Алексей Новиков: Сейчас в Киеве уничтожают Утиное озеро, а потом могут взяться и за Днепр (видео)

Алексей Новиков: Сейчас в Киеве уничтожают Утиное озеро, а потом могут взяться и за Днепр (видео)

Депутат Киевского городского совета Алексей Новиков возглавляет рабочую группу, которая решает вопрос скандальной застройки на Утином озере в Дарницком районе столице. После нескольких месяцев работы группа пришла к выводу, что необходимо остановить строительство, которое осуществляет коммунальное предприятие «Житлоинвестбуд-УКБ». Однако Киевсовет никак не может согласовать вопрос о неправомерности уничтожения природного водоема.

Каким образом небольшое озеро в спальном районе Киева стало символом борьбы общественности с устаревшими системными подходами в градостроительстве, Politeka говорила с Алексеем Новиковым.

Разрешение в обход закона

novikov_sayt— Как получилось, что на территории озера начали строить дом?

— История началась в 2014 году. В Киеве есть коммунальное предприятие «Киевское инвестиционное агентство», которое готовит площадки, привлекательные для инвесторов, чтобы город получал определенную прибыль. Участок возле Утиного озера отводился в 2014 году. За это решение голосовали депутаты в сессионном зале Киевского городского совета.

Но перед голосованием им были розданы графические материалы, в которых не была указана фактическая ситуация с кадастровым планом, где были обозначены четкие границы водоема и где была даже подписано, что это озеро. Вместо этого депутатам просто предоставили согласованный еще в советские времена Генеральный план Киева с указанием, что планируется возводить на этом месте. Вопрос был решен положительно, депутатами было принято решение о выделении участка под застройку. Для строительства были получены все необходимые разрешения.

— Но потом, как известно, сразу два ведомства подтвердили, что Утиное озеро – это природный водоем. Несмотря на это, строить на озере все равно не перестают.

— Когда была создана рабочая группа по законности застройки на Утином озере, мы начали отправлять запросы и получать официальные ответы. В том числе, и те два ответа, о которых вы говорите. От Института водных проблем и мелиорации и от Управления водных ресурсов Киева и Киевской области. Ведомства четко зафиксировали, что данный водоем – озеро. По законодательству же озеро защищается Водным кодексом. Такие объекты нельзя уничтожать.

Помимо этого, мы получили заключение Сельхозинспекции, которая провела анализ проектной документации по отводу земли и зафиксировала шесть нарушений земельного законодательства. Само нарушение происходило именно во время отвода: закрыли глаза на то, что речь идет об озере. Решение прошло с нарушениями.

Активисты по разные стороны баррикад

— Судя по реакции жителей окрестных с озером домов, они против строительства: выходят на акции, пикеты. Какова реакция застройщика? Его это не смущает?

— Понятие «смущает» может сработать при первом опыте работы. Но не тогда, когда она системная и сторона готова использовать все имеющиеся у нее рычаги власти. Для застройщика это все привычное дело. Это я стал на сторону закона, потому что ситуация вызывает смущение.

— Озеро стало лакмусовой бумажкой, застройка на нем показала именно эту системность?

— Там действительно четко отработана система. Есть общественность, которая вышла защищать свои права. Но есть активисты, существующие за счет дотаций застройщика. Они могут повлиять на определенные выводы и решения. Застройщик активно использует группу пострадавших от аферы «Элита-центра».

Похожая ситуация была тогда, когда выделяли участки в лесу возле Быковни. Было заявлено, что они предназначены для участников АТО. Безусловно, есть социальные вопросы, которые священны. Но не стоит забывать, что есть закон. Есть озеро, которое нужно сохранить. Параллельно нужно решать и вопрос с пострадавшими от строительной аферы.

Я депутат. Я уверен, что если мне люди доверили мандат и проголосовали за то, чтобы я представлял их интересы, то со мной заключили контракт. Не думаю, что мне доверили принимать решение об уничтожении озера. Я должен защищать, людей, живущих в Киеве, и закон.

— Были заявления о том, что вы имеете отношение к ситуации с «Элита-центром», обвинения в заинтересованности. Как вы это прокомментируете?

— Очень много было таких обращений, в том числе и на регламентную комиссию Киевсовета. Но они безосновательны. Через СМИ пытаются сформировать такое мнение. Действительно, когда-то я был директором компании, которую потом купил «Элита-центр». Но это все равно что продать автомобиль, новый хозяин совершит на нем преступление, а претензии будут предъявлять старому хозяину.

Я даже не был свидетелем по делу «Элита-центра». Я перестал быть директором компании в декабре 2004 года. Однако те пострадавшие, которые ко мне сейчас приходят с обвинениями, покупали квартиры у «Элита-центра» в июне-июле 2005 года. То есть через полгода после моего ухода.

Пострадавших от аферы используют различными способами, ведь они не обязаны и не знают многих нюансов законодательства. Я пообщался с некоторыми из них. В ответ на вопрос, почему они столь категоричны, люди сказали, что у них есть информация, что земли в Киеве под застройку жилья для них больше нет, что я их ненавижу и хочу свести счеты. Они рассказали, что в 2005 году было выделено 19 площадок «Киевгорстрою» и 25% площадей, которые планировалось построить, должны были передать пострадавшим от аферы. Я сказал, что это бы полностью перекрыло потребности. Они говорят, что могло бы. Но когда мэром стал Леонид Черновецкий, поступило письмо от некой группы пострадавших от «Элита-центра» с просьбой пересмотреть коэффициент и выделять не 25%, а 5,6%.

Может, нашим властям и выгодно, чтобы «Элита-центр» не заканчивался. Благодаря этому можно засыпать озера, вырубать насаждения, выделять земли. Закончатся пострадавшие от этой аферы, подключат пострадавших от деятельности Войцеховского, участников АТО и т.д.

Мое мнение: вопросы нужно решать параллельно. Утиное озеро – один вопрос. Сейчас он для меня в приоритете. Но я готов защищать интересы пострадавших от «Элита-центра», «Укогруп» Войцеховского, участников АТО.

Искажение информации

— Как на ситуацию с озером реагирует мэр Виталий Кличко?

— Если посмотреть на информацию в открытых источниках, то самая популярная – об оговорках мэра. Но ведь главное – это его организаторские способности. В его команде есть провалы. Думаю, что Кличко не информируют в полном объеме. Ему говорят, что все нормально, и только какие-то активисты взбеленились, в том числе и Новиков. Я эту ситуацию хочу изменить. Я не депутат от «Солидарности». Но я смотрю вперед и готов помогать мэру и его команде, подсказывать, подавать неискаженную информацию, от которой столичная власть только выиграет.

Я недавно был в Европе в туре «Європа на власні очі» вместе с депутатами местных советов, сотрудниками администраций. Мы посетили Венгрию, Словакию, мэрии, администрации, общались там с депутатами. Я спрашивал, как в этих странах, городах, населенных пунктах регулируются вопросы наподобие того, что возникли в связи застройкой на Утином озере. Для европейских коллег это дико. Там все решено давно на уровне генеральных планов. Есть заповедные территории, где нельзя проводить застройку. Есть земли, где она возможна, но необходима концепция, чтобы застройка вписывалась в существующий архитектурный ансамбль. Для европейцев также дикой выглядит ситуация с застройкой компаниями Войцеховского: без разрешительных документов, в течение нескольких лет, с оплатой со стороны людей. Это халатность.

— Как так получается, что есть заключение о том, что Утиное озеро – природный водоем. Шесть депутатов рабочей группы проголосовали за то, чтобы его сохранить. Но споры продолжаются, идут работы. В чем проблема?

— Вы справедливо коснулись количества депутатов в рабочей группе. Всего их 11, а шесть из них, то есть большинство, проголосовали за то, чтобы сохранить Утиное озеро. В дальнейшем его нужно окультурить, создать рекреационную зону. Пять депутатов, которые не проголосовали, тем не менее, и не высказались за то, чтобы засыпать Утиное.

В Киевсовете пять фракций. Четыре из них озвучили, что выступают за сохранность озера. Против – одна фракция, которая хочет найти компромисс с застройщиком. Это серьезная проблема. У нас привыкли к тому, что все решает поддержка в правоохранительных органах, парламенте, судах и т.д.

Плохие законы пора менять

— Участок  арестовал Дарницкий районный суд. Апелляционный суд это решение отменил. Какова окончательная позиция судебных инстанций?

— Сейчас есть решение суда, которое дает возможность работать застройщику. История такова, что сначала подавались документы в суд, он их не принял. После наработки новых документов рабочей группой, они были переданы в прокуратуру. После этого суд арестовал участок и запретил проведение даже подготовительных работ. Но это решение было аннулировано Апелляционным судом.

В Украине решение суда – это закон. Но времена меняются. Они требуют новых решений, корректировки законодательства. Законы должны меняться в соответствии с новыми условиями жизни и новыми потребностями граждан.

Мне говорят, что вся Дарница построена на таких озерах, как Утиное. Но соответствующие решения принимались во времена СССР, со всей ответственностью, с учетом последствий и в угоду расширению города и урбанизации.

Сейчас ситуация другая. У нас не пытаются говорить с общественностью, не идут на компромисс. Думают, что незаметно можно засыпать озеро. Общественность, которую я считают главной властью в стране, против такого решения. С ней необходимо считаться.

— Общественность обращалась к политикам. Знаю, что были обращения к народному депутату Евгению Рыбчинскому и другим. Какова их реакция?

— Когда была рабочая группа, я выезжал на озеро, встречался с активистами. Еще летом мы вместе создали инициативную группу и прописали определенные шаги и действия, как сохранить озеро и создать местную инициативу по сохранению озера с тем, чтобы проект решения поддержали депутаты Киевсовета. Последним пунктом нашей программы действий были общественные слушания.

Мы собирали подписи под местной инициативой. Собрали больше 1300 подписей. Хотели донести информацию для всего города, вывести даже на уровень государства. Говорят, что подписей мало. Но мы специально не обращались исключительно к местным жителям. Вместо этого говорили с теми, кто живет в центре, в других районах, собирали подписи в метро. Мнения этих людей легли в основу проекта решения о признании статуса озера. Он прошел все комиссии, внесен на повестку дня сессии Кивесовета. Но его даже не поставили на голосование. Наш мэр решил, что он подготовлен неграмотно. Видимо, соответствующую информацию ему подали.

Общественные слушания должны быть проведены и будут проведены. Нужно узнать мнения киевлян, запротоколировать их.

К народным депутатам я лично не обращался. Это была инициатива общественности. Так что я комментировать реакцию парламентариев не могу.

Безусловно, когда ты – обычный житель, критиковать власть удобно. Другое дело, как каждый человек поведет себя после того, как получит в руки определенную долю власти. Я пытаюсь сохранить озеро, хочу, чтобы таких депутатов было в Киевсовете больше. Хотя бы десять человек. Они могли бы поломать, поменять систему.

— Какими будут дальнейшие шаги по спасению озера?

— Мы должны провести общественные слушания. По-хорошему, дабы Утиное озеро существовало и дальше, застройщик должен самостоятельно отказаться от своей деятельности.

Если бы наш мэр также легко, как он заворачивает предложенный мной проект решения, дал указание коммунальному предприятию «Житлоинвестбуд-УКБ», принадлежащее нам с вами, отказаться от деятельности. Да, будут убытки. Но озеро стоит дороже. Сейчас засыплют его, потом начнут засыпать Днепр. Застройку осуществляет наше предприятие. Жители отдают себе отчет, что понесены расходы, но хотят сохранить озеро. Вопрос только в политической воле.

Влад Руденко, Лидия Яковчук

материалы рубрики
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина Politeka on-line
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды» Politeka on-line
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды»
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире» Politeka on-line
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире»
Названа главная угроза для Зеленского: «премьер сделал ошибку», грядут перемены Politeka on-line
Названа главная угроза для Зеленского: «премьер сделал ошибку», грядут перемены
Эдуард Юрченко об аресте Порошенко: «это лишний шаг» Politeka on-line
Эдуард Юрченко об аресте Порошенко: «это лишний шаг»
Стало известно о новых тарифах на отопление: «будут проблемы» Politeka on-line
Стало известно о новых тарифах на отопление: «будут проблемы»
Экс-депутат рассказал, кто формировал состав КГГА: «Кличко был марионеткой» Politeka on-line
Экс-депутат рассказал, кто формировал состав КГГА: «Кличко был марионеткой»
Андрей Пальчевский назвал настоящую причину пресс-марафона: «бей своих, чтобы чужие боялись» Politeka on-line
Андрей Пальчевский назвал настоящую причину пресс-марафона: «бей своих, чтобы чужие боялись»
Советник Зеленского объяснил, каким будет новое сотрудничество с МВФ: «уровень доверия изменился» Politeka on-line
Советник Зеленского объяснил, каким будет новое сотрудничество с МВФ: «уровень доверия изменился»
Зеленский превзошел сам себя, появились первые результаты пресс-марафона: «аплодируют стоя» Politeka on-line
Зеленский превзошел сам себя, появились первые результаты пресс-марафона: «аплодируют стоя»
Юрий Атаманюк раскрыл новые детали о деле «Burisma»: «нужно срочно собрать СНБО» Politeka on-line
Юрий Атаманюк раскрыл новые детали о деле «Burisma»: «нужно срочно собрать СНБО»
Эксперт раскрыл правду о Нормандском формате: «Украина стоит на пороге разрушения» Politeka on-line
Эксперт раскрыл правду о Нормандском формате: «Украина стоит на пороге разрушения»