Дыхание нового Средневековья: как менялся мир в 2016 году

Дыхание нового Средневековья: как менялся мир в 2016 году

В то же время доминирующий на Западе леволиберальный дискурс навязывал гражданам развитых стран запредельную и часто не вполне адекватную политкорректность. Называть вещи своими именами, замалчивать неудобные вопросы и темы теперь не всегда возможно. Типичными стали подчеркнуто вежливое отношение к любым незападным идеологиям и культурам вне зависимости от уровня цивилизованности и агрессивности ее носителей. Среди европейцев и американцев культивируется чувство вины перед людьми из менее успешных частей света.

Политика мультикультурализма привела к появлению замкнутых гетто, обитатели которых не желают интегрироваться в окружающий мир, изучать язык принявшей их страны и перенимать ее культуру. Но такие гетто становятся рассадниками невежества, преступности, антисанитарии и экстремизма. Политика построения государства всеобщего благоденствия (welfare state) обернулась появлением огромной прослойки профессиональных бездельников, поколениями живущих на пособия.

Но политкорректность и непродуманная социальная политика вернули из небытия правых маргиналов, оседлавших волну народного недовольства существующим порядком вещей. Недовольство левой повесткой дня не привело к росту популярности прагматиков и технократов. На авансцену вышли популисты, которые предлагают простые ответы на сложные вопросы. В 2016 году мы увидели, как на смену одной крайности пришла другая. Маятник истории резко качнулся вправо. По обе стороны Атлантики запахло новым Средневековьем.

США

Выборы президента Соединенных Штатов стали главным планетарным событием уходящего года. По количеству грязи и накалу страстей кампания была крайне нетипичной для этой страны. Республиканская и Демократическая партии выдвинули крайне неудачных кандидатов: демагога и скандалиста Дональда Трампа, без опыта госуправления и устоявшихся взглядов, компетентную, но коррумпированную Хиллари Клинтон. Выборы проходили в формате «американская Тимошенко» против «американского Ляшко». В итоге избиратели поддержали «еще одну из рода Клинтон» большинством в 65,844 млн голосов против 62,980 млн у Трампа. Тем не менее из-за особенностей американского избирательного законодательства президентом стал миллиардер-республиканец.

тамп_клинтон
Дебаты Клинтон и Трампа. Фото АР

Если призывы Трампа сокращать налоги, бороться с нелегальной миграцией и жестко противостоять исламистской угрозе отвечают вызовам времени, то внешнеполитические и внешнеэкономические инициативы зачастую вводят в ступор. Как известно, president-elect делает комплименты российскому диктатору Владимиру Путину и готовится назначить в формируемую администрацию откровенных симпатиков последнего. Он ставит под сомнение роль НАТО и союзнические обязательства перед восточноевропейскими странами Альянса. Трамп намерен сократить американское присутствие в Европе. Вместе с тем он уже сейчас анонсирует жесткую политику по сдерживанию Китая, что чревато глобальным и никому не нужным противостоянием между двумя ведущими державами мира. Протекционизм команды Дональда Трампа, намерения вывести США из Транстихоокенанского партнерства и обложить импортные товары дополнительными 30% ввозной пошлины пойдут на пользу американской легкой и перерабатывающей промышленности. Но все это подтолкнет остальные страны ввести аналогичные заградительные меры в отношении американских товаров и компаний. В итоге экономическая глобализация будет свернута и каждая страна или группа стран закроется внутри собственного кокона. Международная торговля резко снизит свои обороты. Так что потеряют все. Включая, разумеется, и США.

По иронии судьбы похоронить глобализацию может та страна, которая ее и создала и которая по сей день является основным выгодоприобретателем от свободного перемещения товаров, капиталов и идей.

Трамп отрицает антропогенные причины глобального потепления и собирается назначить госсекретарем главу крупнейшей нефтяной компании планеты. Это значит, что приоритетом для новоизбранного президента будут интересы крупного капитала, работающего по стандартам XIX – начала XX веков. При этом в жертву сырьевому сектору и тяжелой промышленности могут принести высокотехнологичные сектора, IT и инновации, которые обеспечивают США безусловное мировое лидерство. Дональд Трамп и сотоварищи, похоже, так и не осознали, что эра доминирования компаний, подобных ExxonMobil, подходит к концу, и уже сейчас Apple, Google и Amazon по капитализации обошли сырьевого гиганта. И что будущее определят возобновляемые источники энергии. Сырьевой бизнес хорош, как способ быстрого заработка. Но он не может обеспечить первенство, прогресс, комфортную среду и высокий жизненный уровень. Яркий пример тому – Россия и Венесуэла.

Кстати, о России. Поговаривают, будто Генри Киссинджер, 93-летний гуру геополитики в администрациях президентов Никсона и Форда, разрабатывает новую концепцию американской внешней политики. В соответствии с ней Украина, да и все постсоветское пространство, будет признанной российской сферой влияния. Тяжело сказать, насколько эта концепция ляжет в основу новой внешней политики Вашингтона. С одной стороны, подобные идеи крайне непопулярны среди конгрессменов и сенаторов от обеих партий. С другой стороны, уж очень хорошо такая доктрина ложится в канву представлений Дональда Трампа и его будущего госсекретаря Рекса Тиллерсона о необходимости договариваться с Москвой, чтобы использовать ее как противовес Пекину.

Выбрав советников и внешнеполитические методы эпохи Никсона и позабыв о том, что дипломатия Никсона-Киссинджера не была особо эффективной, Дональду Трампу следует помнить и о политической судьбе 37-го президента США. Напомним, что Ричард Никсон попал в политический скандал «Уотергейт» и ушел в отставку, не дожидаясь импичмента. Тем более, что все предпосылки для повторения политической судьбы Никсона есть и у Трампа. ЦРУ и ФБР уже подтвердили факты вмешательства российских хакеров в избирательную кампанию в Америке, а влиятельные сенаторы настаивают на создании специальной комиссии для расследования подобных обвинений. Тем более, что известный и самый точный прогнозист США, профессор Аллан Лихтман, предсказавший победу Трампа на президентских выборах, предрек и его импичмент.

Европа

Проблемы, с которыми столкнулись США, в куда более серьезной форме переживает Европейский Союз. В отличие от американской, европейская бюрократия громоздка и неэффективна. Противоречия между Брюсселем и членами Содружества на данный момент кажутся непреодолимыми.

В июне граждане одного из ключевых членов ЕС – Великобритании – проголосовали за выход их страны из объединения. В Брюсселе не придумали ничего лучше, чем наказать Лондон, дабы другим неповадно было. «Это не останется без последствий», — пригрозил прямо с трибуны Европарламента президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Правда, пока никаких последствий мы не видим.

В течение года страны так называемой старой Европы продолжали страдать от того, что называется миграционным кризисом. И что на практике является последствиями неэффективной, безответственной миграционной политики. Беженцев приглашали чуть ли ни со всего мира и щедро снабжают их пособиями и прочими социальными благами. Правоохранители большинства европейских держав, боясь быть уличенными в расизме, практически не противодействуют преступности со стороны мигрантов и не депортируют даже оголтелых преступников-рецидивистов, нелегально пребывающих в станах Шенгена. Следствием такой политики стал резкий всплеск преступности и исламского терроризма. Но в 2016 году миграционная политика стран ЕС не менялась, что играет на руку правым радикалам и откровенным ксенофобам.

Во Франции на выборах будут состязаться парочка друзей Путина: лидер ультраправых Марин Ле Пен, которая обещает вывести страну из ЕС и признать Крым российским, и личный друг российского лидера Франсуа Фийон, ратующий за немедленную отмену антироссийских санкций. Пока все называют фаворитом Фийона. Но в последнее время опросы общественного мнения не всегда сбываются. К тому же Фийону прочили не более 10% на внутрипартийных праймериз.

На запланированных на март 2017 года выборах в Нидерландах все шансы победить имеет ультраправая евроскептичная и пропутинская Партия Свободы.

Пока неизвестно, когда пройдут выборы в Италии. Но в любом случае крайне правые и крайне левые наберут там огромное количество голосов.

Невзирая на то, что сильнее всего миграционный кризис ударил по Германии, Ангела Меркель все еще остается самым популярным политиком страны и имеет все шансы выиграть парламентские выборы, запланированные на осень 2017 года. Впрочем, до осени нужно еще дожить. Ситуация меняется крайне динамично. Какой-то особенно сильный всплеск потока мигрантов или серьезные теракты вполне могут изменить электоральные расклады. Террористам, кстати, вполне могут подсобить российские спецслужбы. Ведь после победы «своего парня» в США  свалить с трона бундесканцелерин для Владимира Путина стало главной целью внешней политики.

польша
Протесты против запрета абортов в Польше. Фото Reuters/Lukasz Kaminski/Agencja Gazeta

Весь год откровенно неспокойно было в Польше, где правящая партия проводит политику последовательного ограничения прав и свобод. Стремящиеся построить полуавторитарную модель венгерского образца, лидеры «Права и Справедливости», видимо, не учли, что поляки – не венгры. Дальнейшее закручивание гаек вполне может привести к восстанию. После которого лидер польских правых Ярослав Качинський, вероятно, уедет в Будапешт и будет оттуда рассказывать, какой он легитимный. В общем, скучно в следующем году у наших соседей точно не будет.

В целом, перспективы объединенной Европы на следующий год выглядят довольно мрачными. Ведь достаточно победы откровенных евроскептиков в нескольких ключевых странах ЕС, чтобы Содружество рухнуло.

Ближний Восток

Хаос, охвативший регион большого Ближнего Востока с началом «Арабской весны», по состоянию на текущий год локализован в нескольких наиболее проблемных странах: Сирии, Ираке, Йемене и Ливии. С другой стороны, указанные страны практически перестали существовать как единое целое.

В Сирии российские ковровые бомбардировки и иранские регулярные войска переломили ход гражданской войны в пользу президента Башара Асада. Совсем недавно пал Алеппо – последний крупный бастион сирийской оппозиции. Правда, вместо цветущего города Асаду досталась груда руин. «Путинские соколы» буквально не оставили от мегаполиса камня на камне. В следующем году боевые действия явно переместятся в провинцию Идлиб и другие контролируемые повстанцами регионы страны.

Уходящий год ознаменовал собой поворотный момент в борьбе с террористическим «Исламским государством». В Сирии поддерживаемые Вашингтоном отряды курдской самообороны уверено теснили джихадистов, создавая угрозу столице Халифата – городу Ракка. Осенью турецкие войска, медленно продвигающиеся вглубь Сирии, взяли Даббик – главный идеологический центр боевиков. В Ираке уже иракские курды зачистили ряд территорий от исламистов, перерезав основные дороги, связывающие иракские и сирийские территории ИГИЛ. В ноябре международная коалиция из иракских военных, шиитской милиции, курдской самообороны и протурецких «повстанцев» приступила к штурму Мосула – экономической столицы Халифата. Правда, после двух недель ожесточенных боев штурм захлебнулся.

Отличились в борьбе с исламистами и российско-асадовские силы: в начале года они установили контроль над сирийской Пальмирой. Правда, уже в декабре джихадисты контратаковали и вернули себе город, попутно захватив целые арсеналы оружия. В общем, ждем начала прямого столкновения россиян и ИГИЛ.

Непростым был уходящий год для Турции. После неудачной попытки переворота, президент этой страны Реджеп Тайип Эрдоган провел масштабные чистки в армии, правоохранительных органах, госсруктурах, образовании – в общем, везде. Оппозиция парализована, СМИ поставлены на службу режиму, тысячи людей арестованы, десятки тысяч лишились работы. Сам же президент присвоил себе полномочия, которые не снились средневековым султанам. Поскольку подобные меры были встречены в цивилизованном мире в штыки, турецкий лидер стал ожидаемо искать поддержки в Кремле. Сейчас руководители России и Турции демонстрируют закадычную дружбу. Тем не менее союзниками Москва и Анкара так и не стали. Слишком разные у них интересы и показная дружба может в любую секунду смениться откровенной враждой.

турция
Реакция на попытку переворота в Турции. Фото Reuters

Сразу две региональные супердержавы – Турция и Иран – активно приступили к формированию собственной сферы влияния в регионе. Анкара хочет утвердиться в Сирии и на севере Ирака. Тегеран же фактически установил свой контроль над управляемым единоверцами-шиитами Ираком, может рассчитывать на относительную лояльность Башара Асада в Сирии и на абсолютную преданность Хизболлы в Ливане. Кроме того, иранский режим помогает хуситам в Йемене и может при желании в любой момент поджечь Бахрейн – крошечную монархию в Персидском заливе, основное население которой – шииты.

Азиатско-Тихоокеанский регион

Дальний Восток, наверное, единственный регион, который не задела глобальная фрустрация. Экономики ведущих держав, расположенных в азиатской части Тихого океана, в течение года продолжали динамично расти. Авторитарные модели в мире наступающей нестабильности оказались устойчивее своих демократических собратьев. Тем не менее в регионе тоже бурлила жизнь.

Основной проблемой стали растущие амбиции Китая, который продолжал наращивать военно-морское присутствие в акваториях Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. По водоизмещению и огневой мощи флот Поднебесной уже превзошел флоты всех стран региона, вместе взятых. Более того, китайцы принялись создавать искусственные острова в районе архипелага Спартли, поставив под угрозу свободу судоходства в Южно-Китайском море.

На Филиппинах к власти пришел крайне неадекватный президент Родриго Дутерте, который тысячами отстреливал наркоторговцев, а с ними и всех, кто ему не нравится. Что важнее, Дутерте анонсировал внешнеполитический разворот Манилы от США к Китаю. Если это произойдет, баланс сил в важнейшем регионе планеты будет коренным образом нарушен. Вашингтон потеряет свой «непотопляемый авианосец» в виде баз на филиппинских островах, а флот КНР наконец-то выйдет из заперти на океанские просторы. С другой стороны, Вьетнам и Тайвань с удовольствием пригласят американские ВМС базироваться у себя.

На Дальнем Востоке неспокойно, в европейском понимании этого слова, в 2016 году было разве что в Южной Корее, где местный «кассетный скандал» привел к импичменту президента Пак Кын Хе. Дочка прославленного реформатора вела себя крайне неосмотрительно, доверяя близкой подруге государственные секреты и сбор партийных пожертвований. Впрочем, смена власти в Сеуле – дело обыденное.

Россия

Ну, а наш северный сосед все это время оставался верным самому себе: продолжение интервенции на Донбассе, ковровые бомбардировки Сирии, кибератаки на американские правительственные сайты и поддержка разного рода радикалов в Европе соседствовали с наплевательским отношением на решение собственных проблем. Поскольку критерием успеха для Москвы всегда было количество проблем, создаваемых другим, в Кремле могут быть довольны. Сейчас российские лидеры с нетерпением ожидают инаугурации Дональда Трампа и итогов президентских выборов во Франции. Насколько оправдается их расчет, станет известно лишь в следующем году.

Мир стремительно меняется на наших глазах. Как известно, линеен лишь технический прогресс (и то не всегда). Общественное же развитие всегда нелинейно и не поступательно. Скорее, можно говорить о цикличности истории. Не исключено, что мы являемся свидетелями повторного наступления Темных веков со всеми их прелестями: невежеством, мракобесием, слабыми общественными институтами и дарвинистской борьбой народов за существование. Хотелось бы ошибаться, но чтобы выживать в наступающем мире, нужно быть готовым ко всему и рассчитывать лишь на себя. На свои силы, ум и готовность защищать свою свободу.

Максим Викулов

Фото: AP Photo/Mindaugas Kulbis

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов