Иловайская трагедия: предательство генералов и поиск крайних

Иловайская трагедия: предательство генералов и поиск крайних

Конец августа 2014 года. На Майдане независимости в Киеве — военный парад, под Иловайском Донецкой области – украинские солдаты в окружении российских войск. Котел забрал жизни 209 украинцев, которых смогли опознать и 157 тех, тела которых были изуродованы до не узнавания. Еще 158 бойцов все еще считаются пропавшими без вести. Нашим военным обещали «зеленый коридор» для выхода из окружения, но колонны бойцов были расстреляны россиянами.

С тех пор прошло два года. Виновных в Иловайской катастрофе не нашли. Никого не уволили и не посадили в тюрьму. Мы так и не узнали, кто отдавал приказ, кто отправил на верную смерть сотни молодых жизней.

«То, что произошло в Иловайске — это просчет высшего военного командования. Они допустили создания котла. И именно они должны быть наказаны», — уверен Георгий Манчуленко.

Генпрокурор Юрий Луценко обещал, что расследование причин трагедии завершится в начале августа. По словам Луценко, эксперты установили, кто и как командовал войсками на иловайском направлении и кто не отдал жизненно необходимых приказов. Но обещания так и не стали реальностью.

Зато обвинениями засыпали простых бойцов, командиров батальонов и рот. На многих из тех, кто сражался на поле боя, потеряв побратима и получив увечия, открыли криминальные дела. Никто из генералов в них не фигурирует.

«Командиры взводов, рот, батальонов — это не то звено, которое планирует операции. Тот, кто планировал, тот и должен нести ответственность. Несвоевременные команды на оставление позиций, чтобы избежать лишних жертв. Бездействие высшего командования — причина формирования окружения», — рассказывает Манчуленко.

іловайськ чб

Один из тех, кого сейчас обвиняет военная прокуратура, — командир штурмовой группы батальона «Донбасс» с позывным «Бишут» Тарас Констанчук.

«Еще 21 августа все знали, что в город вошли русские. Почему приказ об отходе дали только 23 августа? Понимаете, на войне медленная реакция — это преступление. Невозможно оправдываться за то, что ты отдал нужный приказ с опозданием на два часа. На войне каждая минута на счету», — вспоминал Констанчук.

«Тупость командования помешала нам завладеть Иловайском. Операции не продумывали до мелочей. Ребят отправляли в тыл врага, мол, а вдруг противник испугается и убежит. Иногда это срабатывало, но полагаться только на такие случаи на войне нельзя», — добавляет «Бишут».

Начальник генерального штаба Виктор Муженко считает, что добровольческие батальоны в Иловайске действовали по своему усмотрению, и это стало одной из причин трагедии. В тоже время Муженко говорит о некачественном планировании выхода из окружения. Однако утверждения военных экспертов о том, что иловайский котел стал следствием некомпетентности военного командования и что о наступлении россиян было известно заранее, Муженко отрицает.

«Информация о том, что нам было известно о российском вторжении за 10-12 дней до его начала – это выдумка. Я такой информацией не владел и не владею. Нападение россиян застало нас врасплох, для нас это было полной неожиданностью», — пишет на своей странице в Facebook Виктор Муженко.

«Командиры со своими солдатами на поле боя до последнего четко выполняли приказы высшего руководства. Их вина может быть только номинальной, — убежден Манчуленко, — Конечно, в наших реалиях может быть и такая ситуация, что военная прокуратура специально обвинит командиров низшего звена, чтобы выгородить своих коллег из руководства».

Батальон теробороны «Кривбас» получил приказ освободить Иловайск в начале августа. Приказ передали устно, по средствам связи. Формулировка звучала примерно так: «осуществить рейдовые действия в городе Иловайск и закрепиться на 7 блокпостах». И это притом, что в батальоне на тот момент уже были раненые. 450 человек – состав батальона вместе с поварами и тыловиками, рассказывает боец «Кривбаса» Сергей Бондаренко.

«Комбат Мотрий знал, что это — преступный приказ. Я видел, как он психовал и требовал от Генштаба официальный документ. Он, наверное, предвидел, что потом, если он устный приказ выполнит, и что-то пойдет не так, его сделают крайним. За неподчинение, комбату даже угрожали трибуналом», — говорит Бондаренко.

Все же, батальон получил письменный приказ. В наступление направляли батальон территориальной обороны, бойцы которого имели всего 5 дней огневой подготовки. С ними не было никаких инструкторов, и они не знали дислокации войск противника.

«Мы заметили такую тенденцию, что если приходит приказ из Генштаба, или вообще от командования и мы идем его выполнять – то обязательно засада», — отмечает боец «Кривбаса».

Представители высшего военного командования убежали с Иловайска, оставив на гибель солдат. «Генерал Руслан Хомчак бросил войска и улетел на вертолете. Нас спасли бойцы «Правого сектора». Есть такой правосек — позывной «Давид», он 86 человек вывел из-под Иловайска», — вспоминает Сергей Бондаренко.

«Должен начаться «звездопад», и затем – посадки. Они не имеют права жить на свободе после всего, что случилось, ради ребят, которые остались лежать вечно в том «зеленом коридоре», — добавляет он.

Войну мы назвали АТО. В словах о смелом солдате и трусливом командире переставили местами эпитеты. Власть блуждает в терминологии, которую сама же придумала. Наказать виновных в таких условиях, кажется, никто не собирается.

«Ситуация странная. У нас происходит антитеррористическая операция. Закон гласит, что СБУ ответственное за борьбу с терроризмом. То есть де-юре руководителем АТО является представитель СБУ. Де-факто, поскольку это фактически война с Россией, руководителем является представитель Вооруженных Сил Украины. И СБУ, и военные должны понести ответственность», — подчеркивает военный эксперт Манчуленко.

Иловайской трагедии могло и вовсе не быть, если бы не бездумные решения генералитета. Старшина Юрий Лысенко, исполняющий обязанности командира Стрелковой роты 39-го батальона теробороны говорит о том, что россияне не планировали расстреливать наших солдат. Виновным в произошедшем Юрий считает все того же генерала Хомчака.

«Русские просили подождать буквально 15 минут, потому что наш выход из окружения должен быть согласован на высшем уровне. Хомчак в ответ сказал, мол, мне некогда ждать, мне надо спешить. В приказном порядке – прорываемся и будем атаковать русских», — рассказывает Лысенко.

«Этот приказ был выполнен. Мы пошли в атаку. Естественно, русские начали стрелять в ответ. Наши батальоны были наполовину обезоружены — они большинство боеприпасов уже спрятали, запаковали для перевозки. Русские знали, что мы могли атаковать. Они заминировали полностью все поля, поставили в лесопосадках свою технику и минометы, и были готовы. Когда начался обстрел – пошли в машины прямые попадания минометов и танков», — добавляет он.

1453548473Могилы

Ни один человек пока не ответил перед судом за трагедию в Иловайске. Добавим к этому еще и Дебальцево, донецкий и луганский аэропорты и получим бездействие военной прокуратуры, которая не может или не хочет наказать виновных.

«Сейчас мы много говорим о Донбассе, а где юридическая оценка того, что произошло в Крыму? Многие высокопоставленные военные, которые в то время находились там, готовы были к наиболее жестким боевым действиям. Но, к сожалению, никто такой команды не дал. Состоялась сдача Крыма. За это тоже кто-то должен понести наказание. За бездействие тоже наказывают», — резюмировал Георгий Манчуленко.

Дмитрий Костюк

  • теги
Теги:
материалы рубрики