Луценко против Довгого: как ГПУ превратила правосудие в фарс

Луценко против Довгого: как ГПУ превратила правосудие в фарс

11 июля Верховная Рада рассматривала представления Генпрокуратуры в течение пяти часов. Депутаты дали согласие на снятие неприкосновенности с Олеся Довгого, Максима Полякова и Борислава Розенблата, а в отношении Евгения Дейдея и Андрея Лозового — отказали.

Избирательное правосудие

Результат голосования в очередной раз показал, что «своих» не сильно трогают, а генпрокурор без юридического образования до сих пор «плавает» в правовых вопросах и способен лишь хорошо играть в политические пасьянсы и мстить старым обидчикам.

Особенно показательно это в отношении Олеся Довгого. Начиная с того, что генпрокурор выдвинул обвинения в его адрес по делу более чем десятилетней давности, притом, что решение по земле принималось на заседании горсовета, то есть коллегиально, а значит, по сути, к ответственности надо привлекать 63 экс-депутатов горсовета, включая экс-мэра, однако они по делу не проходят. Получается, что главное для ГПУ — не добиться правосудия, а оказать давление на конкретного политика.

«В случае с Довгим тут действительно пахнет политикой, поскольку то решение было коллегиальное и прецедент с Довгим закладывает мину под решения очень многих органов власти Украины. Плюс конечно еще и сроки давности. Здесь правовая база обвинения достаточно скользкая. Из всех представлений ГПУ, обвинения Довгого выглядят, мягко говоря, неубедительными», — говорит политолог Андрей Золотарев.

Согласен с ним и народный депутат Украины Евгений Рыбчинский.

«Моя позиция такова: если судить Олеся, то нужно привлечь к ответственности еще 67 депутатов КГГА, которые голосовали за выделение земли. Их фамилии известны, поэтому вопрос нужно выносить в публичную плоскость. И тогда власть поддержала это решение. Нынешняя власть поступает также: они выделяют очень большие земельные участки для частного строительства и так далее. В том числе, и в Голосеевском районе Киева. И сделать тут ничего нельзя, поскольку нынешний секретарь КГГА – это фактически депутат Голосеевского района. И что ему остается делать, если он работает на власть», — заявил нардеп.

Сам Довгий честно признался на трибуне Рады перед голосованием по снятию с него неприкосновенности, что «регламент нарушал, но закон не переступал». При этом напомнил главе ГПУ, что был среди тех депутатов, которые «протягивали решение» в Верховной Раде о назначении Луценко генпрокурором, при этом также нарушая регламент.

«Мы с вами, грубо нарушая регламент, с голоса протягивали многочисленные изменения в действующее законодательство Украины, которыми протянули господина Луценко на должность Генерального прокурора. И когда мы это с вами делали, мы верили, что именно Луценко на должности Генерального прокурора будет человеком, который на своем собственном опыте пережила беспредел силовых структур. Мы верили, что он станет человеком, который никогда в жизни не использует эту власть для выяснения личных отношений и обид прошлого. Мы надеялись, что он будет работать на будущее. Когда я говорю «будущее», я имею в виду не популизм ради баллов на будущие выборы. Я имею в виду честную ежедневную работу ради будущих поколений», — отметил Довгий.

Снятие неприкосновенности с Довгого стало, по сути, сведением политических счетов и показательной демонстрацией силы властной коалиции перед другими политическими силами.


«Фактор Довгого в Раде — он один из ключевых коммуникаторов и очень влиятельная и заметная фигура. Он известен как коммуникатор, переговорщик между различными группами. Видимо таким путем пытаются надавить на него, поднимая дела из прошлого. Но юридическая перспектива этого обвинения весьма эфемерная», — отмечает Золотарев.


С ним согласен и политтехнолог Алексей Якубин: «Дело в отношении Довгого — это некая попытка власти напомнить всем выходцам из бывшей власти о лояльности. Напомнить, то, что если они будут так себе вести, как, например, группа бывшего УДАРа, то у власти на них есть что-то по Киеву, земле и прочее. То есть, чтобы они начали вести себя более лояльно по отношению к власти. Это также намек Киевской власти. Это попытка всей группы, которая работала с Черновецким и сейчас работает, чтобы они были более лояльными. Например, как в ситуации конфликта УДАРа с остальной частью БПП».

Страх прикосновенности

Сами депутаты заявляют, что снятие неприкосновенности с отдельных нардепов – демонстрация того, что нынешняя власть продолжает держаться за старые привилегии.

«Если говорить о неприкосновенности – ее нужно было снимать еще в первый год нашего депутатства. Причем не только нашу, а и с судей, президента Украины и так далее. То, что этот вопрос затянулся на столько лет, говорит о том, что у власть имущих были совсем другие планы по этому поводу. На сегодняшний день им нужно как-то реабилитироваться, а как это можно сделать, как не через парламент, понизив его до уровня плинтуса. А решать все будет только Банковая, и на ней будет якобы держаться порядок в стране. Хотя порядка никакого в стране просто нет», — говорит нардеп Евгений Рыбчинский.

В том, что неприкосновенность для политической элиты — пережиток прошлых времен, уверен и нардеп Сергей Шахов: «Нужно снять неприкосновенность со всех депутатов, президента, генеральных прокуроров и так далее. Не должно быть во время войны привилегированных людей. Не нужно сегодня манипулировать сознанием людей относительно снятия неприкосновенности. Ее нужно снять со всех».

Олесь Довгий сам попросил нардепов снять с него неприкосновенность.

«Имея мужество и ответственность перед вами и перед украинским народом, как последовательный политик я прошу вас поддержать это с юридической точки ничтожное представление для того, чтобы дать мне возможность выполнить свое предвыборное обещание, и для того, чтобы иметь возможность доказать свою правоту, как каждый гражданин Украины в суде», — сказал Довгий перед голосованием в Верховной Раде.

Учитывая насколько некачественно ГПУ подготовила уголовное дело против политика, а также то, что у его уголовного производства в октябре заканчивается срок давности, Олесь Довгий, скорее всего, уже осенью вернется в сессионный зал. Если так и произойдет, то он станет первым, кто не побоявшись отказаться от бронированного стекла депутатской неприкосновенности, докажет, что даже в одиночку можно победить не только Генпрокуратуру, но и саму властную систему.

Николай Кравченко

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов