Тиллерсон в Москве: крах кремлевских надежд

Тиллерсон в Москве: крах кремлевских надежд

Во время встреч госсекретаря Соединенных Штатов с главой МИД и президентом РФ стороны констатировали, что отношения Москвы и Вашингтона находятся на самой низкой отметке за последнее время. А также выдвинули друг к другу перечень пожеланий и предложений, на которые противоположная сторона вряд ли пойдет

Большие надежды

На фоне шпионского скандала, расследования Конгресса США по российским связям окружения Дональда Трампа и роста влияния в Белом доме силовиков и представителей истеблишмента — пророссийкая риторика 45-го президента быстро сходила на нет. Не менее оперативно эволюционировала и внешнеполитическая парадигма новой администрации: идеи изоляционизма, сокращения американского присутствия в Европе, минимизации роли «устаревшего» НАТО и отмены антироссийских санкций в обмен на сокращение ядерных арсеналов уступили место привычным концепциям о необходимости сохранения геополитической роли США, продолжения конструктивного диалога с Пекином. А разговоры о необходимости отмены санкций как-то стихли сами собой.

С другой стороны, в Москве эйфория от избрания Трампа президентом также постепенно улеглась. Правда, российские пропагандисты вместо кричалок в стиле «Трампнаш» перешли к внушению мыслей типа: «Сам-то Дональд хороший и конструктивный, но вот незадача – его окружает русофобский истеблишмент».

На анонсированный примерно месяц назад визит нового государственного секретаря Рекса Тиллерсона обе стороны возлагали большие надежды. Кремлю хотелось верить, что бывший глава ExxonMobil, проживший в Москве не один год, декларировавший дружбу с главой Роснефти Игорем Сечиным и получивший орден «За дружбу» из рук самого Путина, станет если не еще одним агентом влияния в Вашингтоне, то хотя бы своим парнем, с которым легко можно будет «порешать вопросы».

В Белом доме надеялись, что непревзойденный переговорщик и отличный знаток психологии коррумпированной российской элиты Тиллерсон как никто другой сможет донести до хозяев Кремля соображения новой администрации об улучшении отношений, призвать Россию к более ответственному поведению и сформировать общую повестку дня – хотя бы в части борьбы с «Исламским государством». А чтобы четче донести, что глава Госдепа озвучит мысли не только Соединенных Штатов, но всего Запада – буквально днем ранее, 10 апреля, Белокаменную должен был посетить министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. Мало кто сомневается, что месседжи Джонсона-Тиллерсона должны были прозвучать в унисон.

Путин и Трамп

Новые реалии

Все, однако, пошло не так. Готовность Москвы любой ценой покрывать преступления своего верного вассала сирийского диктатора Башара Асада взбесила президента Трампа. А реакция Трампа в виде 59 «Томагавков» объединила вокруг вчера еще непопулярного хозяина Овального кабинета все американское общество, политиков и медиа, а также общественное мнение на всем Западе. Более того – риторика Белого дома в адрес «животного» Асада и его северных покровителей становилась все более и более резкой. В Вашингтоне заговорили не только о покрывании Россией химических преступлений Асада, но и о возможном соучастии.

Сразу же после нанесения ракетного удара, в минувшую пятницу, стало известно об отмене визита Джонсона в Москву, что вызвало ставшую уже привычной истеричную реакцию спикера лавровского ведомства Марии Захаровой. Так, она назвала причину отмены визита (жуткую смерть десятков людей от нервно-паралитического газа) «придумыванием абсурдных поводов».

В принципе, учитывая остроту вспыхнувшего кризиса американо-российских отношений существовала вероятность отмены визита и Тиллерсона. Причем на сей раз – по инициативе российской стороны. Похожим образом поступил предпоследний премьер РФ времен президента Ельцина Евгений Примаков, развернувший в качестве демарша свой самолет над Атлантикой после начала натовской операции «Обдуманная сила» против режима Слободана Милошевича в бывшей Югославии.

Визит, впрочем, не отменили. Что еще раз подтверждает максиму, озвученную еще Уинстоном Черчиллем: кремлевские лидеры откровенно уважают силу, а также готовность ее применять. Слабость же, напротив, презирают. Так что команда Дональда Трампа все же избрала верный тон для начала разговора: шесть десятков крылатых ракет в глазах российских властителей – достойная уважения демонстрация силы, в то время как бесконечные высказывания озабоченности – впечатляющее проявление слабости. Если не лоховства.

Саммит министров иностранных дел «Большой семерки» должен был стать площадкой, на которой лидеры свободного мира согласуют общие тезисы, с которыми Тиллерсон поедет в Москву.

Предполагалось, что госсекретарь озвучит Владимиру Путину ультиматум: либо Россия выбирает цивилизованный страны и сотрудничает в вопросах безопасности — либо остается в милой компании Башара Асада, Ирана и «Хизболлы».

В первом случае Россию ожидал пряник в виде местечка в приличной компании, во втором – изоляция и, возможно, новые санкции. Хотя на самом саммите предложение Бориса Джонсона об усилении санкционного пресса так и не встретило должной поддержки.

Ход переговоров

Последовавшие за этим переговоры в Москве прошли, по мнению всех наблюдателей, в ледяной атмосфере. За несколько часов до встречи Тиллерсона и Лаврова Владимир Путин заявил, что отношения его страны с администрацией Дональда Трампа хуже, чем были с командой Барака Обамы. «Можно сказать, что уровень доверия на рабочем уровне, особенно на военном, не стал лучше, а скорее всего, деградировал», — отметил российский лидер в интервью телекомпании «Мир».

Сергей Лавров свое вступительное слово и вовсе начал с необычайно холодного замечания, обвинив Соединенные Штаты в непредсказуемом поведении и назвав «незаконным» ракетный  обстрел сирийского аэродрома. «Я не буду скрывать тот факт, что у нас есть много вопросов, учитывая крайне неоднозначные и порой противоречивые идеи, которые были высказаны в Вашингтоне по всему спектру двусторонних и многосторонних отношений», — продолжил глава российского МИД.

Тиллерсон, Путин

Подчиненные же Лаврова, в принципе, не выбирали слов. Так, его заместитель Сергей Рябков перед переговорами сказал, что риторику нынешней администрации США отличают «примитив и хамство». Спикер главного дипломата Кремля Мария Захарова после того как попросили журналистов выйти из зала, обвинила представителей американских СМИ в том, что они ведут себя, как «на базаре».

Нужно заметить, что и во время вступительного слова, и на итоговой пресс-конференции глав внешнеполитических ведомств Соединенных Штатов и Российской Федерации было заметно, что стороны, что называется, стоят друг друга. Никто не станет отрицать, что Сергей Лавров – один из сильнейших дипломатов на планете, которого всегда отличал острый ум и высокая эрудиция, невероятная находчивость и крайняя жесткость в отстаивании своей линии. Спорить с Лавровым было крайне тяжело, и большинство дипломатов ключевых стран, будь то Франк-Вальтер Штайнмайер, Зигмар Габриэль, Жан-Марк Эро либо даже Филипп Хэммонд, выглядели на его фоне слабовато.

Людям, выросшим в расслабленных европейских традициях, зачастую нечего было противопоставить человеку, чье мировоззрение формировала жесткая школа советской дипломатии. Даже прежнему госсекретарю Джону Керри приходилось не раз подстраиваться под тон беседы, навязываемый главой российского МИД.

Одного взгляда на Рекса Тиллерсона достаточно, чтобы понять – перед главным путинским дипломатом человек, который уж точно не слабее него самого. Бывшему руководителю и главному переговорщику крупнейшей нефтяной компании планеты не занимать ума, воли, жесткости и навыков проведения антикризисных переговоров с самыми проблемными персонажами.

После протокольного вступительного слова Тиллерсон и Лавров уединились в кабинете на целых пять часов. О чем там шла речь, узнать не представляется возможным. На итоговой пресс-конференции глава Госдепа подтвердил, что «отношения США и России находятся на низшем уровне. Две ядерные державы не могут находиться в таких отношениях».

О самих переговорах Тиллерсон, чего от него и следовало ожидать, рассказал немного. По его словам, США и РФ договорились «о путях взаимодействия в Сирии», двум странам будет сложно наладить диалог до установления мира на востоке Украины. «Мы должны остановить деградацию наших отношений, должны восстановить доверие, чтобы решить вопросы, которые являются важными для всех нас. Мы договорились о создании рабочей группы по разрешению тех вопросов, которые требуют незамедлительного решения по стабилизации ситуации», — подчеркнул госсекретарь.

А Лавров заявил, что во время беседы был поднят сирийский вопрос, в частности речь шла о химической атаке в провинции Идлиб и последовавшем за этим ракетном ударе США по сирийской авиабазе.

Кроме того, он заявил о готовности Кремля вернуться к применению меморандума с США о предотвращении инцидентов в Сирии и обеспечении безопасности полетов авиации, который был приостановлено российской стороной в одностороннем порядке после удара США по Сирии.

Также, по словам Лаврова, стороны «продолжат бескомпромиссную борьбу с международным терроризмом».

После пресс-конференции главы МИД США и РФ направились к Владимиру Путину. Там переговоры продлились еще два часа.

Украинский вопрос

Не входящая с самого начала в приоритеты новой американской администрации наша страна не стала и не могла стать центральной темой московской встречи. Времена, когда Виктория Нуланд и Джон Керри по дороге в Москву обязательно заезжали в Киев – продемонстрировать поддержку и «сверить часы», остались в далеком-далеком прошлом. Тем не менее Рекс Тиллерсон поговорил по телефону с украинским лидером Петром Порошенко, заверив последнего в поддержке территориальной целостности Украины и исключив любые пакетные договоренности, в которых наша страна могла бы стать разменной монетой.

По итогам встречи госсекретарь заявил, что в Кремле не обсуждал вопрос об ослаблении санкций против России из-за ее агрессии в Украине. В то же время Тиллерсон предельно ясно дал понять, что полная нормализация отношений Москвы и Вашингтона невозможна без прекращения агрессивных действий Кремля против нашей страны.

«Россия может добиться прогресса в реализации деэскалации насилия и предпринять шаги, чтобы вывести вооруженных сепаратистов и тяжелое вооружение, чтобы наблюдатели ОБСЕ могли выполнять свою роль. Пока не будет полного прогресса в рамках Минских соглашений, ситуация в Украине будет оставаться препятствием на пути к улучшению отношений между США и Россией», — заявил глава американского Госдепа.

На фоне четких заявлений Рекса Тиллерсона слова Сергея Лаврова о якобы приверженности России реализации Минских договоренностей и о необходимости налаживания некоего двухстороннего канала между Вашингтоном и Москвой звучали абстрактно, размыто и откровенно неубедительно.

Итоги

В настоящий момент можно констатировать лишь одно: высокопоставленный американский дипломат максимально четко и недвусмысленно передал послание США и ряда других стран кремлевской верхушке. Рискнем предположить, что Рекс Тиллерсон на переговорах начертил красную линию в Сирии и Украине, которую Москве лучше не переступать. Также предельно ясно обозначил последствия в случае ее перехода. Можно не сомневаться, что скупые слова нынешней администрации в Кремле воспринимают куда более серьезно, чем красивые речи политиков из команды Барака Обамы.

Откровенно радует, что вопрос агрессивных действий РФ против Украины был поднят и занял важное, хотя и не ключевое, место.

Какую линию поведения выберет после этого Москва – большой вопрос. Как и то, смирились ли российские правители с мыслью, что их ложь, демагогия и увертки, так хорошо работающие в последние десять лет, совершенно не производят нужного эффекта в новых реалиях.

В любом случае нам с вами нужно быть готовыми, в том числе, к эскалации боевых действий на востоке нашей страны. Ведь Россия в отместку за «унижение» в Сирии запросто может заняться проекцией военной силы туда, где она может себе это позволить. Например, на Донбассе. Понадеявшись, по старой русской привычке, на авось – «авось выгорит».

Максим Викулов

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов