Спецконфискация — хорошая мина при плохой игре

Спецконфискация — хорошая мина при плохой игре

Почему эпопея с возвращением активов «преступной власти» тянется так долго, какие здесь подводные течения и кто из политиков откровенно жонглируют законом, Politeka и решила выяснить.

Еще в сентябре правительство утвердило и направило в Верховную Раду проект Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения взыскания в доход государства необоснованных активов» (закон о спецконфискации).

Спецконфискация «по-украински» сразу же вызвала разочарование у европейских партнеров. В ЕС рекомендовали Украине не принимать проект закона в нынешней его редакции. Западные коллеги предлагали «сосредоточиться на использовании существующих законодательных актов, принятых в рамках процесса либерализации визового режима». В частности, «не создавать еще одну процедуру в дополнение к уже существующим режимам конфискации в уголовно-правовом и гражданско-правовом порядке».

Об этом еще в октябре говорилось в письме главы представительства ЕС Хюга Мингарелли на имя председателя комитет ВРУ по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Андрея Кожемякина.

14856178_10206066944186562_1409890555308104538_o

14910455_10206066944306565_8848158663208254778_n

Несмотря на негативную оценку международного сообщества, авторы законопроекта утверждают, что их «ноу-хау» позволяет в досудебном порядке арестовывать средства и другие активы, полученные преступным путем. В частности — возвратить в казну миллиарды беглеца-Януковича.

Депутаты неоднократно пытались включить законопроект в повестку дня, однако усилия были напрасными.

8 декабря законопроект все же удалось поставить на голосование. Однако в парламенте не нашлось достаточного количества голосов.

Традиционно раскритиковали в пух и прах этот документ представители «Батькивщины». По словам ее лидера Юлии Тимошенко, «закон касается не денег Януковича, а каждого украинца, который неугоден власти, у которого могут без суда и следствия забрать имущество».

В «Самопомощи» тоже за критикой в ​​карман не полезли. В партии убеждены, что реформированная прокуратура не должна получать таких полномочий, как указанны в проекте закона. Его последствия, уверены там, будут отрицательными — получим против Украины ряд исков в Европейский суд по правам человека.

Эксперты периодически заявляют, что подобные законопроекты являются неконституционными и содержат значительные коррупционные «прокладки».

По словам юриста Владимира Высоцкого, закон о спецконфискации «дырявый», его нельзя принимать.

«Гражданская конфискация — действительно популярный в международной практике механизм борьбы с коррупцией, — рассказывает эксперт. — Без обвинительного приговора в человека изымают имущество, если уголовное преследование невозможно, то есть лицо скрывается от правосудия, а имущество приобретенное незаконным способом. Это обязательные условия. В украинском же варианте хотят применить закон против лиц, находящихся в Украине. Это первый звоночек о манипуляции. Ведь если человек не находится в розыске, то спецконфискация априори невозможна. Поскольку органы следствия могут найти человека в разумные сроки».

Права подозреваемого в нынешней редакции закона игнорируются.

«Владелец активов не имеет возможности подать встречный иск. Получается, вообще не прописано, как подозреваемый может защитить свои имущественные права. Нет четкой нормы о том, на основе которой доказательной базы суд принимает решение о спецконфискации. Используются категории, кторые порой не исключают произвольного толкования. Не определен механизм управления удаленными активами. То есть, что дальше происходит с полученными деньгами, непонятно. Должен быть создан специальный фонд. Его нет», — рассказывает Высоцкий.

Согласно законопроекту, отмечает юрист, активы, которые можно изъять, — это деньги и драгоценные металлы. О недвижимом имуществе, ювелирных изделиях, предметах искусства не упоминается.

По возврату денег Януковича также существует спекулятивный момент.

«Представим, что против коррумпированного чиновника завели дело. Но следователи недостаточно собрали доказательств. В результате суд не видит состава преступления, чиновника оправдывают, — рассказывает юрист. — Таким образом его миллионы становятся легальными.

Если кто-то подаст в суд на активы Януковича, а там не найдут фактов коррупции, то все эти активы навсегда останутся у него.

Речь идет, в частности, о Европейском суде по правам человека. Янукович в любом случае туда дойдет. Очень вероятно, что там возникнет много вопросов к украинской стороне. Таким образом реального легализовать его деньги. Местонахождение Януковича известно. Он дает показания для нашего суда. Так в чем вопрос? Если есть доказательства, что он коррупционер, то идите в суд и принимайте решение».

Закон о спецконфискации не уничтожает коррупционную систему, а наоборот — подпитывает ее.

«Вот как простой человек может доказать происхождение денег, на которые он купил квартиру? Ведь зарплаты большинство получают в конвертах. Как объяснить их происхождение? Никак. То есть лицо должно думать, как ему «отдуваться». Это еще больший рассадник коррупции, — уверен аналитик. — А как быть с теми людьми, которые являются должниками коррупционера или его акционерами, инвесторами? Как они защищены? Никак. В проекте вообще не предусмотрена возможность, что суд примет решение не в пользу государства. Представим, что имущество у человека забрали. А потом его оправдали. А кто деньги будет возвращать? Где их искать? А моральный ущерб, упущенная выгода?

Еще одна «дырка» закона о спецконфискации — органы прокуратуры освобождаются от судебного сбора.

Подавая в суд на человека, орган прокуратуры ничего не платит. Под копирку могут хоть миллион исков бесплатно написать — суд их будет рассматривать. А человек, чтобы подать контриск, должен платить пошлину. Понятно, что это метод давления и основа для коррупции».

Проект закона о спецконфискации нужен, но он требует эффективной правоохранительной, судебной системы, эффективной прокуратуры и антикоррупционных органов.

«Политическая элита не желает переводить украинское законодательство в европейскую плоскость, потому что не способна обеспечить европейский уровень жизни, — отмечает Высоцкий. — Делают косметический ремонт, вместо того чтобы построить прочное сооружение. Политики не хотят возвращать коррумпированные деньги. Ведь знают, что у всех такие средства есть. Они делают систему, которой можно в ручном режиме управлять, или же никакую не делают. Такие законы специально вносятся, чтобы отвлечь внимание, создать конфликт. На самом деле речь идет о продвижении личных интересов. Единственный выход в сложившейся ситуации — разрабатывать альтернативный законопроект и обязательно визировать его в Венецианской комиссии».

Верховная Рада еще не приняла Закон о спецконфискации, а Кабмин уже заложил на 2017 год поступления от специальной конфискации средств коррупционеров сумму в 10,5 миллиардов гривен.

спецконфискация

По словам политолога Тарас Загороднего, правительство пошло на определенные манипуляции, чтобы «продвинуть» закон о спецконфискации для отстаивания собственных интересов.

«Гройсман схитрил. Разбросал деньги, которые запланированы от спецконфискации, в различные статьи бюджета,- рассказывает Загородний. — Сейчас выкручивают руки парламента. Мол, давайте — голосуйте за закон, иначе бюджет не сможем сбалансировать. Хитрость заключается еще и в том, что сам заместитель министра юстиции признал, что существующих процедур, в частности, заочного осуждения, достаточно, чтобы забрать у того же «Сбербанка» арестованные деньги Януковича. То есть полномочий и возможностей достаточно. Другое дело — не умеют и не хотят проводить нормальное расследование. Все дела против коррупционеров развалены. Поэтому хотят упростить процедуру — без суда принимать решения. Таким образом произойдет перераспределение активов в государстве. Это узаконенное рейдерство. Закон окончательно уничтожит правовое поле государства».

Несмотря на откровенное лоббирование законопроекта, его принятие — маловероятно.

«Лоббистский центр закона о спецконфискации — группа в НФ. Однако закон, скорее всего, не примут. Большинство в БПП против. В других фракциях тоже восторга не видно. Там сидят бизнесмены. Понимают, что закон обернется против них. Поэтому правительству придется по-другому учитывать интересы и искать деньги. Надо меньше воровать и закладывать реальные суммы в бюджет — тогда не придется ненужные законы придумывать», — убежден политолог.

Несмотря на рекомендации западного сообщества и экспертную критику внутри Украины, никто отказываться от нынешнего варианта спецконфискации явно не собирается. В очередной раз политики прикрываются майдановскими обещаниями, в то время, как их реальные действия сводятся к банальному отстаиванию шкурных интересов.

Романия Горбач

Фото: Слово и Дело

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов