Как Путин и Асад поставили на колени сирийский Сталинград

Как Путин и Асад поставили на колени сирийский Сталинград

В то же время, сама война лишь переходит в новую стадию. Politeka анализирует, каковым может быть дальнейшее течение конфликта, придет ли когда-нибудь мир на многострадальную землю Сирии, а также возможные геополитические последствия падения твердыни сирийской оппозиции.

Как все начиналось

Протесты, охватившие Сирию весной 2011 года и переросшие в военное противостояние сторонников и противников президента страны Башара Асада, долгое время обходили Алеппо стороной. Страсти кипели южнее – в Дамаске, городах Хама и Хомс. Экономическая же столица страны, полуторамилионный Алеппо еще более года наслаждался мирной жизнью.

В значительной степени этому способствовал многонациональный характер города. В Алеппо веками мирно проживали не только арабы, но также курды, греки, армяне, турки, ассирийцы. В религиозном отношении город был еще более пестрым: сунниты, алавиты, шииты, христиане, друзы и езиды свободно исповедовали каждый свою религию.

Тем не менее, к 2012 году восстание добралось и до Алеппо. Летом того года в город вошли бойцы Свободной сирийской армии – умеренно светских антиасадовских вооруженных формирований, а также боевики различных исламистских группировок. В частности, сирийское отделение «Аль-Каиды» — «Фронт Ан-Нусра», а также малоизвестное на тот момент «Исламское государство Ирака и Леванта». Правительственные силы смогли удержать западную часть города, а вот в восточном Алеппо укрепились повстанцы.

rfhnf
Контроль над территориями Сирии

В общем-то, режим в восточном Алеппо вряд ли можно охарактеризовать как демократический. По мере разрастания конфликта, влияние умеренных повстанцев уменьшалось. Реальной властью в восточной части города стали исламисты из группировок «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам», которые установили там довольно жесткие законы шариата. Религиозные и этнические меньшинства вынуждены были покинуть город, преимущественно перебравшись в западную его часть.

В целом по стране оппозиционные группировки, объединенные стараниями суннитских монархий залива в единую «Джаиш аль-Фатех» («Армию завоевания»), достаточно успешно наступали на позиции сил, верных режиму Башара Асада. Свержение правительства руками повстанцев казалось решенным вопросом, пока в 2015 году Россия и Иран не начали вооруженную интервенцию на стороне Асада.

Не способные противостоять на открытой местности атакам с воздуха, не имея современных средств ПВО, повстанцы начали отступать в города. Но и удерживать окруженные города под ковровыми бомбардировками оказалось невозможно. Один за другим пали Хама и Хомс – главные центры антиасадовского восстания. С июля этого года основные силы проправительственной коалиции, включающие непосредственно армию режима, иранские силы специальных операций «Аль-Кудс», боевиков шиитской «Хизбаллы», под непосредственным руководством российских и иранских «советников» подошли к восточному Алеппо – единственному большому населенному пункту, оставшемуся под контролем повстанцев.

Сирийский Сталинград

Битва за Алеппо стартовала с массированных бомбардировок города. Особо доставалось гражданским и гуманитарным объектам: рынкам, оживленным площадям, школам и больницам. Во-первых, с целью деморализовать население. Во-вторых, именно в школах и больницах преимущественно и скрывались ополченцы, надеясь, что эти объекты бомбить не будут. Призывы международной общественности  и правозащитных организаций остановить бомбардировки полностью игнорировались. За последние несколько месяцев российские военно-космические силы задействовали по Алеппо едва ли не все типы летательных аппаратов: от ударных вертолетов и легких истребителей до тяжелых стратегических бомбардировщиков и решительно все типы боеприпасов, включая кассетные и бочковые бомбы.

Повстанцы отвечали из «Градов» и минометов. Причем, тоже не особо разбирая, куда стрелять. В итоге, снаряды летели в основном на жилые кварталы западного «асадовского» Алеппо.

В течение июля-октября силы проправительственной коалиции полностью блокировали восточный Алеппо, перерезав все пути снабжения и существенно отодвинув линию фронта на север и запад. Весь октябрь и первую половину ноября верные режиму войска стягивали к мятежному городу силы, готовясь к решительному штурму.

Начавшееся 15 ноября наступление российско-ирано-асадовских войск ознаменовалось особо ожесточенными бомбежками всех и вся. Были уничтожены последние больницы. В конце ноября — начале декабря правительственные войска и их иностранные покровители продвигались со скоростью один-два квартала в день. Западные страны настаивали на принятии Советом безопасности ООН резолюции о прекращении огня, но подобная инициатива была предсказуемо заблокирована Россией и Китаем.

7 декабря войска Асада захватили исторический центр Алеппо. Защитники города сгруппировались в его юго-восточных районах. Удержать их было нереально как в силу малопригодности данных кварталов для обороны, так и в силу многократного превосходства асадитов в живой силе и боевой технике.

В принципе, уже можно говорить об окончании организованного сопротивления в Алеппо. На данный момент, правительственные войска контролируют около 85% восточной части города. Захватить оставшиеся – вопрос нескольких дней. Еще какое-то время уйдет на зачистки.

Кстати, о зачистках. Согласно информации офиса ООН по правам человека, в захваченных районах Алеппо пропали сотни мужчин и парней. Вероятно, они попали в руки асадовской госбезопасности – «мухабарат», офицеры которой произвольно определят, симпатизирует человек повстанцам или нет. При наличии малейших подозрений, человека тут же расстреливают. Цель – вычистить из города всех потенциально нелояльных режиму людей.

Aleppo

Что дальше

Потеря Алеппо – главное поражение антиасадовского восстания. Тем не менее, было бы наивно говорить  об окончательном разгроме борцов с режимом. Тем более о скором окончании гражданской войны.

Уже сейчас мелькают сведения, что многих повстанцев выпустили из котла. Правда, без оружия. Очевидно, что они направляются в районы, оставшиеся под контролем оппозиции. Прежде всего, в расположенную к западу от Алеппо провинцию Идлиб. В воскресенье, 11 декабря, появилась информация о совместном американо-российском предложении открыть повстанцам и их сторонникам коридор для выхода из города. Причем, они смогут захватить с собой легкое оружие. Сложно судить, насколько здесь можно верить Москве (в памяти тут же всплывает Иловайск). Равно как и тяжело представить, почему в Кремле и Дамаске решили выпустить врага из капкана. Возможно, в проасадовской коалиции посчитали, что собранного воедино неприятеля добить будет значительно проще.

Но нельзя исключать и наличие кулуарных договоренностей, прежде всего, между Путиным и Эрдоганом, по разделу сфер влияния в Сирии и федерализации либо же раздела страны. В таком случае, расположенная рядом с Турцией провинция Идлиб вполне может войти в сферу влияния Анкары.

Кстати, турки и поддерживаемая ими сирийская оппозиция продолжает развивать наступление против «Исламского государства» и по своему первоначальному плану – вдоль Евфрата. Сейчас они подошли к находящемуся примерно в 30 километрах к северо-востоку от Алеппо городку Аль-Баб. Известно, что Анкара направляет туда дополнительно не менее 300 спецназовцев. Туда же подходят и отряды курдской самообороны, и войска, верные Башару Асаду. Так что заварушка и впрямь назревает знатная.

Как бы там ни было, теснимый на всех фронтах Сирии и Ирака Халифат только что продемонстрировал, что его ой как рано сбрасывать со счетов. В субботу джихаддисты неожиданно появились возле лежащего глубоко в пустыне древнего города Пальмира, откуда их вынесли российские бомбардировщики еще в начале года. Согласно имеющейся информации, город в течение суток несколько раз переходил из рук в руки. Сейчас он вроде бы пребывает под контролем ИГИЛ, хотя события там разворачиваются очень уж динамично.

Остается загадкой дальнейшая судьба сирийских курдов. С одной стороны, сейчас они – основные союзники Вашингтона в борьбе с исламистами. С другой, совершенно непонятно, сохранит ли за ними такой статус администрация Дональда Трампа. Если следующий хозяин Белого дома сделает ставку на других партнеров (а такой вариант очень вероятен), возможно курдам придется столкнуться со всей мощью турецкой армии. Ведь для Анкары независимый Курдистан – куда больший кошмар, чем все исламисты, вместе взятые.

Эффективность насилия

Потери Москвы в Сирии на данный момент не являются существенными. Время от времени появляются сообщения о том, что повстанцы сбили очередной боевой самолет. Но выяснить, российский ли он, зачастую невозможно. Сирийский режим берет все потери на себя. Еще меньше информации о человеческих потерях России. Счет явно идет на десятки, но детальная информация строго засекречена. Точно известно, что в июле в Сирии погиб один из лучших российских летчиков Ряфагать Хабибуллин, а на днях стало известно о ликвидации полковника Романа Галицкого – координатора операций в Пальмире и Алеппо.

Разрекламированный поход авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» обернулся полным фиаско. Мало того, что идущий целый месяц со средней скоростью девять узлов (драккары викингов двигались быстрее!) корабль стал посмешищем социальных сетей из-за своей силовой установки. Поход обнаружил полное отсутствие друзей Кремля во всем регионе – дозаправлять корабль отказались не только Испания и Мальта, но даже Алжир. Важнее то, что по прибытию «Адмирал Кузнецов» показал свою полную неэффективность, отметившись только потерей двух самолетов вследствие проблем с аэрофинишером.

Все же реальность, которую невозможно не принимать во внимание, заключается в том, что российские ковровые бомбардировки в Сирии в значительной мере достигают своих целей. Не имея высокоточного оружия, обладая материально и морально устаревшим самолетным парком и не слишком хорошо обученными пилотами, россияне были не готовы к военным реалиям XXI века. Но это оказалось и не нужным: стратегия «бомбить все, что видишь перед собой» оказалась куда эффективнее точечных ударов Пентагона в Мосуле или ЦАХАЛ в Палестине.

Международное сообщество и пальцем не пошевельнуло, чтобы прекратить бойню в Алеппо. Политики в Брюсселе и Вашингтоне ограничились гневными осуждениями. Дополнительные санкции против Москвы в Евросоюзе не стали даже обсуждать из-за позиции Италии и ряда других стран.

Окрыленная успехами в Алеппо, сделавшая однозначные выводы из пассивности Запада, администрация Путина, безусловно, захочет пойти дальше. Вряд ли только в Сирии. Отсутствие внятной реакции цивилизованных стран может быть расценено Кремлем как карт-бланш на аналогичные действия и в отношении нашей страны.

Для Украины урок Алеппо состоит в том, что в случае полномасштабного российского вторжения в нашу страну рассчитывать можно будет лишь на себя. Запад в очередной раз выразит крайнюю озабоченность, не более того. И, если мы не хотим превращения Киева в Алеппо, нам стоит удесятерить усилия по созданию эффективной противовоздушной обороны. Определенные,хоть и недостаточные, шаги в этом направлении уже делаются. Недавние показательные пуски зенитных ракет над Черным морем, вызвавшие такую истерику в Москве, демонстрируют, что иногда мы тоже находимся на правильном пути.

Максим Викулов

Фото: Newsweek

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов