«Черные лебеди» на границах России: наступает время радикалов

«Черные лебеди» на границах России: наступает время радикалов

После Актюбе Алма-Ата

Чуть больше месяца прошло с того момента, как в городе Актюбе (в прошлом Актюбинск) на северо-западе Казахстана произошли вооруженные столкновения у двух отделений полиции и воинской части. Были убитые и раненные. Характерно, что в этом городе в мае 2011 года Рахимжан Махатов взорвал себя у здания Комитета национальной безопасности. Были ранены три человека.

В июле того же года в поселке Шубарши под Актюбе неизвестные напали на полицейскую машину и расстреляли двух патрульных. По одной из версий, нападение было местью экстремистов за задержание их сторонников.

Случались теракты также в столице Астане и в бывшей столице Алма-Ате, в городах Атырау (Гурьев) и Тараз (Джамбул). В декабре 2011 года в городе Жанаозене (в прошлом Новый Узень) протестные выступления нефтяников были расстреляны прибывшими спецназовцами.

В Алма-Ате произошло нападение на здание районного управления внутренних дел возле Никольского рынка. Стреляли и около здания департамента Комитета национальной безопасности города. В результате перестрелок по официальным данным погибло пять человек, в прессе сообщалось о семи.

Очевидно, что экстремисты действуют проверенными методами. Атака на силовиков, взрывы у зданий МВД или других силовых органов, захваты оружия и боеприпасов. Интересно, что никаких выводов власть не делает — и каждый новый теракт застает силовиков врасплох. Боевики сражаются фанатично и наносят спецподразделениям значительный ущерб. Во всяком случае потери у силовиков сравнимы по числу с убитыми террористами.

Целью нападения всегда являются государственные служащие и силовики. В июне в Актюбе террористы захватили маршрутное такси, но пассажиров не взяли в заложники, а просто высадили по дороге. Тем самым демонстрируя вызов власти и демонстрируя — что именно она является целью, а не мирные жители.

Власть не находит ничего лучшего как объявлять нападавших представителями «нетрадиционных религиозных учений».  После нападения в Актюбе президент Назарбаев назвал этот случай террористическим актом. Теперь алма-атинские события он квалифицировал аналогично.

Уже очевидно, что казахстанские власти пропустили создание в стране спящих исламистских ячеек. Теперь их выявлять крайне трудно и вообще не очень ясно — как это делать. Повторяется то, что происходит во Франции, а до этого — в Бельгии.

Террористическое подполье создается как широко разветвленная горизонтальная структура. Вскрытие одной из ячеек не приводит к выходу на другие, так как они действуют совершенно изолировано — и даже их руководители не знают о существовании, возможно рядом, себе подобных.

Управление подпольем осуществляется из центров, расположенных за рубежом, куда доступ спецслужб весьма затруднен. Даже израильские силовики, наводнившие террористические организации в пограничных арабских странах своей агентурой, не всегда могут предотвратить тот или иной теракт. Что уже говорить о гораздо менее подготовленных в этом отношении спецслужбах постсоветских стран.

В том числе, кстати, и российских.

Замалчивание террористической опасности, пропагандистская легенда о стабильности в Казахстане сыграли с властями злую шутку. Вся вертикаль как гражданская, так и силовая оказались психологические неготовыми к такому динамичному развитию событий. Отсюда некоторая растерянность сразу после нападения, и жертвы перестрелок. В том числе и среди силовиков.

Как это ни печально, но ситуация в Казахстане, а за ним и во всей Центральной Азии развивается по раскрученной спирали. Террористические нападения будут не только продолжаться, но станут более частыми и лучше организованными.

Бунт в Ереване

Конечно, совпадение во времени попытки государственного переворота в Турции, вооруженные выступления в Алма-Ате и Ереване — фактор случайный. Тем более, что цели у нападавших и путчистов были разные. Тем не менее, определенную закономерность можно выявить.

Нападения в Алма-Ате и Ереване весьма подобны. И если в Казахстане боевики фактически о своих целях не сообщили, то в Армении все произошло, если можно так выразиться, по классическому сценарию. Захват здания и заложников — требования освободить товарищей, а с ними и других заключенных — политические требования.

Фото www.businessinsider.com
Фото www.businessinsider.com

Здесь начинаются различия. В Центральной Азии с протестующими разного рода церемониться не принято. Даже мирные протесты встречаются пулями. С возможностью жертв и их числом мало считаются. Будут они или нет — власть беспокоит мало.

В относительно небольшой Армении так поступить невозможно. Убитый полицейский уже лежит пятном на власти. Именно поэтому с захватчиками вступили в переговоры. Чтобы по возможности избежать штурма и неизбежных при этом жертв. Силовое решение проблемы остается как вариант, но прибегнут к нему в самом крайнем случае. Пока пытаются взять нападавших измором. Пусть побудут в осаде и удостоверятся, что никто их не поддерживает.

Понять эту тактику можно, но в ней заложен риск. Если в первые часы захвата и выставления требований освободить из заключения лидера организации «Учредительный парламент» (предпарламент) Жирайра (Жиро) Сефиляна практически никто не поддержал боевиков, то постепенно ситуация стала меняться.

Около ста человек решили поддержать захвативших отделение полиции в Ереване вооруженных людей митингом и шествием. Демонстранты попытались прорвать полицейский кордон и вступили в столкновение с силовиками. После безуспешных попыток сделать это они вернулись на площадь Свободы.

Отметим, что для Еревана даже сто человек демонстрантов — уже реальная цифра. Из этого не следует, что они чего-либо добьются. Но то, что нападавшие имеют некоторую поддержку в обществе — уже очевидно. В том числе опровергаются высказывания некоторых армянских экспертов, что силовые действия против власти практически не поддерживаются.

Социальная напряженность в Армении весьма высока. И вооруженные нападения на представителей власти, в том числе и на парламент были в недалеком прошлом. Поэтому особо обольщаться вроде бы отсутствием поддержки у радикалов не следует.

Власть, конечно, умеет обходиться с протестами. Ей удалось погасить так называемый «электромайдан», вызванный резким увеличением тарифов на электроэнергию. Тогда в центре Еревана собрались десятки тысяч человек. Однако, как показывают последующие события, проблемы в обществе, экономике и финансах никуда не делись.

Вот только как их решать — не знает ни власть, ни раздробленная и малоавторитетная оппозиция.

Опасная турбулентность

Похоже, что попытка государственного переворота в Турции и захваты в Алма-Ате и Ереване стали для Кремля своего рода черными лебедями грядущих неприятностей.

Добавим к этому ожидаемого, но от этого не менее черного, лебедя в виде публикации доклада Всемирного антидопингового агентства WADA. Фактически российские правительственные и силовые структуры обвинили в создании системы фальсификации анализов спортсменов и сокрытии использования ими допингов. Стоял вопрос об участии России в Олимпийских играх в Рио-де Жанейро. Помимо чисто спортивно интереса, несомненно, это весьма чувствительный удар по престижу страны и лично по президенту Путину.

Для Москвы события в Казахстане и тем более в Армении служат очень тревожным сигналом. Не случайно пресс-секретарь Путина Песков выразил обеспокоенность турбулентностью у российских границ.

Если ситуация в Казахстане будет и далее дестабилизироваться, то вся Центральная Азия превратится в продолжение ближневосточной дуги нестабильности. Предотвратить ее распространение на Россию едва ли возможно. Почти четыре тысячи километров границы с Казахстаном перекрыть нереально.

Не будем говорить о неизбежных финансовых и торговых потерях. Самое негативное в данных обстоятельствах то, что реально противодействовать такому развитию событий Москва не может. В том числе из-за весьма ограниченных ресурсов, которые у нее имеются.

Еще более сложная ситуация с Арменией. При всей важности Центральной Азии для России Южный Кавказ вообще — мягкое подбрюшье. Грузия твердо встала на прозападный курс и это уже не зависит от того, кто находится у власти в Тбилиси. Азербайджан никогда не был замечен в пророссийских симпатиях.

karta_fire1

У Баку есть стратегический союзник — Анкара и Москва никогда не сможет заместить ее в этом качестве. Покупать оружие у России Азербайджан будет, торговать без проблем, но не более того. Конфликт вокруг Нагорного Карабаха и поддержка Армении лежит непреодолимым бревном на пути усиления сотрудничества Москвы и Баку.

Остается Армения, которая находится в фактической блокаде, и от Москвы ей вроде бы никуда не деться. Однако дестабилизация в стране может поставить вопрос о приходе к власти других групп армянской элиты, которые не будут столь плотно ориентированы на Москву.

Сейчас такая возможность выглядит весьма гипотетической. Тем не менее, в Армении весьма обижены продажей оружия Азербайджану. Не без оснований в Ереване считают, что оно приобретается для будущей войны за Нагорный Карабах. И это только начало.

Во всех предыдущих протестных акциях в столице Армении присутствовала антироссийская составляющая. Недовольство вызывают действия крупных российских компаний, которым в Армении принадлежит практически все. Еще в ноябре 2013 года во время массовых выступлений лидер националистической партии «Цехакрон» Шант Арутюнян выдвигал в качестве одного из условий национальной революции борьбу с кукловодами из России.

Антироссийская составляющая в армянских протестах пока не сильно проявляется в виду сложности военного положения и отсутствия реальных союзников, кроме России, в противостоянии с Азербайджаном и, возможно, с Турцией. Однако проблема никуда не исчезнет и все время будет обостряться.

Радикалы на марше

Рост радикализма отмечается во всем мире. Не только в так называемых проблемных странах, но и вполне устойчивых с давними демократическими традициями. Проявления радикализма разные и во многом зависят от особенностей государств. Общим для всех является неспособность элиты адекватно реагировать на вызовы времени.

Там, где это принимает вообще формы восстания и революции. События в Украине 2013-2014 годах тому подтверждение. Там же, где правящая элита полностью подавила оппозицию, а зачищеное политическое поле заполняют радикалы и экстремисты, часто при поддержке из-за рубежа.

Фото REUTERS/Shamil Zhumatov
Фото REUTERS/Shamil Zhumatov

Именно так происходит в Центральной Азии. Там, за исключением Киргизии, правящие режимы выпололи политическое пространство — и не удивительно, что тем самым вспахали почву для радикалов. В отсутствие светской адекватной идеологии ее заменила религиозная.

В Армении аналогичная безысходность. Вроде бы оппозиция есть, но реальной опорой в обществе она не имеет. Дезориентированные граждане озлобляются, но не знают, что делать. Мирные протесты ничего не дают, власть делает что хочет. Наступает время радикалов.

Если посмотреть на постсоветское пространство, то за исключением стран Балтии, нарастает волна радикализма. Разной интенсивности, но тренд налицо. И наша страна не исключение. Даже при всем понятным игрищам политиков социальная напряженность растет. Добавим к этому большое количество оружия из-за конфликта на Донбассе.

В нашем обществе есть определенный потенциал для реформ и тем самым предотвращения радикальных выступлений. Тем не менее, окно таких возможностей постепенно уменьшается. Понимает ли это политическая элита? Пока ответ не слишком положительный.

Юрий Райхель

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов