Нелиберальная демократия: почему Польшу накрыла волна протестов

Нелиберальная демократия: почему Польшу накрыла волна протестов

По стопам Орбана и Эрдогана

В книге «Будущее свободы», известный американский политолог Фарид Закария описывает современный феномен «нелиберальной демократии»: становление авторитарных или полуавторитарных режимов, имеющих все формальные признаки демократий.

Они опираются не на аппарат силового подавления, а на поддержку большинства или значительной части народа, симпатии которого удерживают раздачей социальных благ или других преференций. Правящая группа игнорирует процедурные моменты, дискриминирует оппозицию и несогласных, заменяет принцип верховенства права верховенством принятых ею же законов, которые меняют в угоду текущему моменту. На любую критику режим отвечает словами о священном праве народа проводить ту политику, которая ему угодна.

Яркие примеры нелиберальной демократии — современные Венесуэла и эрдогановская Турция, Сербия времен Слободана Милошевича. Не прошел этот процесс мимо Евросоюза: Венгрией управляет автократический режим Виктора Орбана, Словакией – чуть менее автократический режим премьера Роберта Фицо.


В последние годы аналогичные угрозы появились в крупнейшей стране восточной Европы, чей народ всегда был одним из самых свободолюбивых и независимой – Польше.


Выиграв в 2015 году президентские, парламентские и местные выборы, сосредоточив практически всю власть в своих руках, партия Ярослава Качиньского «Право и Справедливость» (ПиС) ради своих национал-консервативных идей решила больше не играть в демократию (как в 2006-2007 годах), а построить в Польше систему такой себе «управляемой демократии».

«Рано или поздно мы построим в Варшаве Будапешт», — сказал в сове время Качиньский своим соратникам.

Придя к власти, националисты, засучив рукава, взялись за построение орбановской модели на берегах Вислы.

Первым делом, ПиС позаботился о создании собственной устойчивой социальной базы. Консерваторы пришли к власти, используя, в первую очередь, недовольство излишне либеральной экономической политикой своих предшественников – партии «Гражданская платформа» Дональда Туска и Бронислава Коморовского.

Несмотря на бурный экономический рост, взрывообразное повышение доходов и превращение страны в «экономического тигра» и инвестиционную Мекку Восточной Европы, многие поляки так и не смогли найти себя в условиях рыночной экономики. Растущее имущественное расслоение побудило их голосовать за тех, кто пообещал более «справедливое», на их взгляд, общество – то есть перераспределить доходы в пользу малоимущих. ПиС не обманул ожидания своих избирателей, существенно снизив пенсионный возраст, а также выплачивая 500 злотых (примерно 120 евро) в месяц семьям, воспитывающим второго и каждого следующего ребенка.

Польша, Ярослав Качиньский
«Обычный» депутат Ярослав Качиньский и его партия ПиС контролирует премьера Беату Шидло и президента Анджея Дуду

Рожать действительно стали больше, но лишь в самых бедных и, зачастую, не самых благополучных семьях. Пенсионные инициативы привели не только к негативным изменениям в структуре занятости населения, но и увеличили нагрузку на бюджет. В результате выросли налоги и бюджетный дефицит. Оплатили социальный популизм правительства, как всегда, бизнес, средний класс и экономически активные слои населения. Экономический рост замедлился с 3,5% до 2,5%, злотый дешевеет по отношению к евро и доллару.

Поскольку большинство симпатиков ПиС – откровенные польские «ватники», это обязывает к соответствующей риторике. Правящая партия не подвела своих сторонников, подыгрывая росту агрессивного национализма. Волынскую трагедию используют, разыгрывая антиукраинскую карту. Официальный Вильнюс обвиняют в якобы дискриминации польского меньшинства в Литве. Директором польского Института национальной памяти стал Ярослав Шарек, который готов оспаривать ответственность поляков за убийства евреев в годы Второй мировой войны в Едвабно.

Кроме того, власти используют откровенно антиевропейскую риторику, обвиняя Берлин, Париж и Брюссель в давлении и вмешательстве во внутренние дела. Варшава постоянно заостряет внимание на нежелании принимать у себя мигрантов с Ближнего Востока (хотя сами мигранты туда не особо и стремятся), а также заявляет, что Евросоюз не вправе учить поляков демократии. Однако правящая партия не отказывается от финансовой помощи Брюсселя, которая составляет около 11 млрд евро в год.

С 2004 по 2014 год Польша получила 101,3 млрд евро помощи в рамках программ, направленных на повышение уровня жизни и конкурентоспособности польской экономики. В следующие шесть лет варшавские евроскептики рассчитывают получить от ненавистных им евробюрократов еще 105,8 млрд.


Социальные выплаты и националистическая риторика оказались верной ставкой – правящая партия смогла создать широкий и устойчивый класс своих приверженцев. Даже сейчас, на фоне протестов, рейтинг ПиС составляет 38%. В то время, как либералов из «Гражданской платформы» поддерживает лишь 19% поляков.


Одновременно партия Качиньского устанавливает контроль над всей жизнедеятельностью страны. На службу власти поставлены государственные СМИ, в которых сменили все руководство высшего и среднего звена. С Польского радио и телеканала TVP уволили около двухсот сотрудников, а на их место пришли журналисты правых интернет-порталов, как правило, без опыта работы в студии. Тогда же Качиньский и компания попытались поставить под контроль Конституционный суд. И то, и другое сопровождалось массовыми протестами, на которые власти особо не реагировали.

Польша, протесты, СМИ
Протесты польских медийщиков

Попытка подмять суды и реакция общественности

ПиС решила под видом судебной реформы установить контроль над всей судебной вертикалью страны. Были приняты три закона: «О национальном совете судопроизводства», «Об общих судах» и «О Верховном суде».

Первый определяет, что отныне персональный состав Нацсовета судопроизводства (органа, назначающего судей и занимающегося вопросами их продвижения по службе) будут назначать президент, Сейм и Сенат (напомним, все три институции контролирует правящая партия). Закон «Об общих судах» предоставит Министру юстиции (который по совместительству становится и генеральным прокурором) возможность менять председателей апелляционных и окружных судов, а прокурорам – влиять на выбор судей для рассмотрения дела. Наконец, закон «О Верховном суде» предполагает полную перезагрузку этого органа, а назначение будет осуществляться по представлению все того же всемогущего министра юстиции.


Естественно, что суть и процедура принятия (ночью, без надлежащего обсуждения, без принятия поправок от оппозиции) этих законопроектов возмутили думающую часть польского общества. 20 июля на улицы польских городов вышли около 120 тысяч человек. Из них 60 тысяч – в Варшаве.


Тогда же в центре польской столицы впервые появился небольшой палаточный городок со своим генератором. Власти в лице МВД пригрозили активистам уголовным преследованием, проправительственная пресса объявила демонстрантов едва ли не «боевиками» и «террористами», а Ярослав Качиньский в истеричном выступлении обозвал оппозиционных депутатов «предательскими мордами» и «канальями». Еврокомиссия пригрозила применить Седьмую статью конституции ЕС (предусматривающую введение санкций) против Польши. Как и следовало ожидать, венгерский «образец для подражания» Виктор Орбан пообещал «защитить» Варшаву от «европейской инквизиции». Каким образом одна страна, живущая за счет дотаций ЕС, собирается защищать другую страну, живущую за счет дотаций ЕС, от этого самого ужасного ЕС, предстоит лишь догадываться.

Кроме того, немножко притормозить польских политиков попросили и по ту сторону Атлантики. Спикер Госдепа Хизер Нойерт заявила, что Вашингтон «обеспокоен законодательными шагами польского правительства, которые, как представляется, ограничивают судебную власть и потенциально могут ослабить правовую систему».

Это важно, так как, судя по всему, функционеры ПиС увидели в Дональде Трампе брата-близнеца, а прошедший с триумфом визит американского лидера на саммит Триморья явно расценили как карт-бланш на любые подобного рода «новации».

Дональд Трамп, Анджей Дуда
Президенты Дональд Трамп и Анджей Дуда

Бунт на корабле

Как бы то ни было, но в понедельник, 25 июля, президент Анджей Дуда объявил о наложении вето на два закона из трех. Изначально все подумали, что речь идет о второй полноценной победе гражданского общества над властью. Первая победа была в прошлом году, когда массовые протесты польских женщин заставили ПиС отказаться от планов полного запрета абортов.

Тотчас же среди протестующих возникли дискуссии: считать ли президентское вето победой и расходиться по домам, или же «чуть-чуть» авторитаризма Польше тоже не нужно, надо добиваться отмены всего пакета. Судя по всему, возобладала вторая точка зрения, так как десятки тысяч людей в Варшаве, Вроцлаве, Гданьске и других городах вышли на улицу.

Одновременно появилась информация о том, что правящая партия намерена продолжать реформу, невзирая на вето президента. Изначально все подумали о некой тактической игре власти – с неясной, правда, целью. Но сейчас никто не сомневается – президент Дуда впервые проявил характер, пойдя против воли фактического шефа, всесильного лидера партии Ярослава Качиньского.

24 июля премьер-министр страны Беата Шидло недвусмысленно заявила о готовности продолжить реформу, невзирая на вето президента, которое лишь «затормозило работу по реформированию» и «ввело в заблуждение» граждан. В конце концов, глава правительства пообещала довести реформу до конца, не поддавшись «давлению улицы и зарубежья».


«У нас есть стабильное большинство. Мы не поддадимся давлению. Мы будем реализовывать нашу программу», – подчеркнула премьер. По мнению Шидло, «вето президента играет на руку тем, кто борется за сохранение несправедливой системы».


В тот же вечер прошли экстренные консультации руководства правящей партии, на которой решался вопрос стратегии ПиС в столь нестандартной ситуации. По итогам заседания партийная верхушка так ничего и не решила. Хотя нет никакого сомнения в том, что Ярослав Качиньский воспринимает демарш Анджея Дуды как «предательство».

протесты, Польша
Протесты в Кракове

Несмотря на популярность Дуды, реальных властных рычагов у него не так уж и много. Партия же пребывает под полным контролем Качиньского: все руководство партийными структурами, премьер, ключевые министры, спикеры Сейма и Сената, руководители парламентского большинства, губернаторы, мэры крупнейших городов – персональные выдвиженцы серого кардинала польской политики. Когда вся эта мощь обрушится на голову строптивому президенту – лишь вопрос времени.


Пока же власть готовит «польский антимайдан» — масштабные акции своих сторонников. Основными «врагами народа» заочно определены Евросоюз в лице президента Совета ЕС, экс-премьера Польши Дональда Туска и заместителя главы Еврокомиссии Франса Тиммермана, который первым заявил о возможности введения санкций против Варшавы, а также известный американский филантроп Джордж Сорос.


В целом, ситуацию поставили на паузу. Оппозиция разобщена и не знает, что делать дальше – среди протестующих можно насчитать как минимум три центра влияния, каждый из которых не может сформулировать внятную повестку дня.

Власти явно намерены идти до конца и ломать своих противников через колено – в лучших традициях Эрдогана и Мадуро. Сейчас они продолжают поливать своих противников грязью. Чего только стоят заявления одного из сенаторов ПиС, что на улицы вышли «полезные идиоты», «большевистские привидения» и «кагебешные вдовы». Скорее всего, власть готовится к преодолению президентского вето на осенней сессии парламента, а возможно готовит и новые инициативы по закручиванию гаек.


Напряженные отношения между президентом Дудой и простым депутатом Качиньским в любую секунду могут перерасти в горячую стадию. А Брюссель и Берлин и дальше будут пристально наблюдать за развитием ситуации – чтобы в случае чего, тут же выразить свою самую глубокую озабоченность.

Максим Викулов

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов