Черногорский пролет Кремля: российское искусство создавать врагов

Черногорский пролет Кремля: российское искусство создавать врагов

Черногория Мило Джукановича

Последние без малого тридцать лет – с момента распада сербско-югославской мини-империи на западных Балканах – крошечная Черногория умудрялась оставаться в стороне от большой политики в балканском понимании этого слова.

Отсутствие у черногорцев как великодержавных комплексов (как у сербов), так и явного стремления к независимости любой ценой (как у хорватов, словенцев, босняков и албанцев) сослужили республике добрую службу: край кристальных пляжей и величественных гор оставался единственным местом, нетронутым бесконечными югославскими войнами.

В то же время черногорская элита во главе с бессменным с 1991 года премьер-министром Мило Джукановичем, демонстрируя лояльность Белграду, взяла курс на построение в республике де-факто независимого государства, подгадывая, когда же можно будет начать процесс цивилизованного развода с Сербией. Стартовать с «расставанием» получилось сразу же после низложения сербского диктатора-националиста Слободана Милошевича: в 2003 году федеративная республика Малая Югославия была реорганизована в конфедерацию двух суверенных государств – Сербии и Черногории; а три года спустя Черногория объявила о своей полной независимости. Впрочем, еще в самом начале 2000-х Подгорица отгородилась от своей соседки по совместному проживанию таможенным и валютным барьером, в одностороннем порядке перейдя на евро.

Потрясающей красоты природа, чистейшие Адриатическое море, обилие памятников архитектуры вкупе с добрым и гостеприимным характером населения сделали Черногорию популярным туристическим местом. В то же время расслабленность и неторопливость местных жителей, нежелание слишком упорно трудиться (мягко говоря), а также высокий уровень толерантности к коррупции – пороки, характерные для большинства жителей европейского Средиземноморья (а Балкан – так особенно: давайте вспомним фильмы Кустурицы!) — делали невозможным также проведение быстрых реформ и построение эффективной экономики.

Еще большей проблемой можно назвать аполитичность черногорцев. В стране отсутствуют консенсусы по основным направлениям внешней политики: количество сторонников европейской и евроатлантической интеграции примерно сопоставимо с числом тех, кто ратовал за углубленные отношения с «братской» православной Сербией и лишь чуть менее «братской» Россией. Впрочем, здесь черногорцы не уникальны: ту же ситуацию мы наблюдали и в Украине года эдак до 2014-го. Хотя в отличие от нас, жители Черногории не особо ломали копья вокруг сложностей геополитического выбора; в их случае речь шла не о глубоком разделении и поляризации, а, скорее, о тотальном пофигизме.

Что касается политико-экономической модели, то горячее черногорское солнце последние 26 лет неизменно вращается вокруг фигуры бывшего функционера югославской компартии Мило Джукановича. С 1991 года он попеременно занимает пост то президента, то премьера, то кого-то из ключевых министров; при этом во всех случаях его влияние на происходящие процессы является определяющим. Излишне говорить, что вся бюрократическая элита и значительная часть крупного бизнеса состоит из людей, которых глава республики либо подобрал и назначил, либо «посодействовал» в ведении дел.

В результате трех десятков лет «стабильности по-черногорски» страна, понятное дело, не стала региональным лидером реформ, инноваций, построения цифровой экономики и гражданского общества. Но и негативными ее показатели не назовешь.


По уровню ВВП на душу населения по паритету покупательской способности страна занимает 74 место, уступая Хорватии, но обойдя Македонию, Сербию и Боснию. В Индексе экономической свободы Черногория — на 65 месте, обойдя все страны региона, кроме Македонии. А в Индексе восприятия коррупции республика занимает 64 строчку, уступив из своих соседей опять-таки лишь Хорватии.


Возглавляя страну, население которой не имело четких внешнеполитических приоритетов, Мило Джуканович и сформированная им элита проводили политику нейтралитета и многовекторности. Двигаясь в сторону Запада, страна в то же время привлекала особое внимание российских инвесторов, покупателей курортной недвижимости, да и просто туристов.

На 600 с небольшим тысяч жителей Черногории приходилось около 300 тысяч российских туристов в год. РФ – крупнейший инвестор в экономику Черногории, россиянам принадлежит, по разным оценкам, до 40% курортной недвижимости. Около 7000 российских граждан зарегистрированы в Черногории как постоянные жители.

Провал лубянских стратегов

В 2013 году Москва предложила использовать порт военно-морских сил Черногории в городе Бар на Адриатике для базирования российских военных судов. Такая возможность дала бы российскому флоту прямой выход в акваторию северного средиземноморья, которое почти полностью контролируется государствами-членами НАТО. Между прочим, от черногорского побережья и до Неаполя – основной базы и штаб-квартиры Шестого флота США – рукой подать.

Тогда Подгорица ответила отказом, заодно четко определившись с внешнеполитическим выбором: страна идет в НАТО. Взбешенный Кремль ответил в своем фирменном стиле – начал готовить государственный переворот. На дискредитацию режима Джукановича и его евроатлантического выбора выделялись значительные средства. Параллельно раскручивалась пророссийская и просербская оппозиция – в частности, партия «Демократический фронт». Запланированные на октябрь 2016 года выборы в Народную Скупщину (парламент Черногории) по сути превратились в референдум о вступлении страны в НАТО. Наблюдатели отмечали неограниченность финансовых ресурсов оппозиции и очень высокое, нехарактерное для Черногории, качество телевизионных и полиграфических агитматериалов.

Официальная Москва также не стеснялась вести кампанию против присоединения Черногории к Альянсу. На прошлогоднем питерском форуме российский лидер Владимир Путин лично недоумевал: мол, не понимаю, «что же угрожает Черногории?».

Ответ на этот вопрос пришел буквально несколькими месяцами позже – и дал его сам Владимир Владимирович. За несколько дней до выборов черногорские правоохранители арестовали десятки заговорщиков, планировавших после закрытия избирательных участков спровоцировать беспорядки, захватить здания парламента и Кабмина, убить Мило Джукановича и его ближайших соратников и свергнуть действующий режим, погрузив страну в хаос. Костяк «революционеров» составляли сербские националисты и бывшие сотрудники спецслужб, а также их местные черногорские прихвостни.

После этого политсила Джукановича «Демократическая партия социалистов Черногории» выиграла выборы (не помогли российские ролики), набрав 41,42% и сформировав новое правительство во главе с бывшим руководителем разведки, убежденным сторонником западного курса Душко Марковичем. Джуканович впервые с 1991 года формально остался ни при делах, ограничившись скромным титулом руководителя правящей партии.

душко_маркович
Душко Маркович на встрече глав стран-членов НАТО в Брюсселе

С тех пор иностранные спецслужбы не прекратили свою подрывную деятельность. Так, в марте этого года была предотвращена попытка убийства прокурора, расследующего неудавшийся переворот. Примечательно, что информацию о готовящемся свержении власти, равно как и данные о попытках покушения на прокурора, черногорские правоохранители получили от иностранных спецслужб, включая американские и британские.

Стремление Москвы воздействовать методами индивидуального террора, помимо истеричного желания кремлевских руководителей наказать «младших братьев», «предавших» славянско-православных «старших братьев», может иметь еще одну, на сей раз – рациональную, причину. В апреле 2008 года в Бухаресте, поговаривают, Путин бросил тогдашнему главе Белого дома Джорджу Бушу фразу: «Украина – это даже не государство». Рискнем предположить, что примерно так же хозяин Кремля может сомневаться в состоятельности Черногории как государства. Возможно, в Москве уверовали, что государственные институции этой страны держатся, что называется, на честном слове. И стоит убрать из уравнения самого Джукановича, как созданный им режим (а вместе с ним – и государство как силовой аппарат) рассыплется в прах. К счастью, правоту домыслов кремлевско-лубянских стратегов на практике проверять не пришлось.

Во имя славянского братства: гадить по-мелкому

А буквально перед самым формальным приемом Черногории в НАТО русские, как они это любят, опустились до бессильного потрясания кулаками. Так, вечером 28 мая в аэропорту «Домодедово» был задержан, а затем выдворен депутат Скупщины от правящей партии Миодраг Вукович, летевший через Москву на заседание Центральноевропейской инициативы в Минске.

Как бывает почти всегда, россиян не смутил ни дипломатический статус задержанного, ни его состояние здоровья (парламентарий вынужден регулярно принимать лекарства, которых он волею российских пограничников на целую ночь оказался лишен. Впрочем, как и воды и туалета).

джуканович
Мило Джуканович

Чуть позже черногорские СМИ написали, что всего в российском черном списке – 70 фамилий, включая самого Мило Джукановича, действующего премьера Душко Марковича, спикера парламента Ивана Брайовича, всех министров и 46 депутатов. В ответ черногорцы не растерялись и не стали оправдываться, а поступили так, как и следует нормальному, уважающему себя государству: запретили въезд в страну 149 россиянам и их украинским прихвостням, причастным к аннексии Крыма и конфликту на Донбассе.

Под зонтиком НАТО

5 июня Черногория в торжественной обстановке в Вашингтоне официально стала 29-м членом НАТО. Глава МИД этой страны Срджан Дарманович передал депозитарию ратификационные грамоты о вступлении его страны в альянс.

В первой речи в качестве руководителя страны-члена НАТО глава правительства Душко Маркович заявил, что членство в альянсе крайне нужно Черногории, чтобы сохранить свою государственность. «Мы выбрали свое право на свободную жизнь», — заявил премьер, добавив под аплодисменты: «Больше никогда не случится такого, что кто-то будет определять наше будущее вместо нас и за нашей спиной».

Было бы верхом наивности предполагать, что раскинувшийся над крошечной страной зонтик безопасности заставит Москву успокоиться. Потенциальный запрет российским туристам на посещение Черногории способен нанести очень болезненный удар по экономике страны, в которой доходы от туризма превышают 20% ВВП. Меры, направленные на продажу россиянами черногорских квартир и вилл, вполне могут обрушить рынок коммерческой недвижимости страны. Запрет на импорт в РФ черногорских вин способен серьезнейшим образом подкосить виноделие – еще один краеугольный камень экономики балканской республики. И при всем при этом совсем не факт, что спецслужбы вычистили все диверсионные ячейки иностранных держав.

Вместе с тем Черногория сделала огромный шаг вперед в деле обеспечения собственной безопасности. В возможности самой определять свое будущее. В сторону западной цивилизации. И прочь от российского варварства. С чем мы всех жителей этой страны и поздравляем.

Максим Викулов

материалы рубрики
Телетайп: экипаж яхты «беда» набран и готов к кругосветной регате? Аналитика
Телетайп: экипаж яхты «беда» набран и готов к кругосветной регате?
Телетайп: президент Зеленский в приймах у олигархической системы Аналитика
Телетайп: президент Зеленский в приймах у олигархической системы