Как с помощью Prozorro дерибанят государственные деньги

Как с помощью Prozorro дерибанят государственные деньги

Петр рассказал, что его фирма участвует в торгах на Prozorro почти год. Начинали, когда платформа была пилотной.

«Не бывает сейчас в Украине ни одной государственной закупки более 100 тысяч, которая прошла бы без отката. Это болото, которое затягивает многих. Чем больше сумма — тем больше желающих в это болото лезть. С малыми суммами им играть н интересно. Благодаря тому, что все теперь делается открыто через интернет, докопаться до правды очень легко», — говорит мужчина.

По его мнению, борьба с коррупцией по публичным закупкам зашла в тупик.

«Почти никто не лезет там, где фигурирует сумма 20 тысячах гривен, потому что это мало. Но там, где речь идет о 5 миллионах, заинтересованных становится очень много. Все понимают, что такие суммы не проходят без откатов», — говорит Петр.

Допороговые закупки: схемы обогащения вместо реформ

Допороговые закупки не интересуют серьезных игроков.

«По «Закону о публичных закупках» сделки в 200 тисяч — это прямой договор. Допороговые — законом не регулируются. Еще во времена премьера Яценюка министерства начали нагибать местные органы власти, которые им подчиняются, чтобы те заставляли местные организации заказывать все товары, даже от трех тысяч гривен, посредством Prozorro. Отсюда пошла катавасия. В апреле вышел приказ №35 от Внешторгиздат «О применении системы Prozorro в допороговых закупках». Сначала это был пилотный проект. Для всех заказчиков он стал обязательным в августе», — говорит Петр.

По словам предпринимателя, политики прикрываются реформами и умудряются на этом делать собственный бизнес.

«Европейцы давят, что надо проводить реформы и изменения. На Западе есть система вроде Prozorro. Украинцы решили ее сделать у себя. Но наши политики хотят зарабатывать деньги на этом. Каждый участник торгов платит за участие в них. От трех до 20 тысяч гривен закупка — платишь 17 гривен за участие. От 20 до 50 тысяч — это 140 уже гривен. От 50 до 200 тысяч — 340 гривен. Это же официальный откат. Придумали такую ​​тему — и зарабатывают огромные деньги. Посчитать не трудно. На Prozorro можно посмотреть количество торгов за день. Набегает кругленькая сумма. Речь идет о миллиардах. Только наша маленькая фирма в день участвует в пяти торгах», — говорит бизнесмен.

За рубежом все эти сайты всегда бесплатны, уверяет Петр.

«Государство их поддерживает, потому что экономит на этом деньги. Почему же платные у нас? Государство представляет Внешторгиздат. Им идет немножко денег. Остальные — остается в частных руках, на авторизованных площадках. Для системы нужно 20 программистов, чтобы держали платформу. И небольшой колл-центр, который бы принимал звонки. Куда же идут остальные деньги, которые мы платим каждый день? Экономят значительные средства на закупках, а с нас еще требуют платить за участие. Мне интересно, отчего все платное? Это государство должно доплачивать участникам и лоббировать, чтобы больше бизнесменов заходило, а не ограничивать их платой за участие», — рассказывает Петр.

По словам бизнесмена, предприниматели заинтересованы в том, чтобы где-то осветили, сколько стоит содержание сайта Prozorro.

«Было бы хорошо обнародовать, сколько они в месяц получают от участников торгов и сколько идет на содержание платформы. Нам за это выставляют счета частные фирмы. Когда проект был пилотный, это было бесплатно», — говорит Петр.

5 тысяч за жалобу или деньги на ветер

В допороговых закупках вообще ничего не прогнозируемо. Отклонить можно как угодно, придраться к чему угодно. Нет нормального закона — значит, нет ответственности. Предпринимателям, которые заплатили за участие в торгах, часто не дают принять участие в тендере. Жаловаться тоже некому.

«Состоялся тендер, в котором твои права нарушили. Куда предприниматель может пожаловаться? Только в антимонопольный комитет. Чтобы к ним обратиться, нужно заплатить 5 тысяч гривен. Если не заплатишь — твое заявление даже никто не рассмотрит. Разве это не коррупция? Если меня бросят на торгах, я даже не могу кому-то пожаловаться. Антимонопольный комитет все равно не признает, что я прав, а дадут дело на переторги, на которых снова выигрывает тот, кто надо. И заказчик никогда не сядет. Предприниматели в антимонопольный комитет обращаются крайне редко. Только если дело касается 50 или 100 миллионов», — говорит бизнесмен.

На Prozorro есть служба, которая рассматривает жалобы.

«Но ее решения носят рекомендательный характер для заказчика. То есть они могут рассмотреть твою жалобу, написать заказчику, нарушившему твои права, но окончательное решение все равно за заказчиком. Ты его не перепрешь никак», — говорит предприниматель.

Закон о публичных закупках нарушают все кому не лень, замечает Петр.

«Для малых закупок закон несовершенен. Делай что хочешь. Власти говорили, что сделали Prozorro, чтобы мог на торги заходить малый бизнес. На самом деле закон написали под крупные фирмы, в которых все по накатанной. И закон фактически остался тот, что и был. Только добавили систему Prozorro, которая платная. Если у тебя тендры больше, чем миллион, то ты платишь тысячу гривен за участие. Тогда никто не хочет участвовать, если не уверен точно, что тендер достанется ему. Поэтому бизнесмены едут к заказчику и договариваются напрямую».

tender 2

Схема на двух игроков: как разыгрывают договорные тендеры

«Я не буду называть участников, но раскрою карты. Расскажу, как происходят договорные тендеры, любые, неважно, о какой сумме идет речь — 1 или 5 миллионов. Конечно, чем меньше сумма, тем реже они применяются, ведь тогда неинтересно играть с этим всем. Возьмем в качестве примера медицину. Благодаря сайту Prozorro открыт доступ ко всей информации по госзакупкам. Видишь, кто, что и у кого купил, документы предоставлялись, просматриваешь записи, которые подвязывались.

Для начала надо подать предложение. Предложение каждого участника состоит из нескольких частей. Есть цена на то, что хочет купить заказчик. Казалось бы логично: у кого дешевле — у того и должны покупать. Но есть квалификационные критерии. Например, опыт выполнения аналогичных договоров, чтобы участник был несудимым, имел материально-техническую базу. Эти дополнительные квалификационные критерии на самом деле не всегда нужны. Поясню почему. Часто прописывают гарантийное письмо производителя или дистрибьютора. Он вроде должен гарантировать, что товар будет соответствующего качества и доставлен вовремя, что все будет в соответствии с условиями торгов. Следовательно, производитель должен написать соответствующее письмо на конкретного участника. Но это гарантийное письмо как раз и является камнем преткновения. Преимущественно все производители имеют 1-2 фирмы, которым дают эти гарантийные письма. Они и разыгрывают тендер. Из-за того что не имеешь соответствующего письма, твое предложение отклоняют. Значит — в игре остаются кто надо», — объясняет предприниматель.

Интересуюсь, можно ли решить проблему, предложив оборудование другого производителя.

«Фактически нет. Потому что здесь перед тобой ставят еще одно требование. Прописывают особенности товара, качественно-технические требования к нему. И там уже, четко прописывают, что нуждаются только в товаре одного производителя. Например, больница хочет купить аппарат УЗИ. Он имеет свою высоту, вес, количество датчиков и много технических характеристик. Эти характеристики у всех аппаратов разные. Больница якобы выдвигает требование, что хочет именно УЗИ определенного производителя. Заказчик смотрит, больница хочет на 1 миллион гривен купить УЗИ. Казалось бы, бери продавай — и зарабатывай деньги. Но ты звонишь к производителю или дистрибьютору данного устройства. Просишь гарантийное письмо, а в ответ слышишь: «Вы знаете, здесь уже забронировали этот проект. Вы там не поучаствуете», — говорит Петр.

Рассказывает, как выглядит схема.

«В больницу приходит представитель фирмы. Спрашивает, что надо. Главный врач говорит, что планируется выделить деньги на УЗИ. «А сколько? — Примерно миллион». Тогда представитель фирмы говорит: «Давайте мы вам УЗИ поставим. Получите откат — 20 процентов от суммы». Врач, конечно, соглашается. Городской или районный совет выделяет деньги.

Фирма привозит главному врачу технические характеристики, например, китайского УЗИ. Главный врач их выставляет, то есть объявляет торги. Уже другой аппарат им не поставишь и с дистибьютором не договоришься. По закону должно быть не менее двух игроков в торгах. Часто для такой схемы добавляют еще подставного участника или фирму партнера, который подыгрывает. Таким образом все средства делят между собой, между своими же двумя участниками. Конкуренции нет. Ты не можешь стать в торгах третьим или пятым. Твое предложение отклоняют, потому что не имеешь гарантийного письма производителя.

А если бы сказали просто УЗИ, еще можно было за что-то бороться. Вот откройте Prozorro, как проходят торги по аппаратам которые стоят более 1 миллиона, они все прошли по такой же схеме. А есть торги, когда товар падал в цене вполовину. Вот где есть конкуренция. Если цена практически не опустилась, 100 процентов, что торги разыграли. К одному месту все аукционы», — рассказывает Петр.

Сломать или побороть эту схему невозможно, считает предприниматель.

«Надо полагать, какие новые законы внедрять, чтобы с такими махинациями бороться. Потому что фактически это все выглядит законно. Даже когда спрашиваешь у главного врача, почему захотели именно это УЗИ, замыливают глаза: потому что он лучший, нам такой надо.

Фактически проекты забирают те, кто предлагает больший откат. Предлагаешь 10 процентов — не хотят. Им мало. Я бы эту схему назвал «дележом бюджетных средств». Часто в этой схеме участвует и тот, кто выделяет деньги, — представитель местного самоуправления», — рассказывает бизнесмен.

Заработать на АТО: Кому война, а кому мать родна

Министерство обороны, прикрываясь АТО, все берет по прямым договорам.

«Если прямой договор, то понятно, что это коррупция. Даже на примере Министерства обороны. Не верю, что им так срочно надо купить штаны. Они еще не знали, что им надо будут зимние брюки? Нельзя было к зиме готовиться раньше? Минобороны все всегда берет направления. Руководствуются тем, что у нас война. Но у нас АТО уже 2,5 года. А они все время берут по прямым договорам. Они заинтересованы в том, чтобы АТО тянулось. Согласно закону, во время чрезвычайных ситуаций следует избегать тендерной процедуры. Вот они и АТО прикрываются. Одно дело, если что-то сорвалось, и надо срочно закупить какие-то лекарства. Другое дело — покупать по прямым договорам шапки и обувь для АТО. Можно было спланировать свои покупки, а не заниматься подменой понятий», — объясняет предприниматель.

Что изменилось с появлением Prozorro?

«До появления Prozorro надо было собрать и отправить заказчику кучу документов. А теперь их сканируют и скидывают в электронном виде на сайт. Теперь каждый видит, что происходит.

Закон особо ничего не поменял. Честный заказчик может купить себе то, что нужно, дешевле. Но он мог это делать и раньше.

Государство прикрывается тем, что оно экономит. Хотите знать, как делают эту бутафорскую экономию? Вот звонит к нам заказчик и говорит: «Нам надо купить товар». Мы его предлагаем по 100 гривен, но просим заявить по 120, потому что цена будет опускаться. Они покупают за 100, а затем Министерство экономики отчитывается, что на закупки сэкономили 20 гривен. И так на всех закупках они отчитываются, что была ожидаемая стоимость 50 тысяч, а купили за 20. Экономия якобы составляет 30 тысяч. Экономию создают искусственно, потому что ты сколько хочешь, такую стоимость и выставляешь», — говорит предприниматель.

Если просят кучу документов, то знай — там уже есть претендент, и под него тендер прописывают.

«Просят много документов, которые трудно достать, чтобы меньше было участников. Например, в школу надо купить набор посуды. Если заказчик ищет дешевое предложение, просто напишет: «Надо 50 мисок глубоких, 50 мелких». А если прописывает производителя и диаметр тарелок, значит, сужает круг участников и под кого-то это прописывает. Ты вбиваешь их характеристики в интернет — и видишь: хотят миску «Люминарк». Можешь им дешево продать качественную тарелку украинского производства. Но они отклонят твое предложение, потому что не соответствует техническим требованиям заказчика», — рассказывает Петр.

Яна Романюк

материалы рубрики
Похожие статьи