Европейская мечта Турции – похоронена или призабыта

Европейская мечта Турции – похоронена или призабыта

В понедельник, 7 марта, в Брюсселе страны ЕС и Турция проведут специальный саммит по кризису беженцев в Европе. Ввиду серьезных трудностей по решению связанных с ним проблем внутри ЕС Брюссель основную ставку делает на диалог с Анкарой. В ноябре европейским дипломатом удалось получить согласие Турции: турки обязались ослабить поток беженцев в страны ЕС, а Европа взамен согласилась предоставить 3 млрд евро помощи (ее обещают потратить на 2,5 млн сирийцев, которые находятся в Турции), отменить визовый режим для граждан Турции и возобновить переговоры по принятию страны в большую и дружную европейскую семью. Если, конечно, удастся решить проблему наплыва мигрантов.

А простой она не выглядит. Турция даже в теории не способна полностью контролировать морскую границу с Грецией, поскольку протяженность побережья составляет 2 тыс. км. Всех, кто уже отплыл в сторону Греции, служащие пограничной службы ЕС Frontex могут сопровождать до берегов Греции, но не разворачивать назад в Турцию. Похоже, подход в ближайшем будущем попробуют изменить – об этом говорит глава МИД Германии Томас де Мезьер. Иные полномочия имеют суда НАТО, контролирующие воды Эгейского моря. Их задача – останавливать лодки с нелегалами, подбирать их и возвращать на турецкую землю. Операция пяти судов Альянса началась 19 февраля, поэтому ее эффективность оценивать рано.

В Брюсселе говорят, что количество беженцев, ежедневно прибывающих в Грецию, с двух тысяч в январе упало до нескольких сотен в феврале. Хоть это и объясняется в первую очередь плохой погодой. С определяющим влиянием погоды категорически не согласен посол Турции в ЕС Селим Йенел: работа Турции продолжит показывать результат. С утверждением последнего готов поспорить бывший посол ЕС в Турции Марк Пьерини, работающий в центре Carnegie Europe. Он считает, что Анкара не хочет бороться с контрабандистами, перевозящими людей, потому что ей выгоден этот бизнес с ежегодным оборотом в 2 млрд евро.

Трудности евроинтеграции

В ноябре Турция официально объявила о возобновлении переговоров по вступлению в ЕС. Турки впервые подали заявку на членство в 1987, когда был еще не ЕС, а Европейское экономическое сообщество. Де-юре турки выполнили все условия для присоединения 11 лет назад, и еврокомиссия тогда рекомендовала начинать переговоры о вступлении Турции в Евросоюз. Но из-за ситуации с правами человека, демократическими свободами, отношений с Кипром европейская интеграция Турции, начавшаяся в 2005 году, провалилась. Ну или по крайней мере серьезно забуксовала.

Безвизовый режим для Турции не виден в ближайшей перспективе. Конечно, ЕС заинтересован, чтобы с помощью Анкары ослабить поток беженцев. Но для отмены виз в Шенгенскую зону турки обязаны выполнить не один десяток требований. Да и это ничего не гарантирует Турции: потребуется согласие всех 28 членов объединения, и как минимум один будет против. Республика Кипр ранее блокировала сближение ЕС и Турции из-за наличия турецких войск в оккупированном ею Северном Кипре. Нет оснований ожидать, что позиция киприотов изменилась. Голосовала против и Франция: Турция до сих пор не признала геноцид армян Османской империей в 1915 году.

Соглашение по вступлению любой страны в ЕС включает в себя 35 глав. К ноябрю прошлого года только 13 были оговорены с Турцией и лишь требования одной успешно выполнены Анкарой. В этом году стороны планируют обсудить и открыть для выполнения еще около пяти глав.

Прошлой весной ЕС и Турция договорились пересмотреть условия соглашения о свободной торговле. По словам министра экономики Турции Мустафы Элиташа, Анкара планирует включить в соглашение десяток новых секторов: энергетику, туризм, сферу услуг, продукцию сельского хозяйства, госзакупки и другие. Если верить Элиташу, с этим можно закончить к концу следующего года. Похоже, что экономическое сближение может стать альтернативой вступлению в ЕС. Такая компенсация должна устроить обе стороны.

Европа уделяет мало внимания внутренней политике Турции, приковав свой взгляд к ситуации на турецко-греческой границе. Турцию, наоборот, куда больше интересует все, что связано с курдами: война в Сирии, ситуация в курдских регионах внутри страны. А тамошнюю ситуацию специалисты, уже не стесняясь, называют гражданской войной. Февральский теракт в Анкаре – прямое последствие борьбы с курдами – становится причиной отмены поездки премьера Давутоглу на саммит ЕС в Брюсселе. «Все изменилось с того момента, когда мы составили миграционный план», – говорит чиновник, собеседник EUobserver. – Мы думали, что заплатим Турции деньги, которые она просит, и та выполнит всю грязную работу. Но сейчас деньги ЕС становятся бесполезными».

Анкара позволяет себе действовать с позиции силы. Эрдоган не боится угрожать европейским политикам высшего ранга. «Мы можем открыть путь в Грецию и Болгарию в любой момент и можем посадить беженцев на автобусы», – сказал он президентам Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру и Совета Европы Дональду Туску на переговорах в октябре. Что полагается ответить европейцам?

У Европы и без мигрантов хватает разногласий с правительством Турции. Это и позиция по сирийской войне, и методы ведения внутренней политики. Голос Брюсселя в поддержку мирного соглашения между Анкарой и Рабочей партией Курдистана (РПК) серьезно ослаб, но еще не совсем затих. СМИ, особенно с левым уклоном, постоянно напоминают, что проблемы Турции не ограничиваются борьбой с этой террористической организацией. После начала операций против курдов прошлым летом правительство усилило репрессии против критиков.

Несколько дней назад Конституционный суд Турции оправдал двух журналистов газеты Cumhuriyet. Их в ноябре арестовали за статьи о поставках турецкими спецслужбами оружия для сирийских повстанцев. Связан ли оправдательный приговор с тем, что Анкара хочет послать какой-то сигнал еврочиновникам, еще предстоит выяснить.

Безвизовый режим с Турцией в нынешних условиях не нужен ЕС, во-первых, из-за террористической угрозы, которая может исходить как от граждан Турции, так и от людей с поддельными турецкими паспортами. Да и вообще облегчит путь из ЕС в Сирию и обратно. Во-вторых, экономические мигранты из Турции добавят проблем рынку труда Евросоюза. К тому же из Турции в новых условиях будет легче бежать и курдам, которые там подвергаются атакам армии и полиции. То есть по многим причинам Европа не хочет принять Турцию. А хочет ли Турция?

Хотят ли турки в ЕС

Год назад правительство Турции уверяло, что вступление в ЕС для их страны утратило свою привлекательность: «Если в ЕС думают, что Турция будет умолять о своем вступлении в эту структуру, то они ошибаются», – заявил тогда президент Эрдоган. Он утверждал, что пришло время, когда не ЕС проверяет Турцию, а наоборот. Анкара хотела выяснить, является Евросоюз демократической системой или «христианским клубом».

В ноябре от премьера Давутоглу звучали уже совсем другие тезисы – об историческом дне и новом начале. Как пишет Асли Айдинташбаш в статье для Европейского совета по международным отношениям, приватно европейские и турецкие политики признают, что нынешнее сближение ориентировано скорее на общую выгоду чем на членство в Евросоюзе.

Когда более десяти лет назад премьер Эрдоган повернул Турцию в сторону Европы, для многих это стало неожиданностью. Консервативный политик-мусульманин уже тогда искренне называл ЕС «христианским клубом». Такой политики не ожидали и традиционные избиратели Партии справедливости и развития. Они – зачастую религиозные – не хотели отказываться от своего образа жизни в угоду Брюсселю.

Прежде чем Эрдоган стал премьером, в ЕС хотели 80% турок, но за несколько лет этот показатель упал до 40%. Отказ за отказом отбивали у граждан Турции желание стать частью Евросоюза. И чем дальше, тем более очевидным становится то, что Анкара хочет быть не маленькой страной в Евросоюзе, а большой в регионе. Одни уверены: Эрдоган изначально знал, что Турцию не примут, и поэтому хотел положить конец проевропейским настроениям. Другие верят, что план премьера был искренним. Сам Эрдоган тогда говорил, что в странах Запада консервативные мусульмане имеют больше прав, чем в его собственной.

Хьюго Диксон в Politico Europe называет сложившуюся ситуацию обоюдным лицемерием. Как Брюссель выглядит неискренним, так и Эрдоган не собирается идти на личные жертвы ради вступления в клуб. Турки же чувствуют измену. Либералы, пишет The Economist, не могут простить Брюсселю игнорирования авторитаризма Эрдогана, а турецкие курды сетуют, что ЕС закрывает глаза на их города, осажденные армией. Сейчас, когда Эрдоган ужесточает хватку, проевропейские настроения вновь поднимаются. Но момент, когда ЕС мог давить на Анкару, упущен.

материалы рубрики
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени Аналитика
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени
Гройсман загоняет украинцев в новые долги: как провернут монетизацию субсидий к выборам Аналитика
Гройсман загоняет украинцев в новые долги: как провернут монетизацию субсидий к выборам
Золотаревский, Слуцкий, Израилит: новое расследование на 7 лет колонии Аналитика
Золотаревский, Слуцкий, Израилит: новое расследование на 7 лет колонии