Статьи

Почему Запад хочет, чтобы Украина договаривалась с «ДНР»/«ЛНР»

Почему Запад хочет, чтобы Украина договаривалась с «ДНР»/«ЛНР»
Между нашими знаниями о том, что происходит в так называемых ДНР и ЛНР, и представлениями о том же наших европейских и американских партнеров есть, как говорят в Одессе, две большие разницы. Можно было бы смириться с тем, к примеру, как некоторые немецкие журналисты возмущаются публикациями своих украинских коллег с использованием слов «террористы» или «банды» вместо, по их мнению, нейтральных и «не разжигающих ненависть» понятий «сепаратисты» и «сепаратистские группы». Стиснув зубы, можно было бы еще смириться с коллегами-учеными, предпочитающими использовать по отношению к этим же сепаратистам витиеватый термин «сецессионистские движения». Если спор ведется исключительно вокруг понятий и компромисса достичь невозможно — иногда легче уступить и согласиться, но ведь спорим мы не только о понятиях. ЕС и США вполне справедливо настаивают на исполнении минских соглашений, и особо болезненным из пунктов является статус оккупированных территорий, который они так активно «продавливают». Но давайте попробуем взглянуть на ситуацию под немного другим углом, не в ракурсе политических выгод для ЕС и США, а именно в свете глубокой разницы видения самой ситуации

Представьте, что вы живете в сытой, спокойной и вполне себе обеспеченной Европе, с устоявшимися традициями демократии, в условиях, когда слово «коррупция» у вас ассоциируется с высшими эшелонами власти, но вы и представить себе не можете, что врачу в поликлинике или полицейскому на дороге можно дать взятку или что эти люди будут у вас ее  требовать. Вы привыкли к тому, что журналистская этика — это норма, и вам бы в голову не пришло помыслить, что государственное или общественное телевидение будет в вечерних новостях откровенно врать, сочиняя ужасные истории о распятых солдатами детях, висящих «как Иисусик», и их матерях, тасканных за танком по несуществующей «площади Ленина» на глазах у изумленной публики, или о рабах в награду военным. О таких уму непостижимых вещах, как «выборы без выбора» под дулом автомата на избирательном участке, где за участие вас бы одарили базовыми продуктами питания, вы не то что не думаете, у вас, в условиях сытости, законности и демократичности всего, нет даже когнитивной способности такое себе в полной мере вообразить.

Читайте также
Сможет ли Россия уговорить Евросоюз снять санкции

Впрочем, если бы разница заключалась исключительно в невозможности наших европейских и американских коллег, грубо говоря, в полной мере себе представить наши «украинские ужасы», ситуацию можно было бы намного легче исправить, если бы не одно «но» в виде мощной махины — российской пропаганды за рубежом. Одной из ее главных заслуг является активное продуцирование смыслов и навязывание своих понятий в европейском медиапространстве. Возьмем, к примеру, Euronews: о событиях в зоне АТО в новостях по-русски мы услышим как о происходящем на «юго-востоке» страны, а вот в переводе новостей, скажем, с французского на то же русский эти же события будут происходить просто на «востоке» страны. Сакральность самого словосочетания «юго-восток» напрямую связана с одной из главных мифологем российской пропаганды об уже развалившейся Украине и возникшей на ее «юго-востоке» Новороссии, о гражданской войне и т. д.

Неспособность в полной мере понять происходящее на востоке Украины, усугубленная российской пропагандой, усиливающей эту же неспособность, дает в результате ошибочный, идеализированный и приукрашенный образ «свободолюбивых» республик ДНР и ЛНР, которые в процессе кровопролитной гражданской войны отстаивают свою непризнанную независимость. Более того, они не просто борются с «фашистским» режимом в Киеве (еще одна мифологема российской пропаганды), они таким образом противостоят ужасному монстру капитализма, НАТО и американцам вместе взятым. Один из европейских парадоксов заключается в том, что среднестатистический европеец антиамериканских взглядов и евроскептических позиций почему-то автоматически попадает на крючок российской пропаганды и становится или «понимающим Путина» в случае Германии, или просто сторонником России в «украинском кризисе» вообще. Парадокс заключается в том, что, грубо говоря, нет России в «украинском кризисе», присутствие ее военных на Донбассе и военная помощь Москвы террористам считается в Европе недоказанной. Значит, шахтеры, трактористы и другие отчаявшиеся жители неуслышанного Донбасса всеми своими скудными силами так отчаянно и так успешно сопротивляются вооруженным силам «фашиствующей» Украины. Вполне естественно, что европейского обывателя охватывает волна эйфорического романтизма и какой-нибудь Захарченко представляется на его гребне в образе не иначе как самого Че Гевары.

Читайте также
Почему российская пропаганда работает

С какими же реалиями имеем дело мы? На востоке нашей страны, на части Донецкой и Луганской областей, вследствие мощной российской пропаганды, стращавшей во время Евромайдана население ужасными праворадикалами, собирающимися физически изничтожить весь Донбасс, бандитские группировки под общей координацией и с военной поддержкой со стороны России создали свои разветвленные террористические структуры, именуемые «ДНР» и «ЛНР». Этому виденью противостоит другое, намного более идеализированное: ввиду несогласия с политикой нового проевропейского украинского правительства в Киеве, которое пришло к власти после падения режима Януковича, жители Донбасса решились провозгласить свои «республики» и отделиться от Украины. Украина же с таким положением вещей не согласилась и решила силой вернуть себе взбунтовавшиеся территории. Отсюда и растут ноги у мифа о «гражданской войне» в Украине, «фашистском» правительстве в Киеве и заботливой России, защищающей русскоязычных. Отсюда берутся и всякие иносказания: «сецессионистское движение» вместо «сепаратистских групп» и, в свою очередь, «сепаратистские группы» вместо «террористических банд».

Читайте также
Что делать со свастикой, если у тебя ее нет

Главная проблема в сотрудничестве с европейскими и американскими партнерами, поддерживающими нас, заключается в том, что их виденье ситуации находится где-то посредине: им известно, что российская поддержка сепаратистов не ограничивается исключительно дипломатической, что миф о гражданской войне в Украине — большое преувеличение и результат российской пропаганды, но в то же время их представления о «ДНР» и «ЛНР» остаются в большой мере идеализированными. Из этого и вытекает желание принудить Киев признать эти образования, предоставить им особый статус и взять на себя бремя тяжкого сотрудничества фактически с террористами. К сожалению, в глобальном масштабе у нашего правительства выбора не остается – ведь тот, кто платит, тот и заказывает музыку.

Лучший новостной телеграм-канал в Украине. Подписывайся!

Присоединяйтесь:
Последние новости: