Фавориты французских выборов: радикалы, коррупционеры и друзья Кремля

Фавориты французских выборов: радикалы, коррупционеры и друзья Кремля

Также в четверке лидеров гонки двое придерживаются крайних идеологических убеждений, а еще двоих французская Фемида небезосновательно подозревает в казнокрадстве.

Изменения электорального ландшафта

Еще примерно месяц назад для всех, кто следит за перипетиями французской избирательной кампании, ситуация выглядела ясной и предсказуемой. Тогда рейтинг лидера правоцентристской партии «Республиканцы», личного друга Владимира Путина Франсуа Фийона оказался жертвой непомерных аппетитов его супруги, которую заботливый муженек пристроил своим личным ассистентом.

Как выяснилось, очаровательная Пенелопа Фийон на указанном месте не работала, но заработную плату получала исправно, нагрев казну примерно на миллион евро.

Одновременно на предвыборном небосклоне взошла звезда независимого кандидата с либеральной платформой, бывшего социалиста Эммануэля Макрона. В то время как электоральная поддержка Фийона устремилась вниз, рейтинг Макрона сравнялся, а затем и превзошел показатели ультраправой кандидатки — еще одной подружки Путина Марин Ле Пен.

Предварительно картина выглядела следующим образом: Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен выходят во второй тур, причем неважно, кто из них наберет больше голосов. Во втором туре Макрон аккумулирует голоса либералов, умеренных консерваторов, социалистов, зеленых, да и вообще всех тех, кто не хочет видеть во главе страны махровую шовинистку, набирает совокупно более 60% голосов и с триумфом въезжает в Елисейский дворец.

Кампания, однако, не стояла на месте. Сейчас, перед первым туром голосования, ситуация выглядит по-другому. Любимчик всех и вся Эммануэль Макрон практически исчерпал потенциал роста. По крайней мере, рейтинг независимого кандидата снизился с 25-26% до 22-24%. Вместе с тем Макрон продолжает оставаться №1: по одному из общенациональных опросов, он на 1% опережает Марин Ле Пен, по другому – имеет равный с ней рейтинг.

Поборники духовных скреп: Ле Пен и Фийон

Что касается самой Ле Пен, то ее рейтинг остается стабильным, несмотря на скандал с фиктивным трудоустройством ее помощника и телохранителя в Европарламенте (что обошлось Страсбургу в 300 тысяч евро).

Что нисколько не удивительно: избиратель лидера ультраправых – яйцеголовый и непробиваемый французский ватник, который плевать хотел на любые коррупционные скандалы. Впрочем, руководитель «Национального фронта» ныне всеми силами пытается выйти за пределы своей электоральной базы. Если раньше она обещала сразу же после своего избрания запустить Frexit (процедуру выхода страны из ЕС) и отказаться от евро, то теперь речь идет о референдуме с целью выяснить мнение французов, а также о начале переговоров с Брюсселем о перераспределении полномочий внутри объединения. В связи с чем, кстати, один из кандидатов, суверенист Франсуа Асселино успел обвинить Ле Пен в отходе от собственной программы и сам принялся доказывать необходимость Frexit. Что, впрочем, мало помогло Асселино – его личный рейтинг остается в пределах статистической погрешности.

Сама же Марин Ле Пен заявила о «цивилизационном значении» предстоящих выборов.

«В воскресенье предстоит сделать простой выбор между встающей Францией и Францией, опускающейся еще ниже!», — заявила националистка.

Что, согласитесь, звучит несколько высокопарно и совершенно неискренне, учитывая проявленную политическую гибкость, готовность принимать подачки в 9 млн евро от российских банков и совсем уж некрасивое мелкое мошенничество с фиктивным трудоустройством своих соратников.

Не слишком плохо идут дела и у консерватора Франсуа Фийона. Личного друга Владимира Путина все уже успели списать со счетов: прокуратура была готова задержать его не в меру практичную супругу, рейтинг главного «республиканца» летел в тартарары, а политологи и однопартийцы призывали Фийона сняться с выборов. Тем не менее Франсуа Фийон продолжил участие в гонке. И не только не растерял своих оставшихся сторонников, но даже немного подтянул показатели. Что, в общем-то, тоже легко объяснимо: будучи одним из лидеров Западной Европы, с высокоразвитой экономикой и членом большой семерки, Франция всегда была и остается откровенно коррумпированной страной. Не такой, разумеется, как Украина, но и ставить ее в один ряд с Германией или Швецией также просто неприлично.

PARIS - APRIL 14: France's Prime Minister Francois Fillon leaves the Elysee Palace after weekly cabinet ministers on April 14, 2010 in Paris, France.  (Photo by Pascal Le Segretain/Getty Images)
Франсуа Фийон

В результате то, что убило бы на корню публичного политика где-нибудь в Великобритании или в Канаде, во Франции воспринимается в порядке вещей. «Ну да, не святой, но кто из нас святой, — наверняка подумал рядовой избиратель – зато о семье печется». Так, лидер правоцентристов даже немного нарастил свои показатели, претендуя то ли на 19,5%, то ли на 21%.

В своей программе и в публичных выступлениях Фийон обещает возродить традиционные ценности и прочие духовные скрепы, беспощадно бороться с нелегальной миграцией и террористической угрозой, для чего необходимо (сюрприз-сюрприз!) тесно сотрудничать с Россией. В общем, такой себе «Ле Пен-лайт», только без намерения покинуть Евросоюз. Да, и, кстати, клянется за десять лет сделать из Франции мощнейшую державу Европы. Вероятно, раздав всем по миллиону евро. Иного способа для такого рывка просто нет.

Меланшон: троцкист, критик НАТО и друг всех диктаторов

Главной неожиданностью последних недель предвыборной гонки стал стремительный рост популярности бывшего сенатора и экс-министра, ультралевого Жан-Люка Меланшона, на феномене которого стоит остановиться детальнее.

Меланшон – бывший представитель крайне левого крыла правящей ныне Социалистической партии Франции. Куда пришел, кстати, из ламбертистов – одного из ответвлений троцкизма. В 2008 году он вышел из партии, посчитав социалистов чересчур «буржуазными», и основал собственную Левую партию. Ныне он возглавляет так называемую коалицию «Непокоренная Франция» — конгломерат коммунистических и других крайне левых политсил.

Образцом справедливого общества для Меланшона, по-видимому, являются социалистические режимы Латинской Америки, так как он восхваляет коммунистическую Кубу и мадуровскую Венесуэлу. Считает, что Франция должна присоединиться к Боливарианскому союзу – экономическому содружеству Кубы, Венесуэлы и Боливии; тот факт, что во всех трех странах людям элементарно нечего есть, никоим образом не смущает идейного марксиста. А такие продвинутые страны, как Россия, Сирия и Иран должны, по мнению Меланшона, войти в указанное содружество как наблюдатели.

Как и подобает приличному коммунисту, он критикует «кровавую израильскую военщину» и выступает за признание Палестины (в которой, напомним, сейчас у руля находится всенародно избранное террористическое движение «Хамас»). Ну, и о том, что верный ленинец хочет вывести Францию из НАТО, говорить излишне.

меланшон
Жан-Люк Меланшон

Кроме того, Жан-Люк Меланшон поддержал российские бомбардировки в Сирии. По его мнению, высказанном в интервью, уничтожая Алеппо, Кремль всего лишь «решает проблему». На замечание французского ведущего о том, что ковровые бомбежки жилых кварталов имеют все признаки военных преступлений, великий борец за всеобщее равенство ответил: «Все это треп».

Меланшон фактически поддержал оккупацию Крыма («Крымские порты жизненно важны для безопасности России»), обозвав украинское постмайданное правительство «путчистским», в котором «пользуются влиянием неонацисты». Разумеется, выступил категорически против любых санкционных мер по отношению к Москве.

Так вот, этот человек, пытающийся перетянуть Францию из НАТО в Боливарианский союз, выступающий за признание палестинских террористов, не замечающий варварского уничтожение населения Алеппо и оправдывающий аннексию Крыма, пользуется симпатиями примерно 19% потенциальных избирателей. Впрочем, для страны, в которой возникла якобинская диктатура, покрывшая города и веси гильотинами во имя свободы, равенства и братства; в которой зародилась кровавая и абсолютно тоталитарная Парижская коммуна; и в которой имели место массовые студенческие анархистские бунты 1968 года, подобный персонаж – вовсе не что-то из ряда вон выходящее.

Кроме перечисленных кандидатов в президенты, стоит отметить социалиста Бенуа Амона – единственного, кто пообещал бороться с путинской Россией. К сожалению, провальное правление президента-социалиста Франсуа Олланда не оставило представителям этой политсилы шансов на успех. Сейчас рейтинг Амона колеблется между 7,5% и 9%.

Таким образом, отличительной чертой этой избирательной кампании стало наличие сразу четырех кандидатов, имеющих шанс выйти во второй тур. Кризис существующих центристских партий, неспособных выдвинуть сильных лидеров и сформулировать внятные идеи в сочетании с невиданным миграционным кризисом, привел к всплеску популярности правых и левых радикалов.

Сейчас лидерство, к счастью, удерживает Эммануэль Макрон – единственный адекватный политик в топовой четверке, незамеченный ни в радикальных настроениях, ни в коррупционных скандалах, ни во выходящих за рамки приличия симпатиях к Москве. В то же время лидерство Макрона отнюдь не бесспорно, а высокая доля неопределившихся (аж 28%) внушает серьезные опасения в возможном исходе первого тура всенародного волеизъявления.

Максим Викулов

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов