Страну огней охватывает пламя, или Что ждет режим Алиева

Страну огней охватывает пламя, или Что ждет режим Алиева

Снижение цен на нефть очень тяжело отразилось на каспийской республике. Соответственно, возникли большие проблемы с курсом национальной валюты маната (AZN). В январе 2015 года его курс составлял 0,785 AZN/USD, а уже в феврале произошла девальвация на 30% — до 1,02 AZN/USD. Практически весь прошлый год соотношение с валютами поддерживалось без особых изменений, пока в декабре не было объявлено о переходе к плавающему курсу. Как только стоимость барреля устремилась к $30, манат девальвировал в январе текущего года до $1,612.

В стране, где большая часть бюджета формируется продажей нефти и газа, такая ситуация неизбежно должна была вызвать серьезные экономические и финансовые проблемы.

Как и в большинстве нефтедобывающих стран, в Баку довольно долго пребывали в уверенности, что падение стоимости нефти вот-вот закончится, произойдет отскок, а затем неизбежно повышение цены привередливого барреля до приемлемого уровня. Уже осенью прошлого года стало очевидно, что ничего подобного не происходит и пора принимать меры исходя из создавшейся ситуации. Не только в Баку, но и в Москве продолжали ждать у моря благоприятной нефтяной погоды. Только она не наступила, наоборот, все финансовые барометры уверенно прогнозировали бурю. И она не замедлила грянуть.

В спокойные годы высоких цен на энергоресурсы значительная часть населения Азербайджана имела относительно невысокие, но постоянные доходы. Это позволяло брать кредиты на покупку жилья, бытовой техники, автомобилей и т. д. Высокий курс маната по отношению к доллару до недавнего времени делал кредиты в американской валюте довольно выгодными. По некоторым данным, до 40% граждан Азербайджана взяли банковские кредиты.

Теперь перед очень многими встала реальная перспектива не выплатить взятые кредиты из-за резкой девальвации национальной валюты. Одновременно вверх устремились цены на продукты питания, лекарства, проезд в транспорте и многое другое. Особенно тяжелая обстановка сложилась в провинции. Не удивительно, что именно там и начались акции протеста.

По сообщению МВД и Генеральной прокуратуры Азербайджана, беспорядки произошли в Ленкоранском, Агджабединском, Физулинском, Агсуинском районах. В Сиазане полиция за шествия по центральным улицам и проспектам города задержала около 60 человек. Их обвиняют в нарушении общественного порядка, препятствии работе транспорта, нанесении увечий сотрудникам полиции. По сообщению агентства Turan, полиция против протестующих применила слезоточивый газ и резиновые пули. В город введен спецназ МВД. Однако протесты не только не прекратились, но продолжают распространяться далее.

Удивительно, но власть только после начала массовых протестов начала принимать хоть какие-то меры. Как сообщает Trend.az, глава Центрального банка Эльман Рустамов, выступая в парламенте, заявил, что начата подготовка экономики к цене $25–30 за баррель. Он напомнил, что Азербайджан располагает валютными резервами в $40 млрд. Кроме того, президент Ильхам Алиев распорядился использовать средства Государственного нефтяного фонда (SOFAZ), чтобы держать курс маната на приемлемом уровне. Далее, как обычно, Рустамов сослался на то, что с начала года изменение курса российского рубля и казахского тенге было значительнее, чем изменение курса маната. Простым людям, конечно, намного легче от того, что кому-то еще хуже. Кроме того, власти намерены консолидировать банки. Предполагается из 43 оставить всего 7-8. Предполагается ряд мер по ограничению перевода валюты за границу и увеличение налога до 20%, которым будет облагаться валюта, «вывозимая в качестве прямых инвестиций для приобретения ценных бумаг, недвижимости и земельных участков, а также для содержания зарубежных представительств азербайджанских компаний». С деньгами не так и хорошо, но военным поднимают содержание на 10%.

Пока акции протеста имеют исключительно экономическое содержание, но уже оживилась оппозиция. Власти отреагировали предсказуемо. МВД и Генеральная прокуратура заявили, что «незаконные действия были организованы активистами партий «Народный фронт Азербайджана», «Мусават» («Равенство»), а также некоторыми радикальными и религиозными экстремистскими силами». По сообщениям прессы, лидер партии «Мусават» Ариф Гаджилы был вызван в Главное управление по борьбе с организованной преступностью, где получил предупреждение о недопустимости проведения несанкционированных акций протеста сторонниками его политической силы.

Политическое поле Азербайджана достаточно однообразно и серьезно зачищено. Оппозиция, в частности «Мусават» и «Народный фронт», не имеет авторитетных лидеров и находится в состоянии непрерывных склок, борьбы друг с другом. Власть через спецслужбы контролирует таких соперников и легко парирует возможность перехода социальных и экономических протестов в политическую плоскость. Вызовы в прокуратуру должны показать, что власть шутить не намерена.

Отмечено ухудшение криминогенной обстановки. Как сообщил интернет-порталу Sputnik эксперт Научно-практического правового центра полковник Махмуд Гаджиев, во время экономического кризиса растет число преступлений, что объясняется в том числе и психологическим состоянием людей. «Ситуация в стране очень сложная, но мы не воспринимаем ее реально. Пока люди живут на старые запасы, но к концу февраля и они закончатся. Поэтому меры надо принимать прямо сейчас».

У Азербайджана есть еще одна проблема — сепаратизм. В данном случае речь идет не о Нагорном Карабахе. В середине 1990-х эта проблема приобрела особую остроту. На севере живут лезгины, разделенные границей с Россией, ираноязычные талыши, ранее пытавшиеся создать свою автономную республику. Сепаратизм пока находится в латентной форме, но это спокойствие может окончиться в любую минуту.

В этой усложняющейся обстановке для власти гораздо большую опасность представляет не партийная, если можно так сказать, стандартная оппозиция, а другая. Как обычно, когда наступает кризис, национальная элита оказывается расколотой. Есть бывшие министры, уволенные, кстати, совсем недавно военные. Чистка армии произошла не в связи с протестами, буквально накануне, но породила много недовольных. В стране есть социальная напряженность, многие это чувствуют и хотят использовать в своих целях.

Не следует забывать и о религиозном факторе. В большинстве своем жители Азербайджана относятся к шиитам, но есть и сунниты. Этнически азербайджанцы тяготеют к тюркскому миру, Турция воспринимается как братская страна в полном смысле этого слова. В свое время Гейдар Алиев выдвинул лозунг: «Один народ, две страны». В то же время из соседнего Ирана проникает шиитский экстремизм. Отсюда проблемные отношения между Баку и Тегераном.

Азербайджан не только важен как источник энергоресурсов. Не менее важно стратегическое в узком военном аспекте и геополитическое значение страны. Здесь важную роль играет такой фактор, как транспортное сообщение по Великому шелковому пути. Последнее представляет особый интерес для Украины, так как со стороны России нам объявлена транспортная блокада и доставка товаров наших производителей в государства Центральной Азии, в первую очередь в Казахстан, затруднена. И касается это не только Украины, но также Турции, в определенном смысле и Европы.

В Москве очень хотели бы вырвать Азербайджан из этой трассы, фактически ее разрушить и тем самым обеспечить себе транспортную монополию на сухопутный транзит из Европы в Азию и обратно.

Транспортный фактор является ключевым при поставках энергоресурсов. Именно через Азербайджан можно передавать газ и нефть с восточного берега Каспийского моря на западный. И для этого в значительной степени в Азербайджане есть необходимая инфраструктура.

Военное значение каспийского региона также предмет заботы Москвы. Особенно после начала сирийской авантюры. Крупнейшее озеро в мире служит естественным тылом сирийской группировки и началом самого короткого транспортного сухопутного коридора до Дамаска и Латакии. Кроме того, военное доминирование на Каспии есть средство давления на Иран. И это в Москве держат про запас. Так всегда действовали во времена СССР вплоть до оккупации Ирана в 1941-1946 гг.

Учитывая крайне сложные отношения Москвы и Анкары, дестабилизация в Азербайджане бьет и по Турции. Растягивает ее силы и, как представляют в Москве, ослабляет давление на Сирию.

С другой стороны, Запад и Китай заинтересованы в стабилизации ситуации и будут делать все от них зависящее, чтобы события не приняли опасный оборот.

Сейчас в каспийском регионе концентрируются интересы крупнейших мировых политических игроков. От США, ЕС, России, Ирана до Китая. Равнодействующая силовых факторов пока не проявляется в полной мере, но ждать осталось не очень долго. Азербайджан нуждается в реформировании и, самое главное, — в стабильности. Этого ждут как ближние его соседи, так и более дальние.

материалы рубрики
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов  Аналитика
Причины российской военной агрессии: что будет с Украиной после выборов 
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов? Аналитика
Телетайп: существует ли жизнь после президентских выборов?
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает» Аналитика
Гройсман изобрел план по борьбе с бедностью украинцев: «бедны те, кто работает»