Война в Сирии: потери и маневры

Война в Сирии: потери и маневры

При этом Тель-Авив на последних переговорах в Москве категорически настаивал на своем праве бомбардировать группировки отрядов ХЕЗБОЛЛы на юге Сирии в случае подозрений в получении ими ракетного оружия.  Как бы этого ни хотелось Москве с учетом ее отношений с Тегераном, но Путину пришлось согласиться. Получить еще один фронт в разорванной конфликтами стране Кремлю явно не улыбалось. Наверное, Путину пришлось согласиться с недопущением получения ХЕЗБОЛЛой ракетного оружия из России.

В силу географических и других причин боевые действия в Сирии тесно связаны с тем, что происходит на фронтах Ирака. Образовалась своего рода система сообщающихся сосудов. То, как идут боевые действия в районах иракских Эль-Фаллуджи и Мосула — немедленно отражается в районе Ракки и Алеппо с Латакией.

3D оппозиция

С президентом Асадом все понятно. Его поддерживают Москва и Тегеран. Не только дипломатически и финансово, но и военной силой. А также массированными поставками оружия, военных материалов и всего того, без чего просто невозможно вести боевые действия.

Если Россия обеспечивает авиационную поддержку войскам сирийской армии Асада, то иранские подразделения и ХЕЗБОЛЛА участвуют непосредственно в боевых действиях — как говорится, в поле. Без них армия Асада давно бы проиграла войну. Однако и с ними для нее боевая обстановка складывается совсем непросто.

У оппозиционных группировок другие спонсоры. От монархий Персидского залива — до Турции.

Широко разрекламированное наступление сирийской армии на так называемую столицу ИГ захлебнулось. Оказалось, что без установления контроля над южной частью страны, в том числе над границей с Иорданией, взятие Ракки затруднительно.

При этом с ИГ ведут сражения не только правительственные войска, но и оппозиционеры. В первую очередь, поддерживаемые США. Недавняя попытка  «Новой сирийской армии» захватить город Бу-Кемаль на границе с Ираком провалилась. Отряды ИГ перешли в контрнаступление и оттеснили оппозиционеров к иорданской границе. Не в последнюю очередь из-за прекращения воздушной поддержки со стороны американской авиации.

Эксперты московского центра Карнеги условно разделили сирийскую оппозицию по заграничным центрам поддержки на эр-риядскую, московскую и каирскую. Вне такой классификации находятся ИГ и «Джабхат ан-Нусра». Последняя не участвует в женевских переговорах и признана террористической организацией Советом безопасности ООН. В отношении нее не действует прекращение огня, при всей его условности.

Самая влиятельная оппозиционная группировка создана в декабре 2015 года в столице Саудовской Аравии Эр-Риаде. Откуда и ее название. Ее главной опорой являются Исламский фронт и Сирийская свободная армия (ССА). Последняя была создана офицерами и солдатами, дезертировавшими из правительственной армии Асада в самом начале войны в Сирии. Постепенно вокруг ССА объединилось около 70 оппозиционных организаций и был создан в августе 2014 года Совет сирийского революционного командования (ССРК), во главе с Мухаммедом Аллушем.

Хотя Саудовская Аравия весьма влиятельна в ССРК, тем не менее присоединение «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам» стало возможным под влиянием Турции и Катара.

photo_2016-07-15_17-22-34

В основе программы эр-риядской группы является создание переходного органа власти и отставка Башара Асада. Соответственно ССРК позиционирует себя как главную оппозиционную силу и стремится говорить от имени всех противников Асада.

Каирская группа была создана в конце 2015 года после принятия резолюции Совета Безопасности ООН. В ней предусматривалось начало переговорного процесса в Сирии. Группу возглавил Хейсам Манна, писатель и представитель Арабской комиссии по правам человека, сопредседатель Сирийского демократического совета (СДС), созданного в декабре 2015 года.

Каирская группа действует в курдских провинциях на севере Сирии. Основа ее влияния — союз с военным крылом курдской Партии демократического союза. Он основан на взаимном интересе. Курды рассматривают СДС как связывающего их с западными и теми арабскими странами, которые воспрепятствовали их участию как в конференции в Эр-Риаде, так и в женевских переговорах.

Собственно и саму каирскую группу из-за курдского вопроса не допускали в Женеву, поэтому она их бойкотировала. В конце-концов был найден компромисс. Лидер каирской группы Хейсам Манна и лидер каирских курдов Салех Муслим приняли участие в женевских совещаниях в составе московской группы.

Она возникла весной 2015 года в результате переговоров в Москве. Эр-риадская группа рассматривает московскую группу как карманную и несерьезную оппозицию Башару Асаду. К тому же она практически не участвует в боевых действиях ни на одной стороне. Тем не менее, не следует недооценивать ее возможности в будущем переговорном процессе с Асадом или его представителями. В нужный момент группа может на какое-то время перехватить власть и тем самым обеспечить ее более плавный переход.

На фронте от сирийского Алеппо до иракского Мосула

Трехсоставной характер оппозиции определяет и характер боевых действий. Война — всегда политика. В сирийском случае фактически идет такое же составное столкновение зарубежных спонсоров и вдохновителей за региональное и геополитическое влияние.

Для США и европейских стран главным является борьба с ИГИЛ и ИГ. Хотя она проходит как в Сирии, так и в Ираке именно последний фронт для Вашингтона является главным. Это и понятно. Контроль над месторождениями нефти позволял ИГ финансировать свою деятельность и боевые действия.

Хотя в российской прессе много писалось о низкой боеспособности иракской армии, ситуацию при помощи американцев удалось переломить. В результате при воздушной поддержке развернулось наступление иракских войск на север. Был захвачен ряд стратегически важных городов. От Тикрита до Эль-Фаллуджи.

Под военным давлением оказался и Мосул — центр добычи нефти. Буквально охота американских и иракских самолетов за колоннами боевиков с нефтью привело к сужению их финансовых возможностей. Вот почему в государствах Центральной Азии отмечается возвращение воевавших за ИГИЛ боевиков. Им просто перестали платить зарплату — и весь религиозный пыл тут же испарился.

Американці в Сирії

Стратегически уменьшение территории ИГ в Ираке и в несколько меньших масштабах в Сирии приводит, во-первых, к некоторому увеличению их концентрации на наиболее опасных для них направлениях и, во-вторых, к увеличению контратак. Особенно в Сирии, где не столь велика боеспособность подразделений как правительственной армии, так и оппозиционеров.

В целом военное положение ИГИЛ и ИГ ухудшается, что вынуждает командование исламистов переходить к другой тактике.

История повторяется. В японской армии накануне  поражения во Второй мировой войне прибегли к камикадзе на земле, воздухе и на море. Особого эффекта это не дало, так как силы союзников были несравненно большими и техническое оснащение камикадзе не очень надежным.

Похоже, что в Сирии и Ираке исламисты нашли возможность серьезно затруднить боевые действия своих противников с помощью ингимаси (взрывающиеся) — боевиков с поясами шахидов. В эти отряды набирают наиболее фанатичных и хорошо подготовленных террористов. В отличие от простых шахидов  — истишхади — прямо идущих на смерть в любом случае, для ингимаси это не главная цель. Для них важно нанести противнику максимально большие потери. Подрыв для них возможен только в безвыходной ситуации.

В январе ингимаси были использованы против иракской армии во время боев за Тикрит. В сражении за Эль-Фаллуджу применение ингимаси было гораздо большим. Из-за этого график взятия города сорвался. Вытеснение игиловцев заняло почти месяц вместо одной недели.

В Сирии ситуация аналогичная. Во время контрнаступления игиловцев в провинции Ракка взламывание обороны правительственной армии производилось с использованием танков, артиллерии, бронированных «джихадмобилей» и ингимаси. Начиненные взрывчаткой грузовики, бульдозеры и тракторы на полном ходу двигались на позиции правительственных войск и ополченцев. Взрывы были очень сильными, элементы брони разлетались на сотни метров. Такую атаку правительственные войска не выдержали и стремительно отступили из провинции Ракка.

Военная ситуация в Ракке немедленно отразилась на севере Сирии. Правительственные войска и здесь оказались в весьма сложной ситуации.  В  провинции Латакия оппозиционеры захватили стратегически важный город Кенсаба в 20 км от границы с Турцией. Ожесточенные бои ведутся в Алеппо. Здесь ставки весьма велики. Город является экономической столицей страны. Контроль над ним важен с политической и с психологической стороны.

В сражении за город участвуют армия Асада, иранские «добровольцы», а фактически отряды Корпуса стражей исламской революции — спецназ. Оппозиционеры представлены радикальными организациями «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам». Следует отметить и курдские подразделения.

Хотя радикалы настроены весьма агрессивно в отношении Асада, они будут учитывать позицию их спонсоров. Не в последнюю очередь весьма изменившуюся позицию Турции. Так или иначе, но переговоры в принципе возможны. Однако препятствием является позиция Башара Асада, который вдруг решил воевать до победного конца.

До последнего сирийца

В Москве почему-то уверены, что принятая стратегия и тактика успешна и менять ничего особенно не нужно. Пока из-за разворачивающейся в Америке избирательной кампании Вашингтон ведет себя весьма осторожно, поэтому Кремль поощряет попытки Асада расширить контролируемую территорию. Не слишком успешно, но все-таки.

Тегерану в спину ветер тоже не дует. Времени у иранского руководства достаточно. Тем более, что частично санкции сняты — и появилась возможность неплохо заработать на экспорте нефти. К тому же, ХЕЗБОЛЛА поддерживает не только Асада, но и сохраняет напряженность на израильской границе, что также входит в цели Ирана.

Монархии Персидского залива все чаще говорят, что не верят в успех женевских переговоров. В случае их провала они готовы увеличить материальную и финансовую поддержку радикальных оппозиционных группировок, в первую очередь, эр-риадской.

Боевые действия в Сирии в обозримый период времени будут продолжаться. Нет как внутри страны, так и вовне нее тех сил, которые хотели бы прекращения войны. Внешние игроки пока не добились своих целей: и в их арсенале тоже нет ничего, кроме продолжения кровопролития. Сирийцы для этого есть.

Юрий Райхель

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов