Грозит ли Грузии после победы Зурабишвили новая революция: Саакашвили созывает «Майдан»

Грозит ли Грузии после победы Зурабишвили новая революция: Саакашвили созывает «Майдан»

По итогам второго тура президентских выборов, Грузию вновь возглавит представитель партии власти Саломе Зурабишвили. Оппозиция не смогла повторить успех первого тура и занять президентский дворец. Тем не менее, выборы отчетливо продемонстрировали: маятник грузинской политики качнулся в другою сторону, и у оппозиционеров и сторонников Михеила Саакашвили появились все шансы перехватить историческую инициативу

На состоявшихся 28 ноября последних всенародных выборах президента в истории Грузии (следующего главу государства будет избирать уже грузинский парламент) победила формально независимый кандидат, а на самом деле – представитель власти Саломе Зурабишвили. За бывшего французского дипломата свои голоса, по данным грузинского ЦИК, отдали 59,46% процентов избирателей. Кандидат от оппозиционной коалиции «Сила в единстве» Григол Вашадзе заручился поддержкой чуть более 40% пришедших на участки.

Согласно последним изменениям в Конституции страны, президент (полномочия которого и до этого были существенно урезаны) превращается в откровенно церемониальную фигуру. Тем не менее, именно последняя битва за президентский пост превратилась в самое жесткое и бескомпромиссное противостояние в Грузии как минимум с 2012 года.

Куда уводят мечты

Дело в том, что с момента проигрыша партии Михеила Саакашвили «Единое национальное движение» на парламентских выборах осенью 2012 года, в грузинской политике установилось полное доминирование возглавляемой олигархом Бидзиной Иванишвили коалиции «Грузинская мечта». Так, за прошедшие шесть лет «мечтатели» выигрывали все выборы – президентские, парламентские и местные – с огромным отрывом. В частности, на последних выборах в парламент страны в 2016 году, партия власти получила почти 50% голосов и «взяла» абсолютное большинство одномандатных избирательных округов, получив по итогам конституционное большинство – 115 мандатов из 150. Их оппоненты из ЕНД заручились поддержкой 27%, при этом получив лишь 27 парламентских кресла.

Самое удивительное, что столь высокие электоральные результаты власти достигались на фоне тотальной стагнации (а то и – откровенного регресса), охвативших некогда бурно развивающуюся страну. Впечатляющие весь регион стройки в Батуми и других местах, которыми так славилась команда Саакашвили, были незамедлительно остановлены, либеральные реформы – заморожены. ВВП в целом перестал расти (если во время правления Саакашвили рост составлял 6-12%, то теперь едва дотягивал до 2-3).

Отказ от политики нулевой толерантности к преступности и масштабная амнистия существенно ухудшили криминогенную ситуацию (при Саакашвили уровень преступности в Грузии был меньше, чем во многих странах ЕС).

Предприниматели и инвесторы заговорили о постепенном возвращении ряда коррупционных практик.

При этом, остановка инфраструктурных проектов особо не повлияла на размер социального обеспечения. Вопрос, куда же девались высвободившиеся средства, почему-то мало волновал рядового избирателя, раз за разом отдающих предпочтение Иванишвили и Ко.

Одним из секретов популярности «Грузинской мечты» была наявность большой группы избирателей, пострадавших в ходе реформ Михеила Саакашвили – бывших чиновников и правоохранителей, потерявших работу; бизнесменов, привыкших решать вопросы через взятку; попавших за решетку преступников; да и просто людей, не нашедших себя в новой модели экономических отношений и недовольных растущим социальным расслоением.

Кроме того, «мечтатели» не скупились на щедрые обещания: высоких пенсий, низких цен (особенно на бензин и электроэнергию), доступных кредитов. Обещания, понятное дело, раз за разом не выполнялись; тем не менее, электорат раз за разом продолжал «мечтать». Во всех смыслах этого слова.

Первый тур. Триумф оппозиции

Будучи уверенными в полном контроле за политической жизнью страны, лидеры «Грузинской мечты» поначалу не уделяли достаточного внимания запланированным на 28 октября этого года президентским выборам.

Действующий президент Георгий Маргвелашвили не стал баллотироваться на следующий срок (поговаривают, его мнение частенько расходилось со взглядами самого Иванишвили). Вместо него власти выдвинули формально независимого кандидата – бывшего французского дипломата, а затем – министра иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили. Которая в самом начале кампании отметилась заявлением, что августовскую войну 2008 года начала… именно Грузия!

Позже, правда, она скорректировала свою позицию: мол война произошла из-за того, что «режим Саакашвили», оказывается, «поддался на российскую провокацию» и приказал войскам открыть огонь.

Вот если бы грузинские войска не начали стрелять, а отступали до Тбилиси и дальше, тогда, по мнению Зурабишвили, и войны бы не было.

Оппозиция пошла несколькими колонами. Основными кандидатами стали еще один экс-министр иностранных дел страны Григол Вашадзе. Его кандидатуру выдвинула коалиция «Сила в единстве», ключевую роль в которой играет «Национальное движение» Саакашвили.

Еще одним оппозиционным кандидатом стал бывший спикер парламента Давид Бакрадзе, который представляет «Европейскую Грузию», созданную теми, кто разошелся с партией Михеила Саакашвили.

По мере течения избирательной кампании стало ясно: именно Вашадзе становится основным кандидатом от оппозиции. Соответственно, по нему и начали наноситься основные удары.

В лучших оруэлловских традициях, Григола Вашадзе начали обвинять в… пророссийскости (да-да, не скандальную Зурабишвили, а именно его!). Так, в Тбилиси были расклеены плакаты, где условный Путин держит Вашадзе на руках. Власти цеплялись за то, что Вашадзе 1970-80-х получал дипломатическое образование в МГИМО, а позже – работал дипломатом в Москве.

Первый тур выборов прошел под знаком многочисленных нарушений со стороны властей.

Наблюдатели отмечали массовое присутствие рядом с избирательными участками людей со списками, контролирующих волеизъявление избирателей; и групп парней спортивной внешности.Тем не менее, в состоявшимся 28 октября первом туре триумфовали именно оппозиционеры – невзирая на черный пиар и фальсификации. Григол Вашадзе набрал беспрецедентные для оппозиции 37,7 процента голосов, отстав от Саломе Зурабишвили всего на 0,9%. Но учитывая, что третьей место с поддержкой 10,9% получил Давид Бакрадзе, который сразу же поддержал Вашадзе во втором туре, победа оппонентов власти в первом туре была полной.

Второй тур. Когда админресурс берет верх

После голосования власть выглядела растерянной. Зурабишвили отказалась общаться с прессой (зато, по данным очевидцев, у нее состоялся крайне тяжелый разговор с Иванишвили). Но потом «мечтатели» засучили рукава и принялись работать над ошибками. В своем понимании, конечно. Во-первых, черного пиара стало еще больше. Во-вторых, правительство пошло на беспрецедентный шаг по «покупке» наиболее обездоленного электората – пообещали простить банковскую задолженность сразу 600 тысячам людей (огромное число для крошечной страны) на примерно полмиллиарда долларов.

Наконец, дату второго тура назначили на будний день – 28 ноября, сделав его выходным. Идея была не так в подкупе лишним выходным, как в том, что это сделает затруднительным голосование для сотен тысяч избирателей за пределами Грузии, традиционно поддерживающих оппозицию.

Разумеется, в день выборов были и все те же люди со списками, и все те же спортивные парни, и запрещенная агитация на улицах и в виде телефонных обзвонов; и подвоз избирателей.

Оппозиция также рассказывает о раздаче пятикилограммовых пакетов картошки…

В итоге, задействованный властями административный, финансовый и медийный ресурс все же взял свое – Зурабишвили набрала почти 60% голосов, Вашадзе – чуть более 40%. Правда, проведенный по заказу телеканалу «Рустави 2» экзит-полл дал немного другие результаты: 55% у Зурабишвили, — 45 – у Вашадзе. Рискнем предположить, это и есть реальные цифры волеизъявления.

Сразу же после подведения итогов, Михеил Саакашвили призвал граждан в воскресенье выйти на площадь Свободы в Тбилиси, протестуя против фальсификаций.

«Эти выборы поставили под знак вопроса существование грузинского государства. Мы никогда не признаем результаты сфальсифицированных выборов. Весь мир поставил под сомнение результаты президентских выборов в Грузии. Кто мы такие, чтобы после этого признать эти выборы», — заявил Саакашвили в четверг во время включения из Амстердама на собрании своих сторнников в Тбилиси.

Впрочем, протестный потенциал в Грузии сейчас крайне низок. Ситуация явно не напоминает революционную, поэтому вероятность того, что воскресный митинг станет прелюдией к новой «Революции роз», очень и очень мала.

Состоявшиеся выборы президента – несмотря на церемониальную функцию президентского поста и на то, что президентский дворец остался в руках все той же политической силы – имеет огромное символическое значение. Навзирая на колоссальный ресурс, задействованный властной командой, оппозиционер, сторонник Михеила Саакашвили, набрал почти половину голосов. «Выборы показали, что правление «Грузинской мечты» подходит к своему логическому завершению. Потому что у нас есть традиция — власть остается у власти 2 выборных срока», — убежден тбилисский политолог Гела Васадзе.

Маятник качнулся в другую сторону. А, значит, у команды реформаторов есть все шансы вернуться во власть во время следующих парламентских выборов, которые пройдут в 2020 году.

Максим Викулов

Напомним, в Грузии на выборах президента победила Саломе Зурабишвили.

Как писала Politeka, новый президент Грузии Саломе Зурабишвили отказалась сотрудничать с Путиным, подробности.

Также Politeka писала, что войну начала не Россия: заявление нового президента Грузии Саломе Зурабишвили.

материалы рубрики
Телетайп: безумное чаепитие вместо президентских выборов Аналитика
Телетайп: безумное чаепитие вместо президентских выборов
Проект Устава Единой Поместной вызывает у иерархов сомнения Аналитика
Проект Устава Единой Поместной вызывает у иерархов сомнения
Итоги саммита G20 для Украины: мировые лидеры отказались от «изоляции» Путина Аналитика
Итоги саммита G20 для Украины: мировые лидеры отказались от «изоляции» Путина