Визит Волкера и санкционный закон: что происходит на «русском фронте» Вашингтона

Визит Волкера и санкционный закон: что происходит на «русском фронте» Вашингтона

Волкер на линии огня: «горячая стадия конфликта» и летальное оружие для Киева

Назначение Курта Волкера — кадрового разведчика и дипломата – специальным представителем Госдепа США по Украине, было встречено на ура как официальным Киевом, так и друзьями нашей страны по всему миру. Появилась надежда, что человек, не питавший сантиментов касательно исходящей от Москвы угрозы, близкий соратник Джона Маккейна сможет наконец-то разобраться в ситуации, и объективно информировать мировые столицы о том, как Кремль развязал и поддерживает позиционную войну на востоке Украины.

А также – не позволит россиянам водить себя за нос, что нередко допускала его весьма далекая от украино-российского конфликта предшественница, помощник Госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд.

Поводы для подобного оптимизма были: ранее Волкер неоднократно призывал активно и системно противодействовать российской агрессии против нашей страны, помогать Украине всеми способами, тренировать и оснащать нашу армию, предоставить Киеву летальное оружие и вообще – сделать для Кремля конфликт настолько дорогим удовольствием, чтобы тот сам захотел убраться с украинской территории. Минские же договоренности новый спецпредставитель назвал «соглашениями по разделу Украины».

Существовали опасения, что, заступив на дипломатическую службу, Курт Волкер резко изменит тональность и суть своих высказываний – ведь мы знаем множество примеров, когда политики, призывающие к жестким мерам, после получения высокого поста становились куда более «умеренными».

К счастью, во время последнего визита на линию соприкосновения, Волкер полностью развеял подобные опасения, в который раз подтвердив свою репутацию последовательного и принципиального человека. В частности, спецпредставитель заявил, что ситуация на востоке Украины находится на стадии горячей войны, а не замороженного конфликта; поставил знак равенства между ситуаций в Крыму и на Донбассе; и в который раз (но уже – в принципиально новом статусе) высказался за предоставление оборонительного вооружения нашей стране.

Более того, по словам дипломата, в Вашингтоне активно рассматривается вопрос о поставках Украине такого оружия. В то же время, Волкер признал, что не может сказать, когда такое решение будет принято (и будет ли вообще). А спикер Госдепартамента Хизер Нойерт заявила, что Соединенные Штаты не принимали решения о поставка летального оружия. «Я хочу отметить – пока еще» — подчеркнула она.

Далее путь Курта Волкера лежит в Париж, Брюссель, Вену и Лондон, где спецпредставитель Госдепа намерен донести собранную информацию до европейских партнеров и обсудить дальнейшие действия.

Хаос в администрации Трампа

Впрочем, жесткая позиция специального представителя Соединенных Штатов в нынешних реалиях вовсе не означает жесткую позицию этих самых Соединенных Штатов. Времена, когда Вашингтон говорил одним голосом, канули в лету с момента произнесения Дональдом Трампом инаугурационной речи 20 января этого года. То, что мы видим сейчас – тотальный хаос, как в кадровой политике, так и в системе принятия и (тем более) реализации принятых решений.

Настроив против себя добрую половину цивилизованного мира и значительное количество собственных сограждан, развязав совершенно бесперспективную войну с прессой, вызвав резкое отторжение не только у демократов, но и у большой группы влиятельных однопартийцев, 45-й хозяин Овального кабинета при этом не может (или не хочет) позволить нормально работать даже собственной администрации.

Глава оборонного ведомства Джеймс Мэттис до сих пор не может согласовать кандидатуры собственных заместителей. В последние дни вспыхнул конфликт между президентом и генеральным прокурором Джефом Сешнсом: Трамп обиделся, что Сешнс отказался принимать активное участие в расследовании связей команды президента с русскими (читай, выгораживать самого Трампа).

Сешнс Джефф
Генеральный прокурор США Джефф Сешнс

Самая печальная ситуация, похоже, в Госдепартаменте – помимо того, что госсекретарь Рекс Тиллерсон не может, подобно Мэттису, согласовать людей на ключевые должности, так еще и между Госдепом и людьми Трампа, по утверждению американских СМИ, идет самая настоящая позиционная война.

А вот внутри самого внешнеполитического ведомства примерно такая же война идет между старыми, кадровыми дипломатами и командой самого Тиллерсона. Впрочем, о «команде» тут едва ли уместно говорить. К разочарованию многих, фантастически эффективный глава крупнейшей нефтяной компании планеты оказался откровенно слабым шефом Госдепартамента.

Сейчас в ведомстве остаются незаполненными сотни  ключевых вакансий, а единой концепции внешней политики не существует от слова «совсем».

Как следствие, внутри администрации Дональда Трампа существует сразу несколько центров озвучивания внешнеполитических решений: сам президент, госсекретарь Тиллерсон, представитель США в ООН Никки Хейли, министр обороны Джеймс Мэттис, советник по нацбезопасности Герберт Макмастер артикулируют месседжи, зачастую прямо противоречащие друг другу (и это – не говоря о внутренней противоречивости заявлений самого Трампа). В такой ситуации, боимся, позиция Курта Волкера рискует остаться позицией одного лишь Курта Волкера.

Капитолийский холм берется за дело: какие санкции предусмотрены для врагов США

В сложившейся обстановке фактического вакуума власти в Белом доме и обилия контактов самого президента и членов его команды с Москвой, внешней политикой были вынуждены заняться американские законодатели. Лидеры и республиканцев, и демократов в обеих палатах Конгресса согласовали законопроект, выводящий санкции против РФ на качественно иной уровень.


Красноречиво название нового документа: «О механизме пересмотра (санкций) Конгрессом и о противодействии агрессии правительств Ирана, Российской Федерации, Северной Кореи и для других целей».


До сих пор никто в странах, пострадавших от российской агрессии, и мечтать не мог, чтобы в названии закона (!!) Российская Федерация шла через запятую с Ираном и КНДР. При этом и в самих Соединенных Штатах, и за их пределами, нормативный акт связывают в первую очередь с Москвой. И не зря: «российская» часть законопроекта оказалась длиннее, чем иранская и корейская, вместе взятые. Более того, именно в российскую часть законодатели внесли главу о необходимости противодействия международному терроризму и его незаконному финансированию.

Законопроект существенно осложняет для президента отмену любых антироссийских санкций. Теперь предложение о снятии санкций либо их отдельных элементов подаются президентом в Конгресс, где в течение 30 дней парламентарии могут выразить возражение, и если его поддержат коллеги, смягчение санкций будет заблокировано. Таким образом, любые кулуарные договоренности Трампа с Путиным в части отмены санкций отныне просто теряют смысл.

Любопытно, что такой механизм предусмотрен лишь для антироссийских санкций: ограничения против Тегерана или Пхеньяна глава Белого дома по-прежнему может отменять самостоятельно.

Если говорить о новых санкциях, то самый сильный удар наносится по российскому энергетическому сектору. В частности, речь идет о запрете на участие американских компаний и физических лиц в крупных нефтегазовых проектах с участием российского бизнеса, если свыше 33% акций в них владеют компании или лица, попавшие под санкции.

Предусматривается введение санкций в отношении тех компаний, которые инвестируют свыше 5 млн долларов в год в российские трубопроводы; против инвесторов в российские проекты по добыче нефти на глубоководном шельфе, сланцевой нефти, нефти в водах Арктики. Отдельно прописывается обязанность президента ввести санкции против «Газпрома» в случае, если компания существенно сократит поставки газа в страну НАТО, Грузию, Молдову и Украину.

Предусматривается дополнительные ограничения кредитования российского бизнеса: если раньше микрокредиты могли предоставляться на срок 30 дней, то теперь – не более 14 дней. Отдельно предусмотрена возможность введения санкций против госпредприятий РФ, работающих в металлургической, горнодобывающей отраслях и на железной дороге. Усилены секторальные санкции в отношении финансового сектора и российской энергетики; добавлены отдельные санкции за кибератаки из РФ.

Кроме непосредственно санкций как таковых, Конгресс США установил цель «противодействовать российскому влиянию в Европе и Евразии». Так, в законопроекте говорится и о медиавойнах, и о пропаганде, и о других инструментах гибридной войны, которые за последние годы стали привычными для Кремля. Документ обязывает исполнительную власть готовить и подавать на Капитолийский холм перечень СМИ, которые контролируются или спонсируются Кремлем; а также перечень случаев вмешательства Москвы в выборы в любой стране мира.

Наконец, законопроект предусматривает санкции против компаний третьих стран, нарушающих санкционный режим, а статья 257 раздела «об энергетической безопасности Украины» прямо предусматривает противодействие сооружению обходного газопровода «Северный поток-2». Против этого резко выступили уже европейцы. По их мнению, во-первых, недопустимо вводить какие-либо санкции в одностороннем порядке, без консультации с партнерами. Во-вторых, недопустим сам принцип ввода санкций против компаний Евросоюза, ведущих бизнес с «Газпромом». Дошли до того, что противодействие «Северному потоку» — это, дескать, удар по энергетической безопасности ЕС. Хотя энергобезопасность как раз была все это время под угрозой именно из-за чрезмерной зависимости Европы от российских энергоносителей, а «Северный поток», вопреки уверениям ряда немецких, австрийских, французских политиков и евробюрократов, никоим образом не диверсифицирует пути поставок энергоносителей. Ведь поставщик, невзирая на маршрут, остается прежним!

Северный поток 2Кроме того, в Еврокомиссии боятся, что помимо «Северного потока-2» американским законопроектом о санкциях могут быть затронуты нефтегазовые проекты на Каспии и разработка газового месторождения Зохр у берегов Египта, с прогнозируемыми ресурсами в 850 млрд кубометров газа, где акционерами являются Роснефть (35%), итальянская компания Eni (50%) и британская BP (15%).

Единственной страной внутри Евросоюза, четко и внятно выступившей в поддержку американских законодателей, оказалась Литва. «Принципиальная позиция Конгресса США — это серьезный сигнал для России», — отметила лидер этой страны Даля Грибаускайте.

Голосование в Палате представителей продемонстрировало потрясающие единодушие конгрессменов: 419 депутатов проголосовали в поддержку закона, только трое – против, еще 12 отсутствовали в зале или не голосовали.

«Это решение демонстрирует очень широкое двухпартийное согласие и в Палате представителей Конгресса, и в Сенате, о том, что Соединенные Штаты должны усилить санкции», – заявил во время дебатов глава комитета по международным делам, конгрессмен Эд Ройс. «Администрация (Трампа) предпочла бы казаться другом Путина. Но правда заключается в том, что Путин – не наш союзник», – поддержал его лидер демократов в профильном комитете Элиот Энгел.

Днем позже, стало известно, что лидер большинства Палаты представителей Кевин Маккарти и председатель комитета Сената по международным отношениям Коркер договорились, что законопроект максимально быстро будет одобрен Верхней палатой, после чего поступит на подпись президенту. Ну, а у Трампа просто не будет другого выхода, кроме как подписать предложенный акт: ветирование в условиях набирающего обороты «Рашенгейта» будет очередным шагом в политическую пропасть. К тому же, учитывая количество отданных за законопроект голосов, это будет вызовом Конгрессу, и вызовом бесполезным: обе палаты с легкостью преодолеют президентское вето.

А вот на практике законопроект уже заработал, даже не вступив в силу. Несмотря на обещания руководителей ключевых держав Евросоюза и всего объединения «противостоять американскому давлению», немецкие власти уже сегодня отказались от 5 проектов, связанных с «Северным потоком».

Максим Викулов

материалы рубрики
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов  Аналитика
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов 
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов? Аналитика
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов?
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»