Единый Кипр: реальность или мечта

Единый Кипр: реальность или мечта

Недавно, 26 апреля, в мусульманской части Кипра – непризнанной Турецкой Республике Северного Кипра (ТРСК) – состоялись выборы президента. Залогом победы Мустафы Акынджи стало обещание пойти на примирение с южанами. Теперь же киприоты обеих частей находятся в ожидании переговоров лидеров двух государств.

Исторический контекст

Разделение Кипра – одно из последствий распада Османской империи. В 1923 году случилась так называемая малоазийская катастрофа, когда Греция и Турция устроили принудительный обмен представителями меньшинств — христианами и мусульманами соответственно. Однако турок Кипра этот процесс не затронул. Как следствие, наличие на этом острове большой турецкой общины стало косвенной причиной целого ряда конфликтов.

До 1960 года все было относительно мирно, и киприоты жили все вместе. Но после провозглашения независимости Кипра от Великобритании баланс был нарушен. Сначала в 1974-м греки попытались присоединить остров к своему государству. Однако переворот не удался, ведь сразу же последовала турецкая интервенция, в ходе которой было захвачено более трети территории. А затем – и полноценная гражданская война. Северный Кипр, при поддержке Турции, провозгласил независимость в 1983 году.

До сих пор на острове существует буферная зона между Севером и Югом, контролируемая ООН, шириной в несколько километров.

Вид с Севера

На президентских выборах в ТРСК убедительную победу одержал Мустафа Акынджи. Набрав более 60%, он опередил основного конкурента, последнего президента Дервиша Эроглу, на 20%. Будучи независимым кандидатом с умеренно левыми взглядами, Акынджи декларировал движение к миру и воссоединению, также акцентируя внимание на благополучии граждан. Он заявлял, что планирует не только отгородиться от всех сторон (имея в виду Турцию), но также и сотрудничать со всеми в равной мере.

Когда-то северная часть Кипра была богаче. На ТРСК приходится большая часть плодородных земель и туристического потенциала, которые в нынешних условиях невозможно использовать. Усложняют ситуацию и санкции, вступившые в силу еще сорок лет назад, а также прекратившиеся дотации из Анкары. Поэтому в «европейской» части острова зарплаты ощутимо выше. Как и общий уровень жизни. И хотя многие турецкие киприоты уже давно получили кипрское гражданство, их желание воссоединиться с южанами очевидно.

Вид с Юга

Греки-киприоты отказались от воссоединения с северными соседями на референдуме 2004 года. Причиной стали равные права с большинством, которые собирались предоставить в новом государстве относительно небольшому меньшинству (примерно 20%), как раз когда страна вошла в ЕС. Хотя население севера еще в то время выступало за единый Кипр.

Однако позиция южан вполне могла измениться. В течение последних лет в кипрских водах были обнаружены новые месторождения углеводородов. Поэтому объединение могло бы не только дать новый глоток воздуха все еще кризисной экономике, но и устранить фактор нестабильности, коим является Северный Кипр. Особенно сильно хотят этого те, кто когда-то вынужден был покинуть свой дом по ту сторону границы.

Позиция официальных властей также объясняется лучшими возможностями экономического роста в случае соглашения между двумя республиками. Президент Республики Кипр Никос Анастасиадис, как и Акынджи, видит страну федерацией. Последний был как раз тем человеком, которого греки-киприоты хотели видеть в кресле президента непризнанной республики.

Роль Турции

Турция является единственной страной, признавшей независимость Северного Кипра. Многие годы именно эта позиция была одной из главных причин отказа ей в членстве в ЕС. Но это до сих пор не заставило власти этой страны изменить политику – Анкара хочет влиять на регион. Поэтому отказывается выводить свои войска, не желая терять контроль над территорией.

По мнению президента Турции Реджепа Эрдогана, правительство его страны вместе с Грецией также должно принимать участие в решении проблемы. Хотя столетний опыт показал, что лучшим решением для киприотов было бы невмешательство этих двух стран.

У турецкого правительства есть свой интерес. На шельфе и в так называемой исключительной экономической зоне были обнаружены залежи нефти и газа. Анкара, которая до сих пор только тратилась на этот регион, всерьез рассчитывает на эти углеводороды. Ведь именно после того как турки начали исследовать шельф, прервались последние мирные переговоры в октябре 2014-го.

Впрочем, хоть Турция и продолжает разыгрывать кипрскую карту, по мнению Мустафы Акынджи, хорошо уже то, что она не стала влиять на недавние выборы в республике.

материалы рубрики
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени Аналитика
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени
Гройсман загоняет украинцев в новые долги: как провернут монетизацию субсидий к выборам Аналитика
Гройсман загоняет украинцев в новые долги: как провернут монетизацию субсидий к выборам
Золотаревский, Слуцкий, Израилит: новое расследование на 7 лет колонии Аналитика
Золотаревский, Слуцкий, Израилит: новое расследование на 7 лет колонии