Александр Солонтай о Евромайдане и пользе от олигархов (видео)

Александр Солонтай о Евромайдане и пользе от олигархов (видео)

Как Революция Достоинства повлияла на развитие страны, у кого из нынешних политиков есть шансы попасть в новую ВР и чем олигархи лучше революций, Politeka.online рассказал политический эксперт Александр Солонтай.

— В каком направлении сейчас идет страна?

Александр Солонтай— В ноябре мы вышли за евроинтеграцию – она произошла, соглашение подписали. Уже даже первые позитивы от Соглашения об ассоциации есть. А вот с точки зрения того, что произошло потом – дискуссионный вопрос. Даже Янукович писал у себя на сайте Администрации президента, что он поддерживает студентов, которые вышли за евроинтеграцию. А потом сам дал указание – и «Беркут» вместе с Захарченко зачистил этих студентов.

Люди, которые вышли после избиения студентов, выдвинули совсем другие требования. Вспомните, как тут же на площади появилась сцена и начали звучать выступления политиков и общественных деятелей, как появилась Юлия Тимошенко на елке, как начали требовать освобождения политических заключенных. Сразу же появились новые политические заключенные, которых начали хватать 1 декабря на углу Банковой и Институтской и по всему Киеву. Процесс закрутился очень сильный.

Начиналось все как Евромайдан — за евроинтеграцию, позже началась уже Еврореволюция, которую впоследствии назвали Революцией Достоинства. За европейскую идею сначала вышло очень много людей, когда избили студентов – вышло еще больше, а когда власти попытались разогнать людей – был Марш миллиона, который начал даже памятники Ленину сносить, декоммунизацию требовать. Требований стало очень много – от люстрации и досрочного смещения Януковича до полной перезагрузки системы в Украине и разделения власти и бизнеса. Достигли ли люди того, что хотели, кроме евроинтеграции? К сожалению, нет.

До сих пор не наказали тех людей, которые совершили преступления на Евромайдане. Скоро 1500 дней пройдет, за это время точно можно было добиться расследований.

Реально ли в 2018 году получить решение судей относительно этих дел?

— Думаю, что нет. Для власти не стали эти дела приоритетными и уже такими не станут. В общем, был потерян потенциал и энергетика. В первые годы было важно сделать это дело приоритетным и посадить людей, доказать неотвратимость правосудия. Это был бы сигнал для всей правоохранительной системы, что пришла новая власть, для нее закон, право, наказание преступников, неотвратимость правосудия — не пустой звук.

Даже если в следующем году, к 5 годовщине Евромайдана, будет лучшая статистика и лучшие результаты по расследованию дел, у этой власти уже закончится срок. Через год-полтора у нас будет другой президент, генпрокурор, глава СБУ и т. п.

До сих пор процветают договорняки, кумовство, теневые договоренности, политика воспринимается как бизнес.

Требования протестующих – преодоление массовой коррупции, разделение политики и бизнеса и создание политики как честного служения людям. Этого не достигли. Это нам кажется пока заоблачной мечтой, хотя на Евромайдане была надежда, что в случае нашей победы многие политики перестроятся. Особенно была такая надежда после расстрела людей. Политики становились на колени, клали цветы, говорили: «Мы понимаем цену этой жертвы, этой крови, на которой мы приходим к власти». Сейчас очевидно, что они или не поняли, или фальшивили. Приоритетом для них это не было.

— Два года осталось до выборов. Какие шансы у власти на переизбрание?

— Для президента очень удачным было время получения безвизового режима, потому что остановилось падение его рейтинга. У него за три года было сногсшибательное падение, которое грозило ему досрочными президентскими выборами. Сейчас у него ситуация стабилизировалась. Да, его рейтинг не превышает 20%, тем более нет у него бывших 30-40%. А 50% у него никогда и не было. Голосование в первом туре, когда он получил более 50%, скорее было голосованием за то, чтобы не проводить второй тур, чтобы все решить сразу.

— В частности, чтобы войну на Донбассе за две недели завершить.

— Люди понимали, что наличие главнокомандующего помогает проведению войны. Поэтому, собственно, они и проголосовали за первый тур, дали ему, грубо говоря, авансовую поддержку. Понятно, что уже через полгода, когда Порошенко вывел свою политическую силу в Верховную Раду, мы увидели совсем другой рейтинг – на уровне 20%.

Власть точно поменяется, ничто уже не может удержать Порошенко на посту президента. Поэтому следующие парламентские выборы будут проходить уже при другом президенте.

То, что сейчас происходит с бюджетом, реформы, законы и т. п. – это никак не поможет следующему парламенту. Будет ориентироваться на ситуацию, которая сложится в Украине после президентских выборов. Голосования будут проходить с разницей между ними в полгода. Первый тур президентских выборов состоится в марте 2019 года, второй тур – в апреле. Потом будет летняя пауза, в рамках которой начнется парламентская кампания. Вот тогда парламентарии будут определяться, тогда для них будут важны ключевые реформы, тогда народные депутаты в Верховной Раде могут принять какие-то кардинальные решения об избирательной реформе, настоящей антикоррупционной реформе и т. п.

А пока это борьба одного Порошенко. Вы посмотрите, как они ведут себя в преддверии принятия нового бюджета. Сейчас непленарная неделя, следующая – тоже. Они на каникулах. Опять бюджет примут в декабре.

— 10 декабря Кабмин должен подать новый бюджет.

— Это уже третья просрочка. Верховная Рада и Кабмин не чувствуют, что они на острие политического процесса. Порошенко берет на себя все негативы. Он и потонет под этим негативом в ближайшее время, это уже хорошо понимают.

«Народный фронт» это понимает, поэтому и проводит отдельные съезды, думает, как дистанцироваться от Порошенко. Это понимают мажоритарщики, дают случайные голоса за невыгодные для них законы. Они в хаосе, не понимают, что делать дальше, но знают, что от этого нужно отдаляться.

Порошенко нечего представить в ближайшее время. Безвиз, громкое расследование вместе с Луценко дел, посадка какого-то друга, удар по коррупции, продажа собственного состояния, начало наступательной операции на Донбассе — можно теоретически и практически придумать вещи, которые бы позволили ему мечтать о втором сроке.

— Это где-то за полгода нужно начинать?

— Мне кажется, время упущено. За полгода нужно заканчивать, потому что потом полгода до второго тура нужно рассказывать, что ты сделал серьезного.

Сегодня видим, что ничего серьезного в Украине не произошло. У людей отсутствует убеждение, что нужно голосовать за Порошенко и делать его президентом. Многие представители элиты, которые не поддерживают конкурентов Порошенко, считают, что слишком большая концентрация власти в одних руках. Это становится опасным для всех.

Олигархи, первые лица политических сил начинают разговаривать между собой не в контексте «давайте дружить», потому что этот этап пройден. Порошенко уже всех рассорил. Ни у кого нет рейтинга, который превышал бы рейтинг Порошенко. Он первый в рейтинге со своими минимальными процентами. Это значит, что он уничтожил оппонентов. Сейчас начинается консолидация оппонентов против Порошенко. То есть он все больше нарывается на сценарий, в котором объединятся против него самые разнообразные враги.

— Можем ли получить ситуацию, которая сейчас в Зимбабве? Там нет народной революции, но окружение президента почти смогло его сместить.

— Мне страшно, что мы сравниваем Украину и Зимбабве. Там тоже не сформировано общество, экономика, малый и средний бизнес, нет институтов права, демократии, гражданского общества, которые держат государство на европейском уровне. Их формат политики для нас вообще неприемлем.

Украинский вариант должен быть другим – переход к парламентско-президентскому государству. Потому что у нас государство не живет по Конституции. Ключевые решения должны приниматься в Верховной Раде и реализовываться Кабмином. На самом деле они принимаются в кабинете у Порошенко, а внедряются Администрацией президента – бывший ЦК КПУ на Банковой.

Даже граждане, которые интересуются политикой на уровне 1-2 абзацев новостей за год, слово «Банковая» ассоциируют с наличием Советского Союза в Украине. У нас до сих пор авторитарное правление вместо правительства и парламента.

— Соцопросы свидетельствуют, что украинцы хотят и демократию, и сильную руку.

Такой сильной рукой должен быть премьер-министр. Нам нужен реальный премьер-министр, а не такой, который постоянно бегает на консультации к Порошенко и спрашивает, что делать. Это абсурд.

С точки зрения украинской Конституции, всей правовой конструкции, первое лицо в государстве — премьер-министр. Мы должны продолжить децентрализацию, дерегуляцию, деструктуризацию советской вертикали управления, инициировать рождение независимых местных общин, малого бизнеса, выполнение президентом контрольной конституционной функции – обеспечения права. А в реальности у президента управление, ленточки перерезает при открытии детских садов и школ, показывает себя ответственным чуть ли не за все – от войска до экономических, социальных и других процессов.

А премьер-министр – второстепенный, должен сидеть возле президента и скромно и красиво отчитываться о том, как они в Верховной Раде принимали пенсионную реформу. Правительство, сформированное в парламенте, и парламентская коалиция, сформированная в Верховной Раде, должны нести ключевую ответственность.

Например, в Германии сильная рука – это канцлер Ангела Меркель, она несет всю полноту ответственности, а президент – слабая фигура, избирается в Бундестаге. Но это не мешает иметь сильную руку.

Политик, отвечающий за свои слова, внедряет важные для общества решения, идет напролом против проблем, олигархов, коррупционеров, добивается реализации реформ. Нам необходимо перейти к конституционной модели, с которой мы начинали движение. Необходимо прежде всего соблюдение Конституции Украины, а затем – реализация второй части реформ.

— Возможно ли, что сейчас появится новое лицо?

— Посмотрим, кто старые лица: Порошенко, Тимошенко, Ляшко, Бойко, Рабинович, Садовый, Грицеко, Ярош, Тягнибок. Если кого-то забыл, пусть не обижаются. Это засвеченные, грубо говоря, кандидаты в президенты, не первый год баллотируются.

Люди на вопрос «Кого вы хотите видеть следующим президентом?» отвечают фамилией из этого перечня. Возможны новые лица: Гройсман, Вакарчук, Зеленский и другие. Точно я буду работать в следующем году, чтобы дополнить этот список. У этих новых лиц  есть шанс, потому что общий уровень поддержки старых лиц в совокупности не достигает 50% тех, кто придут голосовать.

У нас получается очень интересная ситуация. Явка будет высокой, примерно 50-60%, многие люди хотят выразить свою позицию относительно президентских выборов. Поэтому для новых лиц шанс огромный. Если новые люди не появятся, немного упадет явка, многие скажут, что нет достойных кандидатов, не из кого выбирать. Они будут голосовать за того, у кого наименьший антирейтинг.

Я уверен, что будет другой президент, потому что, несмотря на то, что у Порошенко сохраняются первые позиции по рейтингу — 12-16%, его антирейтинг составляет 70-80%. Это не позволит избирателям отдать голос за него. Они выберут кого угодно: Тимошенко или Ляшко, Гриценко или Садового, Яроша или Тягнибока, — только не Порошенко. А новые лица смогут, во-первых, подтянуть избирателей, которые не собирались голосовать, а во-вторых – предоставить наконец тем избирателям, которым не из кого выбирать, альтернативу.

— Сможет ли новое лицо прийти к власти без поддержки хотя бы одного олигарха?

— Такое может быть. Это позитивный сценарий. Может прийти еще один олигарх. У нас просто олигархи между собой меняются – то Порошенко, то Ахметов, то Коломойский. Но и это не худший сценарий. Худший сценарий – новый Майдан, если не изменится система. Раз в 10 лет снова и снова будем наступать на одни и те же грабли. У нас закупорка возможности роста бизнеса, негативный процесс обеднения людей, у нас недоволен средний класс, который покидает страну или банкротится здесь и накапливает злобу. У нас накапливается оружие, опыт людей выходить на протесты, протестные настроения растут или остаются такими же высокими, как и были.

Если не происходит глобальных изменений и реформ, то даже ротация олигархов — не самый худший вариант. Худший вариант – еще одна революция. Ничего хорошего, как мы видим, такие революционные события не приносят. Реформы и эволюция – значительно лучше для людей, чем революция. Но власть сама провоцирует своим бездействием.

материалы рубрики
Как подготовиться к голосованию на выборы президента Украины: советы психолога Politeka on-line
Как подготовиться к голосованию на выборы президента Украины: советы психолога
Должность президента будет упразднена: «причина связана с выборами» Politeka on-line
Должность президента будет упразднена: «причина связана с выборами»
Порошенко не знает, что происходит в генпрокуратуре: «дела по Майдану тормозят без объяснений» Politeka on-line
Порошенко не знает, что происходит в генпрокуратуре: «дела по Майдану тормозят без объяснений»