Тарас Загородний о роспуске парламента и коалиционном «Титанике»

Тарас Загородний о роспуске парламента и коалиционном «Титанике»

Согласно регламенту Верховной Рады, коалиция — это политическое объединение, которое формируется большинством депутатов — представителей фракций на основе согласованных политических позиций.

Основа ее работы закрепляется в коалиционном соглашении, в соответствии с которой определяются принципы деятельности, основные задачи, политическая направленность и порядок принятия законопроектов.

Три года назад, 24 июля 2014, коалиция «Европейский выбор», когда из ее состава вышли фракции «УДАР» и «Свобода», официально прекратила существование. После парламентских выборов 2014 года, пять депутатских фракций создали новую коалицию — «Европейскую Украину».

В начале 2016 года о своем выходе из нее заявили «Батькивщина», «Самопомич» и Радикальная партия Олега Ляшко. Таким образом, нынешняя коалиция состоит из «Блока Петра Порошенко» и «Народного фронта». Вместе у фракций есть 219 депутатов. С точки зрения простой арифметики, необходимых для коалиции 226 явно нет.

О том, есть ли в Верховной Раде коалиция и, соответственно, действительно ли коалиционное соглашение, Politeka поговорила с политическим экспертом, управляющим партнером Национальной антикризисной группы Тарасом Загородним.

— Существует ли коалиция «Европейская Украина» после выхода из нее трех из пяти депутатских фракций, которые ее создали?

— Де-факто, коалиции в Верховной Раде нет больше года. Если посчитать по пальцам депутатов в «Народном фронте» и «Блоке Петра Порошенко» — уже не получается необходимого для большинства количества нардепов.

Окончательного списка депутатов, которые входят в коалицию, нет. В такой ситуации, де-факто и де-юре, парламент не может существовать. Его должны распустить. Но чтобы это сделать, сначала спикер должен заявить об отсутствии коалиции. С этого момента, если в течение месяца не будет сформировано новое большинство, президент получает право распустить парламент.

— Почему его еще не распустили?

— Обещали, что Верховная Рада VIII созыва будет работать по-новому, а не как «злочынна влада». Оказывается, ничего подобного. Уже даже на кнопкодавство никто внимания не обращает. Потому что все, кто раньше этим следили — стали властью. И как-то не видно, что они протестуют против того, что в их фракциях это происходит. Не выходят из них, не делают громких заявлений. Все спокойно, потому что всем так выгодно. Можно по-новому дальше этим заниматься.

— Если коалиции нет, как тогда все это время функционировал парламент?

— Вот есть такая правовая коллизия. В действительности, парламент нелегитимен. Но четко не прописано, что делать дальше, если нет коалиции. Этой правовой коллизией и пользуются все, кто хотят. Продолжаются гибридные голосования. По отдельным вопросам как-то набирают необходимые голоса. Где-то помогают другие фракции, тот же «Оппозиционный блок».

— Вопрос коалиции недостаточно урегулирован на законодательном уровне?

— Да. Вообще непонятно, из кого она состоит. Допустимо ли индивидуальное членство? Сейчас есть два взаимоисключающих решения Конституционного суда. Одно говорит, что коалицию могут формировать только депутатские фракции. Но когда Партии регионов не хватало голосов, они провели еще второе решение Конституционного суда. Согласно ему, для ее создания допускается индивидуальное членство. То есть отдельные нардепы, которые не входят ни в одну из фракций могут становиться членами коалиции. Эта неопределенность продолжается, и так называемые «коалицианты» ею пользуются.

— Если удастся дожать, чтобы все-таки обнародовали список коалиции, то впопыхах будут вписывать отдельных депутатов?

— Все видят нынешние рейтинги власти, поэтому никто не будет ставить свою подпись, чтобы не светиться. Или только за большие деньги.

Для них все же лучше список показывать. Они продолжать «морозиться». Спикер Андрей Парубий говорит, что это вопрос не к нему, а в Аппарат Верховной Рады. В свою очередь, Аппарат ВР ничего об этом не знает. Получается некий чиновничий футбол.

Нынешняя ситуация выгодна всем. Но в первую очередь — «Народному фронту». У них фактически нулевой рейтинг. В случае роспуска парламента, они не имеют никаких шансов попасть в следующий созыв. «Блок Петра Порошенко» также все устраивает. Ну кроме того, что им приходится делиться с «Народным фронтом» и поэтому тот контролирует отдельные должности. Это в первую очередь касается Министерства внутренних дел и Министерства юстиции.

— Сейчас есть коалиционное соглашение?

— Конечно же, нет. Покажите соглашение с мокрыми печатями и подписями?

— Чем тогда руководствуется Верховная Рада при принятии стратегических законов?

— Ничем. Им просто на все наплевать. Соглашение потерялось, и все. А люди как-то спокойно это воспринимают. Ну а как иначе? Сделали же ребрендинг власти. Теперь имеем европейскую коалицию, которая себе позволяет то, что никогда даже не позволяла преступная власть.

— На следующей сессии общество дальше будут убеждать, что коалиция существует, или все же увидим ее создание?

— Никто не поднимется на «Титаник», который уже тонет. У власти отрицательные рейтинги, и никто не хочет к ней присоединяться.

Все понимают, что существует высокая вероятность досрочных выборов. Сейчас вступить в коалицию — себе дороже будет.

Вот и вся политическая логика. Лучше быть в оппозиции. В Украине всегда выигрывает оппозиция.

— Осенью будут выборы?

— Теоретически, возможно. Учитывая, что сейчас происходит слишком большая активность. Во-вторых, роспуск парламента, как ни странно, был бы интересен БПП. Потому что «Блок Петра Порошенко» живет в логике второго тура президентских выборов. Чтобы лучше контролировать избирательный процесс, им необходимы МВД и Минюст, которые сейчас за «Народным фронтом».

Ольга Головка

материалы рубрики
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь» Politeka on-line
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь»
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет» Politeka on-line
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет»
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины Politeka on-line
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются» Politeka on-line
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются»
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…» Politeka on-line
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…»
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы» Politeka on-line
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы»
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует» Politeka on-line
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует»
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить» Politeka on-line
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить»
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор» Politeka on-line
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор»
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина Politeka on-line
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды» Politeka on-line
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды»
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире» Politeka on-line
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире»