Выборы в Германии: три победы и три поражения

Выборы в Германии: три победы и три поражения

Хотя в избирательном списке было 42 партии, но реально в парламент имели шансы пройти только шесть из них. В какой-то мере сенсацией можно считать довольно высокий результат право-популистской партии «Альтернатива для Германии» (AfD, АдГ). Тем не менее, возникла новая интрига.

С потерями, но во главе

Партия канцлера Ангелы Меркель «Христианско-демократический союз/Христианско-социальный союз» (CDU/CSU) — ХДС/ХСС) вышла на первое место с результатом 33% и 246 местами в бундестаге. Несомненно, это победа, но с привкусом потерь. По сравнению с предыдущими выборами партия не досчиталась почти 9% и 65 мест в бундестаге.

бундестаг

Наибольшие потери понесли союзники христианских демократов — Христианско-социальный союз. За эту партию голосуют только в Баварии, и именно здесь, на своей вотчине ее потери превысили 10% по сравнению с прошлыми выборами. Полученные 38,5% — худший результат ХСС с 1949 года. Социологи именно в этой земле серьезно ошиблись с прогнозами, что консерваторы в Баварии наберут 47% голосов.


Подробный анализ тенденций в политической жизни Германии еще впереди, но уже сейчас ясно, что наиболее консервативные избиратели качнулись вправо. В целом ХДС/ХСС есть над чем подумать и что проанализировать. Немецким консерваторам нужно начать работу над ошибками прямо сейчас.


Конечно, в пользу консерваторов сыграл экономический подъем и стабильная экономическая ситуация. Безработица достигла самых низких показателей за последние десятилетия. Тем не менее, этого оказалось недостаточным.

Сдвиг влево и вправо

Наиболее драматично выглядят результаты второй германской партии — Социал-демократической (SPD, СДПГ). Старейшая партия в стране не набрала и 21%, что на 5% хуже, чем на предыдущих выборах в 2013 году и за всю послевоенную историю. Такие результаты сокращают численность ее фракции на 40 мандатов, теперь у нее будет только 153 места.

Определенные надежды сторонники социал-демократов связывали с новым лидером партии, бывшим председателем Европарламента Мартином Шульцем. В феврале-марте его рейтинги почти сравнялись с показателями Меркель, в отдельные недели даже превосходили. Именно тогда журнал Der Spiegel поместил его фотографию на обложке и назвал «святым Мартином».

Однако уже поздней весной популярность нового лидера стала стремительно уменьшаться. Сказывалось недовольство многих сторонников невнятной политической программой, а также катастрофическими неудачами на земельных выборах. Особенно провальными они оказались в земле Северный Рейн-Вестфалия, где СДПГ потеряла почти 8% голосов и впервые за много лет перешла в оппозицию.

Хотя Шульц и стал новым лицом партии, но, кроме имиджа выходца из народа без высшего образования, ему добавить, как оказалось, нечего. В своей программе СДПГ в очередной раз провозгласила необходимость расширения участия государства в поддержке малообеспеченных.

Это давняя стратегия партии, но в данных условиях она оказалась провальной. Проблема малообеспеченных при хорошей экономической ситуации как-то уходит на второй план и занимает меньшее число избирателей.

Еще один фактор, сыгравший против СДПГ. Рост социальных расходов означает увеличение налогов, а бюргер хорошо считает свои деньги и отдавать свое на налоги совершенно не собирается.

И очень важный субъективный момент. За многие годы Меркель стала хорошо известной и предсказуемой. Ее прозвище Mutti — мамочка — хорошо отражает отношение немцев к ней. Шульц же остался темной лошадкой. Менять его на хорошо известную бундескацлерин многие не увидели оснований. Не всегда ставка на новые лица себя оправдывает. Во всяком случае, с Шульцем так точно.

Большая коалиция СДПГ с ХДС/ХСС принесла социал-демократам одни потери и разочарования. Неудивительно, что они объявили, что уходят в оппозицию. Как самая крупная партия в большинстве, СДПГ будет пользоваться многими привилегиями, в том числе — назначением глав комитетов бундестага.

Часть левых избирателей, недовольных социал-демократами, сдвинулась в сторону партии Союз-90/Зеленые (B’90/Grune). Это помогло партии удержать предыдущие показатели. Результат зеленых оказался несколько лучше предыдущего. Они набрали 8,9% против 8,4% на предыдущих выборах. Теперь у них 64 мандата против 63 раньше. Это можно считать успехом, так как уже с конца августа рейтинг партии начал падать.

Ядерный электорат зеленых — жители крупных и университетских городов на западе Германии. Они зарабатывают выше среднего и работают в сфере услуг или образования. Однако у него есть тенденция к старению. Только менее 10% из голосующих за экологическую партию моложе 35 лет.

Несмотря на известные сложности, определенные перспективы у зеленых все же появились. После перерыва в 12 лет они могут войти в правительство.

Левая партия (Die Linke) — наследница коммунистов ГДР, вобравшая часть ультралевых, покинувших СДПГ — незначительно улучшила свой результат, получив 9,2% против 8,6% на предыдущих выборах. Теперь у них 69 мандатов, что на 5 больше, чем в предыдущем созыве.

Еще недавно обсуждалась возможность создания широкой левой коалиции из социал-демократов, левых и зеленых. Однако такую перспективу не поддерживает большинство избирателей. Это стало ясно после земельных выборов в Сааре в марте 2017 года, где СДПГ предпочитала такую коалицию и, в том числе из-за этого, проиграла выборы. Очевидно, что конкуренция между СДПГ и Левой партией обещает обостриться. На этом фоне результат выборов для последней, скорее, стал поражением.

Главный соперник Мекель Мартин Шульц не собрал желаемого количества голосов

Вполне предсказуемой сенсацией оказался прорыв правых радикалов и популистов в бундестаг. Именно к АдГ от ХДС/ХСС перешли голоса части консервативно настроенных избирателей. Кроме того, в восточных землях бывшей ГДР за них голосовала часть так называемых русскоязычных немцев. Вовсе не из-за особого недовольства притоком мигрантов как таковым. Все оказалось гораздо проще и прозаичнее.

Резкие антимигрантские настроения характерны именно для восточных земель, где, во-первых, хуже экономическая ситуация и, во-вторых, меньшие объемы средств, выделяемых на социальную поддержку мигрантов и малообеспеченных. Опасения, что ограниченные средства придется делить на большее число желающих и вызывает такое неприятие русскоговорящих, среди которых довольно много живущих на социальные пособия. Никто не хочет их уменьшения, отсюда и боязнь конкуренции.

Характерно, что в целом поддержка АдГ уменьшается с востока на запад. Земельные выборы в землях Шлезвиг-Гольштейн и Северный Рейн-Вестфалия показали это достаточно наглядно.


В Москве партию считают пророссийской и поддерживают с ней тесные контакты. Однако она совсем не однородна, в ней есть откровенно националистические и даже шовинистические течения, а также умеренные. Причем последние понемногу усиливаются.


Руководство партии вовсле нельзя считать пророссийским. Вот заместитель председателя АдГ Александр Гаугланд 2 сентября произнес скандальную речь. Касаясь истории, он сказал, что «нам не надо больше ставить в укор эти 12 лет (гитлеровский период, — ред.). Они уже не касаются нашей идентичности».

Гауланд не стал отрицать Холокост, так как это в Германии уголовно наказуемо, но подчеркнул, что во всем была «виновата система», а не простые солдаты. Поэтому политик призвал гордиться «достижениями вермахта» в обеих мировых войнах. Даже после разгоревшегося скандала Гауланд сказал, что от своих слов не отказывается. Примечательно, что в России на его слова никак не отреагировали.

Можно предположить, что в результате вхождения АдГ в парламент ее депутаты войдут в комитеты, и будут поддерживать контакты с зарубежными партнерами. В умеренной части партии, а также националисты Москву считают временным попутчиком и не рассчитывают на долгосрочное сотрудничество. Вхождение во власть, пусть и представительскую, сильно изменяет ментальность недавних радикалов. Весьма вероятно, что с альтернативщиками произойдет нечто подобное. Так что Москве на них в долгосрочном плане особо рассчитывать не стоит.

Бесспорного успеха на выборах добилась Свободная демократическая партия (FDP, СвДП). Она возвращается в бундестаг после сокрушительного поражения в 2013 году. Тогда, получив 4,9% голосов, она не попала в парламент. Нынешний успех СвДП — 10,7% и 80 мандатов — заслуга нового лидера партии, 38-летнего Кристиана Линднера. Либеральные предложения по снижению налогов и цифровой экономике оказались привлекательными для среднего класса, который снова оказал партии поддержку.

Кристиан Линднер
Кристиан Линднер — главный политический сюрприз немецких выборов

Впервые в истории коалиция «Ямайка»

Когда подсчитаны результаты, выпито шампанское или успокоительные средства на первый план вышла интрига формирования коалиции. Так как СДПГ уже точно уходит в оппозицию, возможностей создания левой коалиции нет, с АдГ никто даже разговаривать не хочет, остается только один вариант.

Традиционно в Германии партии называют по их цветам. У ХДС/ХСС он черный, у СвДП — желтый, Союза-90/Зеленые, конечно, зеленый. Если эти партии договорятся о коалиции, то сочетания их цветов такое же, как на флаге Ямайки. Вот почему на газетном и политическом сленге говорят о коалиции с таким названием.

Для Меркель очень сложно договориться о совместных действиях с СвДП и зелеными, если между ними не только мало точек соприкосновения, но их программные установки во многом прямо противоположны.

СвДП будет требовать себе один из ключевых постов — министра иностранных дел или экономики. Зеленые, которые считают, что обладают золотой картой, тоже проявят жесткость. К тому же в партии есть решительные противники коалиции с консерваторами и либералами и руководству придется это учитывать.

Есть существенные расхождения и по внешней политике. Если зеленые еще большие противники России, чем консерваторы, в частности по конфликту на Донбассе, то лидер СвДП Линдер не прочь объявить аннексию Крыма Dauerhaftes Provisorium — долгосрочным временным состоянием. По этой причине зеленые не согласятся, по крайней мере на первом этапе переговоров, с тем, чтобы пост главы внешнеполитического ведомства отошел лидеру либералов.

По традиции пост министра иностранных дел всегда занимал младший партнер по коалиции. Однако так было при союзе на двоих. Сама конструкция трехпартийной коалиции не укладывается в традицию, и здесь будут неожиданные новеллы.

Многое определят земельные выборы в Нижней Саксонии 14 октября. Скорее всего, активные переговоры начнутся только после них.

Германская конституция не определяет явно сроки формирования коалиции, так что переговоры будут не только тяжелыми, но и длительными. Если они провалятся, то Германию ждут досрочные выборы, этого никто не хочет. И тем не менее… все может быть.


Пока в Германии формируется коалиция, не следует ожидать каких-то прорывов на переговорах по Донбассу. На это время инициатива перейдет к Парижу, но в Москве предпочтут выждать до большей определенности в Берлине. Пауза, скорее всего, затянется до российских выборов в марте будущего года.


Юрий Райхель

материалы рубрики
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов  Аналитика
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов 
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов? Аналитика
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов?
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»