Сергей Коротких о планомерной подготовке к войне и власти на полу

Сергей Коротких о планомерной подготовке к войне и власти на полу

Об учениях «Запад-2017»

Сергей КороткихЯ думаю, что учения пройдут. Насколько я знаю, они проходят раз в три года и имеют регулярный характер на протяжении многих лет. То, что из этого сделали какую-то истерию… В то, что из этого получится что-то страшное для Украины, я не верю. Четвертый год я живу в Украине, и каждый год накручивается, что будет что-то такое «ах!», а ничего не происходит.

Да, Россия укрепляет свой военный потенциал. Она ищет себе союзников, они проводят вместе учения. Этому можно, по-хорошему, позавидовать, потому что ничего подобного, таких масштабов и настолько серьезно, Украина не проводит.

Это можно взять за пример. Что нужно относиться к реформе армии не шутя, радостно демонстрируя парады, а проводя учения, слаживание войск. В целом, это усиливает обороноспособность. Россия это делает, а мы этого не делаем. С грустью на это смотрю и им завидую.

О состоянии армии

В 2014 году армии не было как таковой. Самое главное, в армии не было пехоты. Было какое-то количество техники, которая использовалась плохо, потому что была низкая выучка. В Украине армия до 2014 года уничтожалась. Армейцы были в самом низу социальной лестницы, у них были самые низкие зарплаты. Их меньше всего любили женщины, в конце концов. Соответственно, за редким исключением, туда попадали люди с низкими социальными ожиданиями и не нужно ждать от них каких-то геройских подвигов.

В 2014 году, тем не менее, я видел кучу примеров героизма простых ВСУшников. Даже не отдельных. Это было массово. Но полный бардак во всем, что касалось руководства ВСУ. Добровольческие подразделения – в основном, это были романтики, которые пошли Родину защищать, и, считаю, что они сделали достаточно большой кусок работы. Сейчас политика это всячески отрицает, но, тем не менее, тот же Мариуполь взяли добровольческие подразделения. И удержали потом его добровольческие подразделения. Тем, что они начали создаваться в Днепре, Харькове, удержали эти города от анархии, которая постигла Донбасс. Они стабилизировали ситуацию и сохранили эти образования в составе Украины.

Насколько они были успешны? Но и та сторона была не слишком успешна. Там тоже был бардак. А если брать, что изменилось к этому году – внешне изменилось много. Появилась какая-то новая техника, форма стала красивее. Но три года потеряны. Можно было заниматься слаживанием, выучкой, наращивать профессионализм. Я этого, к сожалению, не вижу. Как это менять? Все в руководстве страны, которое, вместо того, чтобы заниматься практическими изменениями, любит поднять на флаг какие-то несуществующие достижения: ездим в Евросоюз без виз, форму новую купили, парад провели. Без всего этого можно было обойтись.

Подготовка к войне – это планомерная работа каждый день. И на парады у нас времени и усердия тратится больше, чем на это дело.

О дипломатии во время войны

Горе побежденному. Дипломатия работает только в том случае, если ты силен. В то, что мы сильны, я не очень верю. Дипломатия, соответственно, у нас очень слабенькая. Она никаких результатов не дает. Мы, якобы, заключили «минское перемирие», тем не менее, это приводит к ежедневным раненым и потерям на всей линии фронта.

Самое главное, что нашей дипломатией занимается не украинское государство, а другие страны. Нашей дипломатией занимаются американцы, немцы, русские. А мы только киваем головой. О чем они договариваются, на то мы и соглашаемся. Но при этом подаем это как свое сомнительное достижение.

О возвращении Донбасса

Для того, чтобы вернуть обратно Донбасс, нужно сначала сделать свою страну привлекательной. А она у нас для этого не очень привлекательная.

Может быть, произойдет чудо, и гарант возьмется за свою совесть, откажется от решения своих коммерческих вопросов и займется спасением страны. Может тогда и не нужны выборы. Но это утопический вариант.

Нужна смена власти, смена курса в стране. Кого-то к себе присоединять можно войной. В военном отношении мы слабы. Можно присоединять тем, что у нас какая-то выгодная общественная и экономическая модель, но для этого ее нужно выстроить. У нас нет ни того, ни другого, поэтому в то, что сейчас ситуация разродится, я лично не верю.

Об ответственности армейцев за ответный огонь

На шестерых командиров подразделений, может и больше, это то, о чем знаю я, заведены уголовные дела за то, что они открыли огонь в ту сторону. Притом, что это был огонь в ответ на провокации с той стороны, на стрельбу с той стороны, назовем это своими именами. Формулировка была такая, что нет такого понятия – «ответный огонь», есть режим прекращения огня, и мы это подписали, поэтому если вы ответили – мы вас отдаем под суд.

Несомненно, это является деморализацией военных. Те, кто пришли в армию в 2014 году – вернулись в армию, пришли добровольцами, были в армии, были успешными командирами – если вы поднимите статистику, вы увидите, что очень многие ушли по той причине, что они хотели что-то менять, сражаться за свою Родину, а сейчас идет рисование галочек, что все красиво. Но реальная подготовка не идет и моральный дух падает. Ты пытаешься что-то делать, а тебя делают крайним: пытаются отдать под суд, посадить. Примеров масса.

Военного нужно любить, уважать, он должен быть героем, его должны звать на передачи, показывать в кино, у него должны быть хорошая форма и обеспечение. Самое главное, что за него должен работать весь механизм государственной машины. Этого, к сожалению, нет. Военных снова пытаются задвинуть подальше. Они приносят мало денег или вообще их не приносят. Их воспринимают как обузу.

Здесь не Греция и не Египет. Здесь военных мятежей не было и не предвидится. Те, кто пришли, хотели одного – Родину защищать. У них не было политических амбиций и уж, тем более, не было амбиций править страной.

О том, что делать с Саакашвили

Я с интересом наблюдаю за тем, что происходит, и вижу, что власть в этой стране лежит на полу. Я не сторонник Саакашвили, не пойду за него на митинг, не буду за него агитировать. Но для меня история с Саакашвили – лакмусовая бумажка того, что происходит в стране.

В стране происходит страшное. Спецслужбы не сработали так, как должны были. Это говорит об их полном параличе и неверии в правительство. Правительство хотело бы решить эту проблему, но не находит инструментария.

материалы рубрики
«Он хуже Путина»: журналистка раскрыла главного врага Украины Politeka on-line
«Он хуже Путина»: журналистка раскрыла главного врага Украины
«Работали с ним»: аналитик открыл правду, кого хочет Путин на пост президента Украины Politeka on-line
«Работали с ним»: аналитик открыл правду, кого хочет Путин на пост президента Украины
«Закосил под дурачка»: журналист рассказал, как Гройсман и Коболев «кинули» украинцев с газом Politeka on-line
«Закосил под дурачка»: журналист рассказал, как Гройсман и Коболев «кинули» украинцев с газом