Как Гамбию принуждали к демократии

Как Гамбию принуждали к демократии

Действующий президент Яйя Джамме проиграл президентские выборы оппозиционеру Адаму Барроу и в какой-то момент передумал отдавать власть под обычным предлогом выявленных нарушений.

Закономерно, что победитель с этим не согласился, но несколько неожиданно с этим не согласились в соседних с Гамбией странах, а с ними и мировое сообщество в лице ООН.

Чтобы слова не расходились с делами, Африканский союз и Экономическое сообщество стран Западной Африки (The Economic Community of West African States, ECOWAS, ЭКОВАС) предупредили, что готовы использовать силу для восстановления демократии. Однако в тот момент Яйя Джамме отказался передавать власть. Сенегал и Нигерия начали готовиться к военному вторжению. Их поддержали и другие соседние страны. На карте континента могла появиться еще одна горячая точка.

Полуанклав в Западной Африке

Особенность географического положения Гамбии — англоязычной территории, со всех сторон окруженной франкоязычным Сенегалом — связана с ходом европейской колонизации африканского континента.

В самый начальный период Великих географических открытий португальские мореплаватели оценили стратегическую важность устья реки Гамбия. Ее гидроним впервые упоминается в 1455-1456 гг. как Galbia. Предполагается европейское искажение местного названия со значением «река».

Кто только не побывал на этой территории. Даже Яков, герцог Курляндии (ныне часть Латвии Курземе) в сентябре 1651 года отправил корабль к далеким берегам, и на острове Джеймс на реке Гамбия была основана курляндская колония. Просуществовала она не очень долго, так как Курляндия была втянута в польско-шведские и затем в русско-шведские войны. После некоторых столкновений между англичанами и голландцами территория окончательно перешла под британский протекторат. После обмена рядом территорий с Францией Гамбия окончательно закрепилась за Великобританией и в 1965 году получила независимость.

Население Гамбии в своем большинстве исповедует ислам, хотя имеются приверженцы христианства и около 1% придерживаются местных религиозных верований. Гамбия всегда привлекала к себе внимание со стороны соседнего Сенегала, а также внешних игроков.

В свое время ливийский лидер Муаммар Каддафи поддерживал местных леваков из марксистской Революционной социалистической партии Гамбии. Они даже подняли восстание и в ночь с 29 на 30 июля 1981 года совершили государственный переворот. Политическая направленность путчистов не вызывала никаких сомнений и 31 июля, при дипломатической поддержке Франции, в страну были введены сенегальские войска, которые к 5 августа покончили с восставшими. Большинство лидеров переворота бежали в Гвинею-Бисау, в то время сочувствовавшую левым экспериментам.

В июле 1994 года в результате бескровного военного переворота под руководством лейтенанта Яйя Джамме был сформирован Временный управляющий совет вооруженных сил. Хунта установила отношения с Ливией, но западные страны отказались предоставлять ей экономическую и финансовую помощь.

Президент Джамме несколько раз переизбирался на пост президента и в декабре 2015 года объявил Гамбию исламской республикой.

Правление Джамме мало чем отличалось от других африканских авторитарных правителей. Он занимал свой пост меньше, чем диктатор Роберт Мугабе в Замбии, но все же достаточно долго. Гамбию неоднократно критиковали за нарушения прав человека, закрытие СМИ и незаконные аресты. Внутренняя ситуация в стране оставалась напряженной. Джамме называл себя «даром Божьим народу Гамбии». Под управлением этого «дара» население страны просто прозябало, так как уровень жизни тут низкий даже по африканским меркам. Не удивительно, что было несколько попыток государственных переворотов, но все они оказались безуспешными.

В феврале 1982 года была создана конфедерация с Сенегалом — Сенегамбия, в которой Гамбия сохраняла собственное правительство, внешнеполитическую и финансовую самостоятельность. Однако отношения двух стран всегда были непростыми и в 1989 году конфедерация распалась.

Сложность в двухсторонних отношениях обусловлена проблемой сепаратизма в Сенегале. Там на юго-западе в исторической области Казаманс Движение демократических сил ведет борьбу с правительственными войсками. Боевики этого движения часто уходили на территорию Гамбии, которую пытались использовать как свою базу. Все попытки мирного решения конфликта пока не увенчались успехом. Отсюда понятна заинтересованность Сенегала в установлении в Гамбии дружественного режима.

Еще одна проблема — Иран. В октябре 2010 года в Нигерии были перехвачены поставки оружия боевикам в Сенегале, причем часть маршрута должна была пройти через Гамбию.

Выборы раздора

Победивший на выборах 19 декабря 2016 года Адам Барроу принял присягу 19 января текущего года в посольстве Гамбии в столице Сенегала — Дакаре. Тем самым было подчеркнуто, что международное сообщество практически без исключения признает его в качестве легитимного главы государства.

Так как в тот момент Яйя Джамме категорически отказывался признать результаты выборов и покинуть свой пост, началась интервенция войск ЭКОВАС в Гамбию. Сенегальские войска, не встретив никакого сопротивления, стали продвигаться в направлении столицы страны Банжулы.

На первый взгляд как-то странно выглядит такая заинтересованность африканских стран в демократической передаче власти в такой маленькой и совершенно невлиятельной стране, как Гамбия. Мало ли в мире и, тем более, на африканском континенте стран с авторитарными и диктаторскими режимами. Экваториальная Африка видела их в большом количестве, вплоть до людоедов при власти. Причин такого положения несколько и не все они местного происхождения.

Во-первых, соседний Сенегал очень заинтересован иметь в Гамбии дружественное правительство. Не только из-за наличия сепаратистов в Казамансе, но и по более серьезным геополитическим причинам.

Во-вторых, как в Сенегале, так и в Гамбии подавляющее большинство населения исповедует ислам, и власти опасаются проникновения террористических организаций из Нигерии, Мали и Ливии. Джамме неоднократно демонстрировал свою непредсказуемость, и это вызывало серьезное беспокойство в странах Западной Африки. Весьма вероятно, что именно исламистский фактор заставил мировое сообщество быстро реагировать на события, связанные с выборами в Гамбии.

В-третьих, возникновение опасности распространения террористической угрозы на запад Африки особенно близко воспринимается в Париже. Франция всегда считала себя ответственной за стабильность и безопасность в своих бывших колониях, среди которых Сенегал и Мали занимают особое место по стратегическим и экономическим соображениям.

Париж никогда не останавливался перед прямым военным вторжением или мощной поддержки стран, относящихся к так называемой франкоязычной Африке.

С подачи Франции межафриканские силы из Нигерии, Заира (теперь Конго) и Сенегала вмешались в гражданскую войну в Чаде и разгромили вторгшиеся туда ливийские войска. Так был опробован на практике вариант межафриканского вмешательства под патронажем Франции.

На этот раз история повторилась в Гамбии, только в силу ограниченности возможностей гамбийской армии численностью в 800 человек сенегальского контингента оказалось достаточно. Хотя Нигерия и готова была задействовать свои ВВС.

После прямого военного вмешательства в Мали в январе 2013 года Франция предпочитает действовать через своих союзников и ЭКОВАС, мандат которого признается международным сообществом. В случае Гамбии был использован именно этот вариант, подкрепленный решениями Африканского союза и ООН.

В-четвертых, несмотря на возможность легкой победы в результате военного вмешательства Сенегала, соседи Гамбии предпочли добиться мирного решения конфликта. И здесь также присутствовали геополитические соображения. У исламистов в Нигерии, Мали и Ливии имеются международные покровители. Особенно на западе Африки опасаются вмешательства Ирана. Тегеран неоднократно уличали в поддержке террористов в регионе Африканского Рога, а именно в Сомали, Эфиопии и Эритрее. Ряд фактов свидетельствует, что теперь иранское руководство не прочь продвигать свое влияние и на запад Африки.

Не удивительно, что это встречает сопротивление соответствующих африканских стран, а также европейских. В первую очередь Франции. Вплоть до применения силы.

В-пятых, регионализация мировой политики и экономики находит свое выражение, в том числе, и в усилении, так сказать, местных межгосударственных организаций. Этот процесс начался в Латинской Америке и теперь успешно развивается в Африке. В силу особой заинтересованности Франции в западной части континента, ЭКОВАС превращается не только в экономическую, но также в политическую и военную организацию.

При этом доминирующую роль в военной составляющей играют государства с относительной сильной армией. Так вооруженные силы Чада успешно боролись с исламистами на севере Мали. Сенегальские контингенты неоднократно принимали участие в миротворческих операциях ООН не только в Африке, но и в других регионах.

Все это способствует росту авторитета региональных организаций, типа ЭКОВАС, которые, в случае необходимости, вполне могут действовать самостоятельно даже без формального мандата Совета Безопасности ООН. Так было в конфликте в Чаде и в других местах.

В-шестых, Африка в силу объективных причин приобретает все большее значение. Как экономическое, из-за наличия огромных запасов полезных ископаемых, так и военно-стратегическое. В этом отношении запад континента очень важен в смысле контроля над южной частью Атлантики. В период Второй мировой войны союзники уделяли большое значение своему контролю над этим регионом, в частности, над Сенегалом и его столицей Дакаром. Об этом подробно писали в своих мемуарах Черчилль и де Голль.

Под давлением президента Либерии Эллен Джонсон Селиф, Мавритании Мохаммеда Ульд Абдель-Азиза и Нигерии Мохаммада Бухари Яйя Джамме согласился покинуть свой пост и выехал в столицу Гвинеи — Конакри. Для проведения переговоров военная операция сенегальских войск была приостановлена, и Джамме был выдвинут ультиматум.

Вроде бы дело завершилось миром. Однако иностранные туристы в панике покинули Гамбию. Отметим, что туризм занимает около 20% от ВВП страны. Потери для весьма бедного государства очевидны.

Хоть и не стреляли, но примерно 50 тыс. человек покинули свои жилища и стали беженцами. Их возращение к родным очагам пока представляется проблематичным.

Новому президенту Гамбии Адаму Барроу досталось нелегкое наследство. Урегулирование внутриполитической ситуации — непростая задача. Она сложна, учитывая и внешнеполитический аспект. Сенегал будет пытаться играть роль старшего брата и в этом причина будущей нестабильности в отношениях двух стран.

Юрий Райхель

Фото Reuters

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов