Шоу Путина об Украине, Сирии и России, встающей с колен   

Шоу Путина об Украине, Сирии и России, встающей с колен   

Все это действо продолжалось 3 часа 50 минут и вызвало ощущение невероятной скуки. Все было настолько очевидно, что даже вопросы от иностранных журналистов можно было предугадать с большой вероятностью. От своих российских коллег они отличались только краткостью и четкостью формулировок.

От всего этого и было не проходящее ощущение какого-то deja vu. Все уже было и ничего нового по большому счету не произошло. Можно говорить только о некоторых нюансах.

По содержанию разговор на пресс-конференции можно условно сгруппировать в три кейса. В первом речь шла об экономике, частично о финансах. Во втором — о чисто внутренних, иногда даже курьезных проблемах. В третьем — говорили о международных отношениях. Для проформы дали возможность задать вопросы и относительно либеральной прессе и даже украинскому журналисту.

Успехи на фоне снижения

Разговор об экономике начался с вопроса корреспондента радиостанции «Маяк», входящего в президентский пул. Он напомнил Путину, что на прошлой пресс-конференции президент сказал, что российская экономика ступила в белую полосу. Однако турбулентность и достижение дна остаются на повестке дня.

Понятно, что вопрос из разряда заготовок и должен был задать тон всей пресс-конференции. И пошел Путин сыпать цифрами. Везде подъем и рост. В тяжелом машиностроении, химии, в легкой и перерабатывающей промышленности, в сельском хозяйстве. Немного упала металлургия, но это не портит всей благостной картины.

За всем этим каскадом цифр и вроде бы фактов осталось совершенно непонятным, почему при всеобщем росте и даже значительном, по словам Путина в целом ВВП остается в отрицательной зоне. Он вырос по сравнению с прошлым годом, но все же не перешел в положительную область. И это не случайный фактор, если разобраться более внимательно.

Мы имеем дело с обычной для Путина цифровой эквилибристикой. Например, сезонные увеличения ВВП выдаются за годовые. Если же брать данные октября в нынешнем году к октябрю в прошлом, то наблюдается спад в 0,2%. и так по всему периоду. Как обычно, небольшой подъем фиксируется в добывающей промышленности, а более значительный спад — в обрабатывающей.

По признанию самого Путина, дефицит бюджета РФ будет 3,7 трлн руб. Это привело к сокращению Резервного фонда, но Фонд национального благосостояния (ФНБ) пока не тронули. Однако данный дефицит и будущий все-таки из чего-то придется покрывать. С учетом практической невозможности занять деньги на Западе, именно Резервный фонд и ФНБ  станут тем источником, из которого российские финансисты и будут вынуждены брать необходимые ресурсы. В таких условиях несколько странным выглядит заявление Путина, что  «Резервный фонд правительства немножко сократился, но ФНБ остался практически неизменным». Как раз «немножко» требует уточнения.

На 1 декабря 2015 года в Резервном фонде РФ было $59,35 млрд. Через год — на 1 декабря 2016 года он уже составлял $31,30 млрд. Уменьшение на $ 28,05 или 1,7 трлн руб., что составляет почти половину дефицита бюджета. Таким темпом Резервный фонд будет исчерпан в предстоящем году, о чем неоднократно заявляли руководители финансового ведомства России. Если это немножко, то что тогда много.

Конечно, народу об этом ничего не говорилось, только успокоил президент, что необходимая подушка безопасности имеется. Конечно, имеется. ФНБ остался практически нетронутым и подготовленным к неизбежным тратам в будущем году. С осени 2017 года начнется президентская предвыборная кампания, пусть не официальная, но фактическая. Народу нужно будет что-то дать и для этого так называемая подушка безопасности и понадобится.

Пока же обилие не очень понятных цифр и успокоительные заявления, что все хорошо и всех устраивает должно показать несколько озадаченному населению верное направление движения.

Для подтверждения Путин привел вроде бы хорошую динамику уменьшения вывоза капитала с $150 млрд в 2014 году до $16-17 млрд в текущем. При этом не уточнил, что падение объемов вывоза связано с отсутствием предмета для перевода средств. Большая часть уже вывезена, подбираются остатки. Естественно мы видим уменьшение цифр и объемов.

Предвыборная интрига

Не прояснил Путин на пресс-конференции и вопрос о выдвижении своей кандидатуры на пост президента. Собственно и ожидать такого было просто невозможно. Дело не только в сохранении интриги, в чем главный российский начальник преуспевал и до этого. Скорее речь идет о неясности даже ближайшей перспективы. Вполне может быть и так, что Путину просто невыгодно будет снова становиться президентом в условиях возможного резкого ухудшения экономической и политической обстановки.

Отвечая на вопрос кремлевского летописца, корреспондента газеты «Коммерсант» Андрея Колесникова, Путин дал, как он выразился, стандартный ответ.

«Время созреет, я буду смотреть на то, что происходит в стране, в мире, — сказал он. — И исходя из того, что мы сделали, исходя из того, что мы можем сделать, как мы должны делать, будет принято решение и об участии моем или неучастии в будущих выборах Президента Российской Федерации».

К этому примыкает и ответ на вопрос о возможности досрочных выборов президента. Характерно, что на него Путин ответил очень кратко. «Сразу скажу: возможно, но нецелесообразно».

Из этого, по крайней мере, на сегодняшний момент следуют два вывода.

Во-первых, неучастие национального лидера в выборах, как и участие, пока до конца не проработано. Отсюда и отказ от видимо ранее планировавшихся досрочных выборов.

Во-вторых. Не достигнута необходимая консолидация элиты. Открыто против ВВП никто не выступает, но сужение близкого круга и удары, наносимые на Западе против так называемых друзей Путина, не способствуют процессу объединения под знаменами. Если самый главный не может защитить нажитое непосильным трудом и купленное за кровные на Западе, то возникает представление, что Акела промахнулся. Отсюда следуют очевидные выводы.

Консолидация элит проходит с очевидными проблемами. Это следует из кадровых назначений последнего времени. Отвечая на вопрос об отправлении варягов в регионы, Путин высказал взаимно противоречивые тезисы. С одной стороны, «нужно обновлять кровь», но с другой, «конечно, доверяем… местным кадрам». При этом только в Тульской области губернатор Дюмин сменил другого московского назначенца Груздева. Аналогично в Ярославской области. При этом практически все назначенцы выбраны из круга близко расположенных выходцев из спецслужб. Конечно, ничего толком Путин не ответил, почему он так делает. Если не считать ссылок на абстрактное благо России.

Очевидно, что кадровое перетряхивание в будущем году будет продолжаться. От посланцев Москвы в регионах будут требовать обеспечения не только условий для проведения выборов, но доведенных до них необходимых результатов. В каком-то смысле ответы Путина подтвердили эту тенденцию.

От Турции и Сирии до Америки

Отношения с США и возможная гонка вооружений заняли главное место во внешнеполитической части пресс-конференции. Не удержался российский президент и от пассажей о внутреннем положении в США.

Конечно, последовали вопросы относительно заявления Путина, что Россия сегодня сильнее любого потенциального агрессора. Здесь ему пришлось несколько сдать назад.

«Честно говоря, меня немножко удивило высказывание других официальных представителей действующей Администрации, которые почему-то начали доказывать, что вооруженные силы Соединённых Штатов являются самыми мощными в мире. А с этим-то никто и не спорил».

Было бы странно услышать что-то иное. Уж очень несопоставимы военные потенциалы России и США. Путин уточнил, что имел в виду потенциального агрессора. Это кто? Китай? Вряд ли. США? Однако Путин как-то исключил их после признания, что американская армия самая сильная в мире. После такого заявление предыдущее как-то повисает в воздухе.

Тем не менее, другие официальные документы российских властей прямо называют потенциальных агрессоров в виде так называемых военных опасностей. В военной доктрине России они названы, как говорится, поименно — это НАТО и США.

Здесь мы имеем попытку несколько смягчить агрессивную риторику в отношении Вашингтона в надежде на скорую перезагрузку. Вот почему в отношении будущей американской политики высказывания российского президента были предельно осторожны. За океан полетел сигнал, что исторический максимум напряженности в двухсторонних отношениях должен быть оставлен в прошлом и Кремль готов начать с новой страницы с новой администрацией.

Дополнительным обозначением этого сигнала послужили сентенции о Халлари Клинтон и пока еще действующей администрации. В чем-то даже анекдотичные. В частности, Путин обвинил демократов в использовании административного ресурса и вроде бы призывы «не подчиняться решению избирателей, призывы к выборщикам». Уж  не Путину рассуждать о применении административного ресурса. Тем более в Америке, где такое абсолютно исключено. Сделано это было на будущее, чтобы заслужить благосклонность Трампа.

Другой важный вопрос — Сирия. Путин в очередной раз отметил переговоры в отношении этой страны с Турцией и Ираном и возможные мирные переговоры в Казахстане лидеров трех названных стран. Налицо попытка создать коалицию Москвы, Анкары и Тегерана, чтобы единым фронтом противостоять Западу.

В этой связи снова было сказано, что убийство российского посла не ухудшит отношения с Турцией. Иначе невозможно будет сконструировать упомянутую коалицию.

Не могло обойтись без Украины. Отвечая на вопрос украинского журналиста, Путин четко указал, что заложников отпускать не будут. И опять повторил избитые сентенции о государственном перевороте и вине Запада за санкции.

Касаясь безвизового режима для граждан Украины в ЕС, вроде бы поддержал, но не обошлось без крокодиловых слез по тяжелой судьбе украинских гастарбайтеров.

В целом украинскому вопросу не уделили большого внимания по сравнению с прошлыми годами. Похоже, что Кремль в отношении нашей страны что-то затевает, но пока больше занят Сирией. Что делать с Киевом будет понятнее, как считают в Москве, в контексте развития отношений с США и возможных договоренностях по Сирии.

В целом пресс-конференция вышла блеклой. Ни вопросы, ни ответы нисколько не прояснили как международную, так и внутрироссийскую ситуацию. Все это еще впереди.

Юрий Райхель

Фото: Reuters

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов