ГПУ против НАБУ — политический нокаут

ГПУ против НАБУ — политический нокаут

На этот раз шквал критики и взаимных обвинений разгорелся вокруг проекта закона № 6220 «О внесении изменений в Уголовно процессуальный кодекс о внесении сведений в Единый реестр досудебных расследований и оснований закрытия уголовного производства».

На первый взгляд – очередная инициатива в списке энного количества законопроектов, которые в стенах ВР штампуются под копирку. Если бы не несколько весомых «но».

Прежде всего, нормы этого законопроекта заинтересовали экспертную среду, которая, проанализировав его ключевые положения, единогласно призывает ВР закон не принимать.

В частности, уже звучит немало заявлений, что все это – очередная коррупционная ловушка и банальное пренебрежение правом граждан на защиту.

Politeka выясняла, в чем же особенности этого законопроекта и какие скрытые интересы маскируются под видом реформ.

НАБУ против всех, или все против НАБУ?

Напомним, 13 апреля 2017 года Верховная Рада Украины в первом чтении проголосовала за законопроект № 6220. Уже на этой неделе, 18 мая, его могут рассмотреть во втором чтении. Так что расставить все точки над «і» не так много времени, а если точнее – его вообще нет.

Проект предлагает предусмотреть, что не подлежат внесению в Единый реестр досудебных расследований сведения об обстоятельствах, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного преступления, в отношении которых принято решение о закрытии уголовного производства или есть приговор суда по тому же обвинению, вступивший в законную силу.

Например, если ГПУ или СБУ откроет производство в отношении кого-то из топовых коррупционеров, проведет свое расследование, а затем дело закроет, то НАБУ не будет иметь права в отношении тех же коррупционеров проводить свои расследования. И наоборот.

Как утверждают эксперты Реанимационное пакета реформ, внедрение таких изменений подвергнет угрозе расследования НАБУ против Юрия Иванющенко, Романа Насирова, Александра Онищенко и других.

НАБУ в своем официальном обращении призвало Верховную Раду не поддерживать проект закона. Там заявили, что его принятие может «заблокировать расследования правоохранительных органов, в частности, НАБУ и САП».

«Принятие этого закона даст другим правоохранительным органам возможность для манипуляций с текущими расследованиями своих коллег. Достаточно зарегистрировать производство по фактам, которые уже расследуются или даже еще не расследуются, закрыть его, и таким образом заблокировать любые дальнейшие следственные и процессуальные действия», – объясняют в ведомстве.

В ГПУ все подобные обвинения назвали «инсценуациями». Там уже заявили, что считают неприемлемым принятие законопроекта № 6220.

По словам заместителя генпрокурора Анжелы Стрижевской, предложенные законопроектом ограничения о внесении сведений в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований), а также расширение оснований для закрытия уголовного производства по статье 284 УПК Украины является «концептуально неприемлемым».

В ГПУ также считают, что дополнение статьи 284 Уголовно-процессуального кодекса Украины и ограничение срока отмены постановления о прекращении производства может привести к тому, что производство «необходимо будет закрывать по формальному признаку» наличия «не отмененного постановления».

«Такой подход, по нашему мнению, будет разрушать основы уголовного судопроизводства, предусмотренные статьей 2 УПК, а потому не может быть поддержан», – говорится в письме ГПУ в комитет ВР.

О политической коррупции

По словам эксперта Реанимационного пакета реформ Виктора Тарана, злоупотребления могут быть не только касательно НАБУ, но и всех правоохранительных органов.

«Когда мы говорим о борьбе с политической коррупцией, должны понимать, что речь идет о людях, обладающих полнотой власти, влиянием. Очевидно, чтобы противодействовать политической коррупции, нужен орган, который был бы максимально сильным и независимым, – убежден Таран. – Этот орган должен иметь уникальные полномочия и очень важно – не должно быть вмешательства со стороны внешних факторов на его деятельность. Потенциально риск вмешательства других органов в работу НАБУ есть. Но такой риск есть в любой институции. Ведь так же ГПУ может возобновить дело, а НАБУ может ее закрыть. Не стоит говорить, что кто-то здесь более добродетельный, а кто-то менее. Кому выгодно продвижение такого законопроекта – можем только предполагать. Зарегистрировали законопроект представители всех политических партий. Очевидно, это выгодно всем политическим партиям, находящимся в парламенте».

Эксперт убежден: чтобы снять все риски и спекуляции, закон стоит отправить на доработку.

«У политиков есть уйма вопросов к НАБУ. Многие считают, что этот институт неэффективен. В самом же Бюро подобные упреки называют политическим преследованием. Истинный сценарий всегда где-то посередине, – считает Таран. – Никому из политиков не нравится, что есть орган, который будет заниматься расследованием дел против них. В то же время есть много вопрос к самому НАБУ – что конкретно было сделано. Ответов на эти вопросы мы не сможем получить, пока не произойдет полноценный аудит, который затягивается. Очень много спекуляций вокруг этой темы. Поэтому гораздо лучше, если бы этот вопрос был снят с повестки дня, состоялось публичное обсуждение и определили все вместе – нужен ли нам такой закон или нет».

О схемах

Напомним, в прошлом году в парламенте были зарегистрированы по меньшей мере четыре законопроекта, которые потенциально должны были дать прокуратуре возможность обходить требования закона относительно исключительной подследственности коррупционных преступлений чиновников НАБУ. Каждый из этих законопроектов получил негативные отзывы со стороны международных партнеров и общественности.

По словам политолога Тараса Загороднего, НАБУ – искусственный орган, который ничего не способен сделать. Поэтому постоянное противостояние между ним и ГПУ – очевидная реальность.

В идеале, отмечает эксперт, надо создать нормальную прокуратуру и действенные независимые суды и тогда никакого дополнительного центра по борьбе с коррупцией просто не понадобится.

«Раньше дела, касающиеся коррупционных деяний или высших должностных лиц, были в подследственности ГПУ. После создания НАБУ официально вроде все они перешли в подследственность последнего. Конечно, в Генпрокуратуре не хотят отпускать власть», – рассказывает Загородний.

По его словам, есть конкретные схемы, с помощью которых можно развалить следствие.

«Согласно законопроекту № 6220, если один из органов закрывает дело, то другой не может его расследовать, – рассказывает эксперт. – А завалить дело можно довольно легко. Речь идет о применении известной практики – так называемой «юридической очистке». Схема следующая: по заказу против человека возбуждается уголовное дело. Ничего не находят. Следствие саботируется. Дело закрывают. И все – человек честный. Иногда применяют еще более сложную схему – через суды. То есть подаются заранее провальные дела – за отсутствием состава преступления, доказательств вины и тому подобное. Дела, соответственно, там разваливаются. Их закрывают. И все – человек снова честный. В результате – по этим фактам невозможно возбудить уголовное дело».

Примут или нет закон № 6220, увидим в ближайшей перспективе. Пока же очередной раунд противостояния и взаимных обвинений между ключевыми правоохранительными центрами страны – НАБУ и ГПУ – только набирает обороты.

Романия Горбач

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов