Порошенко в Грузии: партнерство с чистого листа и «пропасть между прошлым и будущим»

Порошенко в Грузии: партнерство с чистого листа и «пропасть между прошлым и будущим»

О похожей истории и общих вызовах

Вряд ли во всем мире найдется страна (разумеется, за исключением Литвы), которую можно было бы назвать большим другом Украины, чем Грузия. Причем это касается отношений как на бытовом, так и на официальном уровне.

История наших стран и народов имеет немало параллелей. И украинцы, и грузины принадлежат к единой причерноморской цивилизации. И украинцы, и грузины после монголо-татарского нашествия надолго потеряли государственность и попали под власть могущественных соседей. И украинцы, и грузины, борясь за независимость, имели неосторожность заключить ситуативный союз с «большим православным братом» с севера, наивно полагая, что с «единоверцами» договориться будет проще. И те, и другие были тотчас же порабощены Москвой.

Мечты обеих народов о вожделенной независимости после распада издыхающей империи Романовых были задушены штыками российской Красной Армии. Кстати, во время национально-освободительной борьбы и Киев, и Тбилиси получили мощнейшие удары в спину: тогда новосозданная Польская республика захватила у нас Галичину и Волынь, а новосозданная Турецкая республика аннексировала Батуми.

Крах СССР сопровождался массовыми митингами и в Украине, и в Грузии (причем в Грузии Москва организовала кровавый разгон демонстрации в апреле 1989-го).

Оппозиционный митинг прошел в Тбилиси в апреле 1989 г., в результате его силового разгона на месте погибли 16 человек

Получив долгожданную независимость, обе страны выразили желание стать частью западного мира и максимально плотно сотрудничать с НАТО и Европейским Союзом. При этом ни Киев, ни Тбилиси изначально особо не преуспели ни на пути европейской и евроатлантической интеграции, ни в части реформирования и внутренней трансформации. В обеих республиках к власти пришла постсоветская номенклатура, построившая систему коррумпированного олигархического капитализма. Неразвитость экономики, системная коррупция и слабость государственных институтов создали идеальную среду для деятельности российских спецслужб, госкомпаний и других агентов влияния, которые скупали украинские и грузинские «элиты» оптом и в розницу. Через них, в свою очередь, Кремль устанавливал контроль и над политической жизнью, и над информационной сферой, и над целыми секторами экономики двух стран.


Верная своей идеологии «разделяй и властвуй», Москва создала в Грузии полностью завязанные на нее сепаратистские анклавы в Абхазии и Южной Осетии. В нашей стране тем временем шло широкое становление сети пророссийских антиукраинских и антизападных организаций, проповедовавших идеологию раскола страны.


На определенном этапе своей истории Грузии крупно повезло. Пришедшая после «Революции роз» команда реформаторов во главе с президентом Михаилом Саакашвили провела беспрецедентные для постсоветского пространства реформы, создавшие из failed state нормальную страну. Коррупция и преступность упали практически до нуля, был создан дееспособный государственный и силовой аппарат (из которого были вычищены иностранные агенты), либерализированная экономика росла семимильными шагами. Ответом Кремля на активность Саакашвили стала прямая агрессия в 2008 году с последовавшей аннексией территорий, населенных осетинами и абхазами. Шестью годами позже, уже Украина столкнулась с прямой агрессией «старшего брата», последовавшей за этим гибридной войной и оккупацией части нашей территории.

Похолодание длиной в девять лет

На этом фоне выглядит откровенно странным, что отношения между официальным Киевом и Тбилиси в последние годы практически не развивались. Последний визит главы украинского государства в грузинскую столицу состоялся девять лет назад, 12 августа 2008 года. Тогда Виктор Ющенко совместно с лидерами Польши и стран Балтии выступил на антивоенном митинге в центре Тбилиси, в тот момент, когда российские танки стояли в 30 километрах от города.

Пришедший на смену Ющенко Виктор Янукович откровенно избегал контактов с грузинскими властями – чтобы на него, не дай Бог, косо не посмотрели в Кремле. Но и после Революции достоинства контакты между двумя странами в основном ограничивались работой в рамках многосторонних форматов – например, «Восточного партнерства».

Южный Кавказ на какое-то время объективно выпал из фокуса внешнеполитических приоритетов Киева. Решение проблем, связанных с отражением российской агрессии, выдвинуло на первый план отношения с теми, кто реально может хоть чем-то помочь, сосредоточившись на сотрудничестве с Евросоюзом и Соединенными Штатами. В свою очередь, Тбилиси делает упор на развитии отношений с теми же США и ЕС, а также – с соседней Турцией, странами Центральной Азии и Китаем (Пекин рассматривает Закавказье как перспективный транспортный узел и готов инвестировать в развитие инфраструктурных проектов).

Грузинское правительство также откровенно не желало выступать единым фронтом с нашей страной в вопросах получения визовой либерализации со странами ЕС. В Тбилиси не скрывали своего раздражения намерением Брюсселя увязать предоставление безвиза Украине и Грузии в один пакет. И – будем справедливы – их можно понять: грузины выполнили свое «домашнее задание» гораздо раньше нас. Выполнили качественно, без проволочек и без постоянных окриков еврочиновников. В итоге же грузинские граждане оказались заложниками стремления украинских власть имущих затормозить принятие и имплементацию антикоррупционного законодательства, сорвать старт работы НАБУ и выхолостить е-декларирование. Более того, существует информация, что в июне прошлого года президент Порошенко просил европейцев не предоставлять грузинам безвизовый режим раньше, чем его получит Украина, ибо это подорвет его позиции внутри страны. А это совсем уж некрасиво.


В украино-российском конфликте Тбилиси занял крайне осторожную позицию, боясь чем-либо спровоцировать Кремль. Особо всполошил руководство Грузии призыв Михаила Саакашвили к грузинским добровольцам сражаться с российскими оккупантами на Донбассе – дескать, экс-президент хочет втянуть Грузию во вторую войну с российским медведем.


Да и в целом, фактор Саакашвили, ставшего сперва советником Петра Порошенко, а затем руководителем Одесской области, был весьма существенным раздражителем для пришедшей к власти партии «Грузинская мечта». Тем более, что он при этом продолжал весьма активно интересоваться грузинской политикой и влиять на нее. Дважды грузинская прокуратура требовала выдать бывшего лидера, но получила отказ.

Петр Порошенко, Михаил Саакашвили

Впрочем, в последнее время грузинский реформатор стал для властей Украины и Грузии скорее объединяющим фактором: и в «Грузинской мечте», и в команде украинского президента Михаила Саакашвили откровенно ненавидят. Первые искренне хотят отомстить Саакашвили и его команде за пережитый в 2003-2012 годах страх, ликвидацию коррупционных схем и массовые посадки преступников. Вторые не менее искренне стремятся не допустить подобного «апокалипсиса» в Украине.

Партнерство, договоренности и визит к российским оккупантам

В первый день двухдневного (а формально – даже трехдневного визита; что явно говорит о намерении сторон подчеркнуть его важность) Петр Порошенко встретился со своим грузинским коллегой Георгием Маргвелашвили, главой правительства Гиорги Квирикашвили и спикером парламента Иракли Кобахидзе.

В частности, президенты двух стран подписали декларацию о стратегическом партнерстве между Украиной и Грузией, которую украинский лидер назвал «историческим документом».

«Это высшая форма доверия между руководством государств и высшая форма доверия между нашими народами», – добавил он, подчеркнув, что стратегическое партнерство обусловлено также «общими вызовами и общими угрозами».

Он поблагодарил Маргвелашвили за партнерство и координацию действий, в том числе – в секторе обороны и безопасности.

По словам Петра Порошенко, президенты говорили о том, как укрепить и развить такое партнерство: «Существует много идей, каким образом будет проводиться взаимная подготовка бойцов наших вооруженных сил как на территории Грузии, в том числе и наших горно-стрелковых подразделений, так и на территории Украины, где мы открыты к тому, чтобы передать победоносный опыт Вооруженных сил Украины в гибридной войне».

Президент Украины рассказал, что Киев и Тбилиси запланировали широкую повестку дня двусторонних отношений и координацию действий в международных организациях — в частности, в Совете безопасности и Генасамблее ООН.

«У нас похожие проблемы — в Грузии Абхазия и Южная Осетия, в Украине — это Крым и отдельные районы Донбасса. Поэтому нам необходимо активизировать сотрудничество в ООН, прежде всего в Совете Безопасности», — отметил он.

Кроме того, Порошенко поинформировал, что Украина, Грузия и Молдова совместно с европейскими партнерами начинают работу по формированию следующего этапа повестки дня программы Европейского Союза «Восточное партнерство».

«Мы подписали документ, который отражает реальное настроение народов двух стран. Мы договорились, что будем еще активнее в вопросах интеграции наших стран в европейское пространство. Мы беседовали о сотрудничестве в оборонной сфере, экономических проектах, относительно безопасности Черного моря», — рассказал, в свою очередь, после завершения переговоров грузинский лидер.

Петр Порошенко, Георгий Маргвелашвили
Петр Порошенко и президент Грузии Георгий Маргвелашвили

Несколько позже во время переговоров с  премьер-министром Грузии Гиорги Квирикашвили Петр Порошенко обсудил сотрудничество в торгово-экономической сфере, отметив стремление к увеличению товарооборота между двумя странами в ближайшей перспективе минимум до одного миллиарда долларов США.

Порошенко и Квирикашвили подчеркнули важность углубления сотрудничества в многосторонних форматах с целью деоккупации территорий Украины и Грузии. Собеседники договорились положить начало деятельности новосозданного Украинско-Грузинского стратегического совета высокого уровня.


Вопрос о возможной экстрадиции Михаила Саакашвили в Грузию был поднят лишь на уровне журналистов на пресс-конференции. Порошенко ответил: мол, вопрос никто не поднимал, потому он и не рассматривался. О том, что Украина просто не может выдать собственного гражданина третьей стране, Петр Алексеевич отчего-то не добавил.


После пресс-конференции лидеры Украины и Грузии также открыли грузино-украинский бизнес-форум, который не обошелся без легкого конфуза: в слове «Украина» присутствовала лишняя буква «А».

«Результат традиционной лени и раздолбайства», — вздыхает известный тбилисский политолог Гела Васадзе.

В целом визит прошел откровенно неплохо. Сейчас Киев и Тбилиси имеют куда больше точек соприкосновения, нежели подводных камней. Украинский президент, как всегда, проявил себя талантливым дипломатом и великолепным оратором. Можно констатировать, что доверие почти полностью восстановлено. Подписаны важные документы. Теперь важно, чтобы подписанные документы и заверения в вечной любви исполнялись должным образом.

Максим Викулов

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов