить инициативу. Как вы считаете, стоит ли Украине сейчас быть на Донбассе более активной, навязывать противнику свой сценарий? Например, захватывать села и районные центры, которые находятся в т. н. серой зоне и не контролируются боевиками. Или же, по вашему мнению, Порошенко делает все правильно?

Читайте также
«Документы, подписанные Украиной в Минске, – это петля на шее»

Леонид Кравчук: Я думаю, тут следует проявлять осторожность по отношению к проведению конкретных действий на Донбассе. Захватывать силой сейчас мы ничего не можем, и не нужно этого делать. Потому что это может стать началом крупномасштабного конфликта. Но одну неопровержимую вещь у нас никто не может забрать, а именно: наше право давать отпор всем, кто лезет на нашу землю. Есть линия разграничения? Есть! Она определена? Возможно, не очень точно, но линия разграничения у нас определена. Если боевики, или Россия, или кто бы ни был, переходят эту красную линию – мы не должны закрывать на это глаза и говорить: «Не стреляйте, потому что мы выполняем минские соглашения». Где в истории запрещено народу, власти оборонять, защищать свою землю? И вот эта, я бы сказал, «философия»: «Мы выполняем минские соглашения, а больше никто не выполняет», – я привел пример Будапештского меморандума. Выполняют страны-подписанты сейчас Будапештский меморандум? Нет. Могу также привести многочисленные примеры решений ОБСЕ, которые не выполняются. И никто не ставит вопрос: выполняйте, иначе у вас будут неприятности. Таким образом, минские соглашения не выполняет Россия, не выполняют боевики. И мы имеем все основания и полное законодательное право как украинское, так и международное, в том числе моральное право, давать полный отпор врагам, которые посягают на целостность нашей страны всеми возможными способами.

И это наше право, которое никто и никогда не может у нас, украинского народа, забрать. Я веду к тому, что здесь как раз и должна быть проявлена воля и президента, и нынешней украинской власти в целом.

А вот что касается вашего вопроса захватывать села и районные центры, которые находятся в «серой зоне», я думаю, что его следует рассмотреть шире. Сейчас спешить не следует, так как ранее мы уже имели возможность и Луганск держать под контролем, когда мы уже почти к границе подошли, а потом Россия ввела регулярные войска. Поэтому следует всегда помнить, что Россия может в случае необходимости ввести большие силы и может быть большое кровопролитие. Оно и так немалое, но может быть значительно больше.

Только не нужно украинцев воспитывать в духе пацифизма, когда враг идет на тебя, а ты не стреляй. Вот здесь я категорически против. Я говорил всем об этом открыто и сейчас вам говорю. Касательно вопроса расширения нашего плацдарма, пока этого делать не следует, давайте подождем. Есть ведь другой способ. Следует также признать, что минские соглашения какой-то свой функционал выполнили, например, мы достигли перемирия – и это очевидный факт, хотя это не мир, но следует также отметить, что есть определенные сделанные шаги в вопросе обмена пленными. Хотя этот вопрос сейчас усложнился, боевики это связывают с амнистией. То есть трактуется это ими так: если есть амнистия – происходит обмен пленными, нет амнистии – нет и обмена пленными.

Путин продиктовал нам свои условия: изменить Конституцию, особенный статус предоставить территориям, провести амнистию, освободить всех от ответственности. Получается, нам навязывают свой сценарий и свою политику. Конечно, если бы мы одни могли противостоять агрессору без помощи США, ЕС, то мы бы делали все, что в наших силах. Но сегодня мы должны согласовывать свои действия со странами, которые нам помогают.

Читайте также
Война на Донбассе закончилась, война за Украину продолжается

Я рекомендую нынешней власти сесть за стол переговоров, где Украина должна занять более активную позицию. Вот, к примеру, недавняя парижская встреча. Какие документы приняты? Никаких документов не принято! Что я лично узнаю о достижениях данной встречи? Вроде договорились с Путиным, что теперь представители ОБСЕ будут иметь доступ на всю территорию, неподконтрольную Украине, в т. н. ДНР/ЛНР. Вот это я считаю значительным достижением. Но ведь согласитесь, это же договоренность с Путиным, а не с боевиками. А как поведут себя боевики? Никто не знает. И потом у Путина будут отмазки, почему договор не выполняется. Скажет, это дело Украины, так как именно на ее территории происходит гражданская война. Якобы в Украине российских войск нет. Путин нашел для себя удобную позицию, согласно которой Россия к украинской войне непричастна.

В то же время есть такие механизмы, благодаря которым люди могут сделать все, что они захотят. Нужно лишь настойчивость и время. К примеру, все видят, все знают, кто сбил пассажирский Boeing 777 возле Тореза 17 июля 2014 года. Видите, хотели создать международный трибунал, а Россия заблокировала в Союзе Безопасности. Поэтому и результаты расследования начали оглашать через 14 месяцев. Все же знают, что необходимо очень щепетильно продумать каждый шаг для того, чтобы у России не было никаких шансов отвертеться. Я думаю, что этот вопрос очень тщательно и очень глубоко изучается, хотя внешне мы не видим этого. Просто нужно, чтобы суд в итоге имел такие документы, которые неопровержимы.

Politeka: Хорошо, как работать с оккупированной территорией понятно, а что вы посоветуете делать с «приграничной» территорией, где на местных выборах победили бывшие регионалы?

Леонид Кравчук: Касательно выборов 25 октября. В некоторых восточных и южных областях Украины победила оппозиция. Что делать? Признать эти выборы недействительными? А вот и нельзя. Выборы прошли демократично, люди пришли и проголосовали. Значит, уже сейчас необходимо создать рабочую группу, которая разработала бы политику центральных органов власти, позицию президента и Верховной Рады относительно тех регионов, где в местных органах одержала победу оппозиция. То есть заранее должен быть подготовлен сценарий, как мы будем вести политику в тех регионах, в которых победила оппозиция.

Politeka: Леонид Макарович, вы это рекомендовали действующему президенту Украины?

Леонид Кравчук: Петру Порошенко я не могу ничего рекомендовать по причине того, что не могу с ним встретиться. Я уже семь месяцев пытаюсь договориться о встрече. Передавал свои рекомендации по вопросам НАТО, но, к сожалению, президент не имеет возможности со мной встретиться. Я думаю, тут одна причина: президент Порошенко – опытный и очень образованный человек, но у него есть один недостаток. Он хочет, чтобы ему говорили то, то ему нравится. Это видно и по его кадровой политике.

Politeka: Леонид Макарович, вы недавно заявили, что главная ошибка действующего президента – это плохая кадровая политика. Т. е. назначения специалистов из Грузии, Литвы, США вы не одобряете? Кстати, кем тогда считать того же Сашу Боровика? Он иностранец? Ведь почти все успешные исторические примеры модернизации опирались на иностранный опыт.

Читайте также
«Уголовные кланы Одессы через несколько месяцев сойдут на нет»

Леонид Кравчук: Вы знаете, что кадровая политика – это в первую очередь система. А что означает система? Вот я хочу привести пример, хотя это и не идеальный случай. Из партийного своего опыта: на каждую должность в ЦК был специальный сектор. А именно было 3-4 фамилии, это были люди, которые успешно показали себя на определенном участке своей работы. И вот если сегодня говорить о конкурсе, то если бы был аналогичный механизм по подбору кадров на ответственные руководящие должности, брали бы, например, 5-6 фамилий на каждую должность, то конкурс не шел бы таким образом, как происходит сейчас, — кого кто-то предложит или вообще уникальный случай, рассматриваются также и те, кто сам себя предложит на руководящую должность. Ведь каждый может думать о себе очень большими категориями, а в действительности человек не по этому делу, человек и вообще не справится с этой должностью, так как попросту некомпетентен в этих вопросах, решать которые собирается.

Президент не хочет это учитывать, люди, которые работают с президентом, – это близкие ему люди, которые долго работали в бизнесе. И посмотрите, что происходит вокруг этих близких людей, – откроешь печатные СМИ, откроешь Интернет или смотришь политическое ток-шоу на телеканале – этих людей уже обвешали разными компроматами, я ведь не знаю – правда то, что говорят об этих людях, или нет. Людей Порошенко обвешали многочисленными обвинениями, что они якобы замешаны в коррупционных схемах, нарушениях закона. Еще раз подчеркну – это близкие президенту люди, которые сейчас работают с ним плечом к плечу. И что же в этом случае следует сделать президенту – спросите вы меня. Отвечаю: нужно со стороны президента поручить генеральному прокурору выступить и сказать, что все, что сейчас говорится в СМИ или через СМИ, является неправдой. И вот документы, которые подтверждают это, и на этом вопрос можем считать закрытым, потому как есть неопровержимые факты непричастности близких к окружению президента людей к компроматам, в которых этих людей обвиняют.

А вот если это является правдой, то так следует и народу ответить: да, мол, что это правда, к сожалению. И президент тогда должен действовать по принципу: ты мне друг, но истина дороже. И, соответственно, из уст президента должно прозвучать: ребята, мол, извините, но такая ситуация – Украина, ее авторитет и демократия, для нас более важна, для нас всех, и, думаю, что для вас, в частности. И вот поэтому, ребята, вам нужно покинуть свои посты, уж извините. И в этом нет абсолютно никакой трагедии. А вот когда молчание президента и генпрокурора обрастает разными домыслами – мне звонят люди и спрашивают, а я отвечаю им одно и то же: я не знаю. Так как я действительно говорю всегда о том, в чем я компетентен и именно то, что я знаю. Если нет для меня официальной точки зрения (а именно, прокурора, государственных мужей) – комментировать ту либо иную ситуацию считаю неуместным.

Politeka: Но почему политики молчания придерживается президент Порошенко, как вы считаете?

Читайте также
48 часов из жизни Украины и ее президента Петра Порошенко

Леонид Кравчук: Ну в первую очередь это прямой вопрос к нему, который следовало бы со стороны СМИ задать. Так как я говорю уже об этом не первый раз. Я выполнял обязанности президента, я увольнял людей, которые работали в моей системе, за наименьшие нарушения. Авторитет действующей власти – это соблюдение интересов Украины. Я категорически против переизбрания президента и переизбрания Верховной Рады, мне сейчас, кстати, очень часто задают именно этот вопрос. Я считаю, что нужно сделать все, чтобы этого не случилось. Так как это приведет к окончательному коллапсу украинской политики. Мы просто этого не выдержим: война, коррупция. Кстати, посмотрите, что сейчас происходит с местными выборами: такой грязи, политического ажиотажа, такой морально-политической нечистоплотности Украина не видела очень давно. А если рассуждать по-философски, моральность политики зависит от того, насколько в ней присутствует сама мораль. Моя рекомендация политикам: не следует выдавать желаемое за действительное. И кстати, вот по данному принципу на международной арене нас судят. Видят, что мы некомпетентны во многих вопросах, на нас смотрят как на детей. Что я снова рекомендую в этом случае: следует на международном уровне сказать, что государство Украина с выбранным президентом и действующим премьер-министром, главой ВРУ стоят на позиции государственности и всеми усилиями отстаивают каждый шаг Украины на международной арене.

А так сегодня получается, что у действующей власти есть интересы, о которых, кстати, я и не знаю, выше, нежели интересы государства в целом. И вот это как раз меня, как первого президента Украины, очень тревожит.

Да, мне могут сказать, мол, а разве вы, Леонид Макарович, не делали ошибок? Откровенно скажу и скрывать ничего не буду: каждый президент Украины допускал свои ошибки – и Кравчук, и Кучма, и Ющенко, я даже не буду говорить о Януковиче, там уже все сказано. И Порошенко делает сейчас ошибки – и вот вашему изданию я привел примеры некоторых из них.

Знаете, особенно хочется упомянуть о близком к окружению Порошенко бизнесмене Константине Григоришине, гражданине России. Так вот он говорит, что часто посещает президента Украины Петра Порошенко, рекомендует ему кадровые перестановки, делает кадровые предложения. Это, кстати, мое дополнение к ранее заданному вами вопросу о кадровой политике Порошенко. Так вот, что примечательно, эти предложения Константина Григоришина реализуются!

Вот, к примеру, «Укрэнерго». Результат какой? Очень негативный. И вот люди, которые могли по этому вопросу что-то сказать, не имея при этом, я акцентирую особое внимание на этом, своих собственных интересов, остались неуслышанными президентом.

Вот, например, у меня никаких личных интересов нет в этом вопросе. Я могу президенту Порошенко предложить порядок и саму систему назначения людей на такие высокие должности, но никаких конкретных личностей не буду предлагать. Понимаете? Это очень важно! И видите, как получается, гражданин России Константин Григоришин вносит свои предложения по персоналиям, и его слушают! Какой вывод мы делаем: выходит, Константин Григоришин, гражданин России, бизнесмен, значительно важнее для президента Петра Порошенко, нежели первый президент Украины. Знаете, Петр Алексеевич, в своей жизни много чего добился, ведь глупый человек миллиардером не станет, ведь так? Я хочу откровенно сказать, что уж если Петр Алексеевич дал свое слово – он должен его придерживаться.

14:30 30 Октября 2015

Оставить комментарий

Присоединяйтесь:

Последние новости