Смена караула: после Brexit’а Германия может стать главным союзником США

Смена караула: после Brexit’а Германия может стать главным союзником США

В газете The Telegraph бывший мэр столицы Борис Джонсон в наскоро написанной статье пытался успокоить встревоженных граждан.

«Нельзя переоценить то, что Британия является частью Европы и всегда ею будет. Британские граждане всегда смогут ездить в Европу, работать там, жить там, учиться. Покупать недвижимость и оставаться там – и то же самое смогут европейцы в Британии, их права будут надежно защищены. Свободная торговля и доступ к единому рынку сохранятся». И дальше. «Голосовавшие за выход не должны забывать, что их победа совершенно не была внушительной».

И это при том, что еще совсем недавно в своих колонках в рупоре евроскептиков газете The Daily Telegraph он же уверял, что страхи от последствий разрыва преувеличены. Именно из-за страха перед наплывом понаехавших, многие англичане голосовали за Leave — выход.

Пропагандисты разрыва с ЕС не упоминали, что среди медицинских работников более 5% – не граждане Британии с паспортами ЕС. И такое положение не только в медицине. Большинство иммигрантов из ЕС – высококвалифицированные специалисты, и без них британской экономике будет гораздо труднее.

Следующая страшилка — что иммигранты едут на остров, чтобы получать пособия и не работать. Фактически жить своеобразными приживалками, а за все должны платить добропорядочные граждане в виде повышающихся налогов.  В действительности все совсем не так. Работает 74% британцев, при этом число работающих иммигрантов из ЕС превышает 78%.

Сейчас в Великобритании живут и в основном работают около 3 млн граждан стран ЕС. Соответственно в странах Евросоюза живут и трудятся 1,5 млн британцев. В арифметическом смысле величины не очень значительные, особенно для Европы. Тем не менее, их передвижение на историческую родину, да еще в ограниченные сроки создаст серьезные проблемы.

В общем, эти проблемы – далеко не первые в списке всего того, что серьезно перестроит Британию. В чем-то и объединенную Европу. Британский Национальный институт экономических и социальных исследований (NIESR) подсчитал, что к 2030 году британская экономика может потерять от 1,5 до 3,7% ВВП. Реальная зарплата будет ниже на 2–7%. Курс фунта упадет на 20%.

Ни мира, ни войны

Главной тактической задачей британского правительства является максимальное затягивание процесса развода. Своего рода положения ни мира, ни войны. На повестке дня вопрос безопасности и связанное с ним положение Британии — как ведущей военной державы Европы.

В первую очередь речь идет о ядерном вооружении и оружии возмездия. Последнее представлено четырьмя подводными лодками Vangard (Авангард). Каждая из них имеет 16 установок для пуска баллистических ракет Trident -2D5 (Трезубец).

Ракетоносцы были зачислены в состав флота в период с 1992 по 1999 год. К 2030 году они устареют, как морально, так и физически. Поэтому с 2028 года их начнут заменять на новые подводные лодки класса Successor (Преемник). Обновление состава ракетоносцев будет стоить немалых денег. Пока на это ассигновано более 30 млрд фунтов. Практика строительства подлодок Vangard показывает, что первоначальная смета будет превышена минимум на 25-30%.

Но это рассчеты нескольких лет давности. Сейчас же председатель комитета по иностранным делам палаты общин Криспин Блант получил совершенно другие цифры. На самом деле программа перевооружения ядерного подводного флота, рассчитанная на 32 года, обойдется в 182 млрд фунтов.

Подводная лодка Трайдент

Величина совершенно неподъемная — как для нынешнего британского бюджета, так и для последующих. Значительная часть британских военно-морских программ осуществляется с поставками американских устройств и комплектующих в части вооружений. При прогрессирующей девальвации фунта к доллару стоимость таких поставок будет быстро возрастать. Похоже, что расчеты Бланта также скоро не будут соответствовать действительности.

В условиях неопределенности в связи с Brexit’ом и качанием финансовой системы в виде падения фунта и вывода части средств рядом европейских банков из Британии, вопрос финансирования строительства ракетоносцев выходит на первый план. Вот почему министр обороны Майкл Фэллон заявил, что Brexit не ослабит решимость правительства обновить силы ядерного возмездия.

Кстати, относительно небольшое количество подводных лодок отнюдь не свидетельствует об их малых возможностях. Так, ВМС США гораздо более многочисленные и разбросанные по всему миру, имеют в составе 14 ракетоносцев с пусковыми установками для ракет Trident -2D5.

В настоящее время все четыре лодки входят в состав 1-го дивизиона подводных лодок королевской военно-морской базы Клайд, расположенной в городе Фаслэйн в Шотландии.

Здесь мы подходим к следующей проблеме. В случае Brexit’а Эдинбург хочет не просто остаться в ЕС, но и провести референдум о независимости. Шотландские националисты неоднократно указывали, что в этом случае ядерное оружие должно быть выведено из страны.

Даже далекому от морских дел человеку ясно, что инфраструктура военно-морских баз чрезвычайно сложна и стоит дорого. Как строительство, так и содержание. География и топография таковы, что именно Шотландия наиболее удобна для размещения баз подводных ракетоносцев. Перевод их в другое место весьма труден по инженерным, строительным, финансовым и политическим проблемам.

Насколько все вдруг стало тяжело, свидетельствует острая дискуссия о количестве вновь строящихся ракетоносцев. Может, не четыре строить, а только три? Решение будет приниматься осенью. И сколько копий вокруг этого будет сломано — можно только гадать.

С другой стороны, за этим важным, но все же частным вопросом вырисовывается довольно мрачная для Британии перспектива. Любая экономия, в первую очередь на ядерном оружии, может поставить под вопрос геополитический статус государства. В том числе и место постоянного члена Совета Безопасности ООН. Понятно, что такого не хотят не только сторонники Remain — остаться в Европе, но и желающие Leave.

В треугольнике Париж-Берлин-Лондон

Ко всему этому добавляется политическая неопределенность. Главные партии — консервативная и лейбористская — фактически расколоты. Тем более, что первой предстоит выбрать нового лидера, который возглавит правительство.

Как-то подразумевалось, что следующим лидером консерваторов и премьер-министром станет главный евроскептик Британии Борис Джонсон. Однако его отказ от выдвижения не просто внес интригу, но и серьезно расколол партию. В ней, как впрочем и  в лейбористкой, придется искать консенсус между сторонниками Remain и Leave.

Все это, а также другие внутренние проблемы Британии заставляют серьезно пересмотреть основы политики безопасности не только членов ЕС, а также и НАТО. Даже больше. Всей Европы.

Ведь угроза российского реваншизма остается. Несмотря на миролюбивые пробные шары из Москвы. Есть основа для широкого недоверия. Оно же вынуждает европейские страны, вплоть до нейтральных Швеции, Финляндии и Швейцарии, серьезно подумать об обороне.

Соответственно, есть о чем задуматься и по другую сторону Атлантического океана. До недавнего времени оборона Северной Атлантики строилась на треугольнике США-Канада-Великобритания. Зона французской ответственности была несколько южнее. Здесь есть о чем беспокоиться европейцам.

Москва все больше подвигает свои претензии на зону Арктики. Дело не только в возможности транспорта из Тихого океана в Атлантический по восточному направлению вдоль берегов Сибири. В силу географических причин доминирование в Арктике дает ряд серьезных стратегических преимуществ. И понятна обеспокоенность российскими претензиями, подкрепленными размещением военных баз на островах в Северном Ледовитом океане. Характерно, что свою заинтересованность в Арктике и свободном судоходстве в ней заявили такие страны, как Китай, Южная Корея и Япония. Не говоря уже о государствах на севере Европы и Америки.

Понятно, что в условиях нарастающего противостояния с Россией, в том числе и в Арктике, внутренняя неустроенность Великобритании и ее ослабление вынуждает Вашингтон искать другого близкого союзника. Выбор по объективным условиям невелик.

Париж отпадает по давней антиамериканской традиции и склонности к более мягкой позиции в отношении Москвы. Да и экономический потенциал Франции недостаточен для существенной модернизации своей армии. Остается Берлин.

По всем параметрам Германия вполне может заместить Англию. После завершения холодной войны какие-либо ограничения по вооружению бундесвера отпали. Остаются внутренние конституционные запрещения направлять бундесвер за пределы Германии. Однако афганская кампания показала, что с учетом обязательств по НАТО они вполне преодолимы.

Меркель Мей Райхель НАто инфографика

На данный момент немецкая армия находится не в самом лучшем состоянии. Достаточно долго на нее предпочитали не тратиться. Противостояние в Европе смягчилось — и в Германии многие не хотели думать о военной опасности. Видимого противника на горизонте не было.

К тому же, после окончания Второй мировой войны в германском обществе были крайне сильны пацифистские настроения. В том числе и с опорой на коллективную оборону —  другими словами, на американский, в чем-то британский, ядерный зонтик. Сейчас настроения несколько меняются, но достаточно медленно.

Не следует забывать и о других соседях Германии. На востоке. Как в Варшаве, так и в Праге не в восторге от возможной новой роли Германии в системе европейской безопасности. Особенно в Варшаве настроены весьма подозрительно.  Не случайно отношения Польши и Германии переживают не лучшие времена. При этом экономические связи двух стран весьма тесные. В очередной раз политика идет впереди финансов и экономической целесообразности.

На пути к армии ЕС

Следующей проблемой в американо-европейских отношениях является идея создания европейской армии. Против этого категорически выступали Лондон и Вашингтон. Как раз Берлин и Париж были сторонниками этого проекта. Теперь для США сближения с Германией может стать рычагом противостояния проекту армии ЕС.

Другими словами, налицо попытка вывести Германию на статус привилегированного союзника США с одновременным усилением ее влияния в НАТО. Следующим шагом может стать реформа Совета Безопасности ООН с увеличением числа постоянных членов. Несомненно, что Германия будет первым кандидатом на такой статус.

Понятно, что этот тренд не будет быстрым и прямолинейным. В силу объективных и исторических причин просто так заместить Британию Германии не удастся. Островная Англия не вызывает отторжения у многих европейских стран. Усилению связи Берлина и Вашингтона активно будет противостоять Париж. Ось Германия-Франция является становым хребтом объединенной Европы, в том числе и в области безопасности. Для континентальной Германии не так-то просто занять место Британии в структуре европейской безопасности. В том числе и военно-морском отношении.

Конечно, при всех волнениях в Лондоне совсем сбрасывать со счетов Британию не следует. Все-таки не совсем рядовое государство, даже при возможном уменьшении его территории. К тому же слишком многое связывает Америку и Англию. Не в последнюю очередь ни с одной спецслужбой у ЦРУ нет таких тесных связей, как с английскими MI-5 и MI-6.

О важности такого сотрудничества свидетельствует и такой факт. Восстановление в полном объеме дипломатических отношений между Турцией и Израилем предшествовало возобновление тесных связей спецслужб и генеральных штабов двух стран. Практика убедила и Тель-Авив, и Анкару в том, что от разрыва по политическим причинам пострадала в первую очередь безопасность.

Евросоюз стоит перед необходимостью существенного реформирования. Это особенно проявилось после Brexit’а. Ведь определенную долю вины за его исход несут и брюссельские бюрократы. Пересмотру подлежит и политика в сфере безопасности.

Какой она будет пока остается не очень ясным. Снижение роли Британии произойдет. Насколько ее сможет заместить Германия, покажет будущее. В любом случае Европа становится другой. И за этим стоит внимательно следить Киеву.

Юрий Райхель 

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов