Николай Маломуж об агентах Кремля в США, качестве работы ФБР и причастности Трампа

Николай Маломуж об агентах Кремля в США, качестве работы ФБР и причастности Трампа

О задержании 15 июля в США гражданки России Марии Бутиной, которую подозревают в шпионаже, методах работы российской разведки и возможностях противодействия им, реакции ФБР и причастности американских чиновников рассказал гость Politeka Online Николай Маломуж, председатель Службы внешней разведки Украины в 2005-2010 гг.

Относительно поводов для задержания российской шпионки

Прежде всего нужно определить, каковы методы работы спецслужб. С одной стороны, под официальным прикрытием, например официальное представительство РФ или международная организация в США, которые зарегистрированы в официальном порядке. С этой позиции та же Мария Бутина устанавливала контакт с Министерствами экономики, финансов, обороны. Понятно, что это происходило под контролем органов власти и спецслужб США, но существует установленная регистрация. Предъявить ей претензии будет чрезвычайно сложно, если не будут выявлены явные признаки нарушений закона, то есть получение конфиденциальной информации, проведение тайникових операций.

Сейчас подняли вопрос о том, что она действительно находилась в США, однако не была зарегистрирована как иностранный агент или представитель какой-то организации, который имеет право на такую активную работу с государственными органами США. Понятно, что в данной ситуации это первый признак для ФБР, чтобы этого человека взять в активную разработку. Учитывая, что сегодня США активно ведут разработку иностранных граждан, особенно граждан России, которых подозревают в финансовом, промышленном, кибершпионаже.

Большое внимание к тем лицам, которые проявляют интерес к государственным органам, информации финансового, технологического, коммуникативного, тем более оборонительного характера.

Эта Мария не имела соответствующей регистрации уполномоченным органом, который давал бы ей возможность это делать. С другой стороны, она имела контакты с государственными лицами, которые владели минимумом служебной информации, поэтому ФБР квалифицировало ее деятельность как шпионскую и приняло все меры по аресту.

Относительно регистрации шпионов под прикрытием

Реальные шпионы, конечно, не регистрируются в качестве шпионов, но регистрируются под разными прикрытиями. Лучший вариант — чтобы это был уполномоченный орган или международная организация, которая имеет легальный статус. То есть официальный статус декларируют. Не разведчика, понятно, а например, представителя международной организации. Это дает возможность выходить легально на контакты, которые им нужны. На руководителей Администрации президента Трампа, правительства, федеральной системы, Минобороны, СМИ, а также другие институты.

Это такая форма деятельности спецслужб. Они используют свой статус как прикрытие, но в процессе контактов с уполномоченным лицом американских спецслужб или государственных органов пытаются получить конфиденциальную информацию, что особенно ценно. Официальная информация и так известна, а о планах резервной системы относительно финансовых перспектив развития, исключении России из системы SWITCH, какие могут быть изменения в стратегии финансовой политики мира, особенно в отношении России, будут ли кризисные явления.

Это чрезвычайно важно для экономики России, курса рубля, игры на финансовых, энергетических — прежде всего нефти — и экономических рынках.

Это конфиденциальная информация. Если она использует 90 с лишним процентов на получение легальной информации, то, разумеется, в таком случае имеют место методы получения иной информации от чиновников. Это способ либо выведывания, то есть умение эффективно вести диалог, либо заинтересованность лица, например финансово, эффективным форматом сотрудничества в перспективе, даже личной симпатией. Красивая женщина может заинтересовать американского мужчину, который будет выдавать ей информацию. Такое бывало неоднократно в практике различных стран мира.

Как Маша к успеху шла

Разведка не работает ежедневно, она работает на перспективу, поэтому нужно было дать Марии старт. Они организовали благодаря спонсорам, то есть олигархам, регистрацию организации, которая имела соответствующий статус, направили на учебу или работу в США, а уже в качестве члена этой организации она могла выйти на те мощные организации, которые имели доступ к большим кабинетам в правительстве или Минобороны. Презентация как члена организации, основанной в России, пребывание в США дали ей возможность декларировать свой статус, что у нее есть организация, прошла обучение в США. Она присоединилась к американскому движению, но перспективу видела совсем другую.

Стартовала с маленькой организации, постепенно двигалась к вхождению в ту структуру, которая давала большие возможности в США, имела широкую сеть и высокий авторитет в разных кабинетах. Это тот ключик, который дал возможность двигаться к тем лицам, которые имели конфиденциальную информацию, высокие государственные должности. Именно это насторожило ФБР. Они отслеживают движение не только в момент контакта, это лишь один из факторов выявления шпиона — российская гражданка контактирует с высокодолжностным лицом, носителем секретной информации их структур.

Они отследили весь ее путь: от момента окончания школы, регистрации организации, переезда в США.

У ЦРУ и ФБР есть модели поведения шпиона — как они продвигаются с момента рождения до того статуса, который у них был в США, чем они там занимались. Сначала это нейтральная работа, легализация, обучение, а потом контакты с теми лицами, которые интересуют разведку.

Относительно уровня проверки лиц, которые имели контакты с Марией

Слабо проверяли раньше. Были контакты с представителями конгресса, АП, штабами не только Трампа, но и Клинтон, которые не были выявлены на первом этапе. Обычно нужно, чтобы спецслужбы любой страны упреждали такие контакты, особенно со штабами кандидатов в президенты. Это не было сделано, а теперь они задним числом это все добивают. Последние два-три года после огромных проблем, связанных с влиянием на избирательный процесс, финансовую систему, кибертерроризм, внимание значительно возросло.

На сегодняшний день контакты представителей России с властями Америки проверяются более плотно. Ее задержание связано с такими контактами и информацией, которую она добывала.

Сын спонсора организации Бутиной — волонтер в предвыборной кампании Трампа

Чтобы не было шпиономании, нужно понимать, что существуют волонтерские движения, в которые входят представители разных национальностей. Тогда еще не было таких напряженных отношений относительно шпионажа с Россией, поэтому этот формат допускался. Но этих молодых людей могли использовать не в качестве разведчиков, а как агентуру. Их вербуют, отправляют получать информацию.

Например, он становится волонтером штаба Трампа и получает какие-то данные. Это не очень конфиденциальная информация. Тем более граждан России не очень-то допускали. Они могли распространять информацию, раздавая листовки, а чтобы они проникали в штабы — это практически невозможно, там своя система защиты.

материалы рубрики
Как подготовиться к голосованию на выборы президента Украины: советы психолога Politeka on-line
Как подготовиться к голосованию на выборы президента Украины: советы психолога
Должность президента будет упразднена: «причина связана с выборами» Politeka on-line
Должность президента будет упразднена: «причина связана с выборами»
Порошенко не знает, что происходит в генпрокуратуре: «дела по Майдану тормозят без объяснений» Politeka on-line
Порошенко не знает, что происходит в генпрокуратуре: «дела по Майдану тормозят без объяснений»