Как мы теряем Ливию

Как мы теряем Ливию

Ливия – очередная и одна из наиболее очевидных ошибок Запада. Коллективное и уверенное решение лидеров многих стран свергнуть Муаммара Каддафи бросило страну в затяжную войну, которая длится до сих пор. И пока все движется скорее к закату, чем к рассвету.

Вмешательство Запада

В 2011 году Николя Саркози и Дэвид Кэмерон были главными идеологами «гуманитарного» вторжения в Ливию. Идея помочь повстанцам в борьбе против правительственных сил и полиции не была единогласно поддержана мировым политикумом. Однако многие страны все же приняли решение участвовать в военной кампании.

Основными союзниками французов, британцев и американцев в этом вторжении стали Катар и ОАЭ. Также направили свои воздушные силы такие страны ООН: Канада, Норвегия, Бельгия, Дания, Италия, Испания, Болгария, Швеция и другие.

Сейчас выбор, хоть и задним умом, между игнорированием диктаторского режима или исламистским хаосом будет очевидным – явно не в пользу второго. Но, безусловно, именно диктатура и является главной причиной того, что единственной заметной оппозицией являются исламисты.

Ливийский рассвет

После прихода к власти исламистов вместо управляемого хаоса, на который обычно рассчитывают мировые лидеры, получили хаос абсолютный. Оказалось, что исламисты, попавшие в политику, не способны обеспечить разоружение повстанческих сил, сформировать силовые органы. Оказалось, что правительство симпатизирует «Братьям-мусульманам», что исламисты, которые вроде бы боролись за права человека, сейчас притесняют женщин, устанавливая на своей территории шариат, и ничуть не жалеют мирное население.

В мае 2014 года бывший генерал ливийской армии Халиф Хафтар, вроде бы даже связанный с ЦРУ, взял политическую власть в свои руки и начал военную кампанию против исламистов. Операция получила название «Достоинство Ливии». Именно вокруг Хафтара началось формирование светского правительства. Поддержали его и силовики, и представители некоторых племен, и политики.

Но, вопреки ожиданиям, особого эффекта это не возымело. Силы исламистов организовали ответную операцию, получившую название «Рассвет Ливии». Вокруг нее объединились «Братья-мусульмане», «Ансар аш-Шариа» и другие группировки, в т.ч. приближенные к «Аль-Каиде». Тысячи джихадистов также прибывали из соседних стран.

Исламисты вынудили бежать новое правительство в Тобрук. И до сих пор силы Хафтара контролируют только часть территории. Построению нового государства мешают не только фрагментация сил, каждая из которых рвется к власти, но также коррупция и некомпетентность политиков. Упала и нефтедобыча, что усложняет и без того катастрофическую для страны ситуацию.

Позже, правда, в рядах исламистов наметился раскол и группировки стали переходить на сторону ИГИЛ. Так, «Ансар аш-Шариа» теперь выступает против сил «Рассвета». И то, что сначала выглядело, как конец сил исламистов, сейчас, несомненно, является полноценным объединением вокруг «Исламского государства».

Ливийский закат

Причина свержения Каддафи была отнюдь не так проста. Помимо естественной борьбы за права человека, огромную роль сыграло желание племен и кланов также получить свою долю от нефтяной прибыли. Кажется, аналогичные цели были и у идеологов вторжения. В свое время ополчение даже обещало отказаться от нефти взамен на военную помощь. После убийства Каддафи Хиллари Клинтон злорадствовала:

Мы пришли, мы увидели, он умер!

Но что потом?! Интерес к этому государству упал очень быстро – после смерти диктатора дело посчитали решенным, а взгляд переместился в сторону других стран, охваченных войной. И только потом, значительно позже, вроде бы пришло понимание ошибки. Но дело до сих пор не зашло дальше разговоров и заявлений о правительстве «национального единства».

Ливия важна не только из-за своей роли в безопасности всего региона, но также из-за того что находится на побережье. Именно из Ливии постоянно идет огромный поток мигрантов, которые, пересекая Средиземное море, попадают в Европу и Сирию. И отличить террористов от обычного мирного населения, которое бежит от войны, не так просто.

На данный момент правительство в Тобруке и Аль-Байде активно поддерживают только власти Египта. Готовы включиться также Иордания, Саудовская Аравия и ОАЭ. Катар же и Турция остались единственными, кто откровенно помогает боевикам. Доха не только повсюду поддерживает исламистов, но еще и использует Ливию для соперничества с ОАЭ, которые также стремятся наращивать свой вес в мировой политике.

Но на самом деле, в условиях, когда Запад не готов исправлять свои ошибки, главным соперником становиться народное ополчение против исламистов. И против ИГИЛ, и против «Братьев-мусульман», и против кого бы то ни было.

материалы рубрики
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени Аналитика
Телетайп: мы выбираем себе не президента страны, а шамана племени
Гройсман загоняет украинцев в новые долги: как провернут монетизацию субсидий к выборам Аналитика
Гройсман загоняет украинцев в новые долги: как провернут монетизацию субсидий к выборам
Золотаревский, Слуцкий, Израилит: новое расследование на 7 лет колонии Аналитика
Золотаревский, Слуцкий, Израилит: новое расследование на 7 лет колонии