Аналитика

ПС в роли большевиков и призрак «третьего Майдана»

Правый сектор большевики
События, которые последовали за перестрелкой в Мукачево, вновь оживили дискуссии о возможности «третьего Майдана» и о «Правом секторе» как о движущей силе новой украинской революции. Поскольку украинская историческая память постоянно возвращается к образам советской мифологии и события 1917 года входят в круг навязчивых аналогий при анализе любых общественных катаклизмов политиками, политологами и блогерами, Politeka весьма дотошно проанализировала деятельность и контекст деятельности двух организаций: РСДРП(б), которая более известна как партия большевиков, и «Правого сектора»

«Большевизация» «Правого сектора»

Читайте также
Кривые зеркала революции

Перед тем как перейти к сравнению, совершим два небольших экскурса в историю. Первый будет ответом на вопрос, кто и когда «большевизировал» «Правый сектор» (ПС). Тут стоит отметить, что пик разговоров о «большевизме» ПС пришелся на начало 2014 года, когда после событий Евромайдана многим казалось, что эта организация может стать реальной радикальной альтернативой новой власти. В данном контексте показательна запись в блоге народного депутата Александра Бригинца о событиях под Верховной Радой Украины 27 марта 2014 года: «Традиционная история: после демократических революций власть пытается взять в руки кучка радикалов. Когда-то, сто лет назад, их возглавлял Ленин. Сейчас новейшие большевики называются «Правым сектором» и работают на картинку для российских каналов. Путин потирает руки от восторга».

В этот день «Правый сектор» собрал митинг с требованием отставки министра обороны Игоря Тенюха в связи с фактической сдачей Крыма украинскими войсками и министра внутренних дел Арсена Авакова в связи с убийством при задержании одного из лидеров «Правого сектора» Сашка Билого. Активисты, скандируя «Революция!», принесли шины и пытались проникнуть в здание парламента. А политолог Владимир Фесенко еще до этих событий утверждал, что у «Правого сектора» присутствует желание «повторить путь большевиков от февраля к октябрю». Мнение это подтверждалось и заявлениями представителей организации о том, что ПС готов к «третьему Майдану». Весной 2014 года подобные заявления появлялись с завидной регулярностью. Добавлял схожести с ситуацией 1917 года еще и тот факт, что украинская власть начала 2014 года в лице и. о. президента Александра Турчинова и премьер-министра Арсения Яценюка была самым что ни на есть «временным правительством».

По мере разгорания конфликта на востоке Украины и после незначительного результата Дмитрия Яроша на президентских выборах 25 мая 2014 года разговоры о новой революции в виде «третьего Майдана», как некое общественное умонастроение, поутихли, чтобы приобрести новое звучание летом 2015-го, когда власть в лице президента, премьера и парламента в значительной мере утратила кредит доверия общества.

Большевики в июле 1917 года

Читайте также
Ставка на генерал-лейтенанта милиции в отставке

Еще один экскурс касается непосредственно ситуации в Мукачево, которая вызвала всплеск активности «Правого сектора» во всеукраинском масштабе. В июле 1917 года произошли события, которые часть историков небезосновательно считают первой неудачной попыткой захвата власти большевиками. 3-5 июля 1917 года в Петрограде при активном участии членов этой партии солдаты и рабочие выступили под лозунгами отставки «министров-капиталистов» – министров Временного правительства, не принадлежащих к социалистическим партиям, и передачи всей власти Советам. События происходили в ситуации правительственного кризиса, связанного с развалом правящей коалиции кадетов и социалистов, и после неудачного июньского наступления войск Юго-Западного фронта, которое обернулось 50 тысячами потерь личного состава российской армии.

Произошедшие в те дни в Петрограде массовые демонстрации после значительного числа вооруженных стычек были разогнаны частями, верными правительству, а большевики были обвинены в «военном заговоре» против законной власти. То, что выступления начались накануне контрнаступления немецко-австрийских войск на фронте, вызвало очередную волну шпиономании и обвинений большевиков в тесных связях с германским генеральным штабом. После разгрома ряда партийных организаций и выдачи ордеров на арест руководства партии большевики вынуждены были перейти на нелегальное положение.

Один из активных участников событий большевик Сергей Сулимов так охарактеризовал события июля 1917 года: «Июльское выступление, превратившееся из демонстрации в попытку восстания, потом в наше временное поражение, – это фактически попытка раньше времени, не учтя соотношения классовых сил, захватить власть».

Читайте также
Раскол общества после Мукачево

Ситуация июля 1917 года в определенной степени напоминает случившееся в Мукачево. Кризис в отношениях «Правого сектора» с властью происходит на фоне перманентных проблем в парламентской коалиции, возрастающего недовольства значительной части общества отсутствием радикальных действий правительства и силовых органов по борьбе с коррупцией, деморализации войск на фронте, связанной со спецификой позиционной войны на востоке, при ощутимом снижении уровня жизни большинства населения.

В этих условиях «Правый сектор» заметно увеличил свою активность. Показательно, что организация проводит не только митинги возле государственных учреждений с требованиями устранения «бандитского режима» и открыто агитирует за «третий Майдан», но и пытается оказывать силовое давление на власть: появляются блокпосты ПС на некоторых стратегических трассах, высказываются недвусмыленные угрозы «похода на Киев» батальонов «Правого сектора». На внеочередном съезде организации декларируется цель проведения референдума, где главным должен стать вопрос о недоверии действующей власти. Подобный способ действий в определенной степени роднит «Правый сектор» с большевиками, но, как мы попытаемся показать, это – только внешнее сходство.

Особенности исторической сцены

Поскольку политические организации не существуют вне контекста эпохи, чтобы корректно выявить общее и отличное в их стратегии и тактике, необходимо знать тот контекст, в котором они действуют. И если нет особой нужды описывать реалии современной Украины, то на реалиях 1917 года в Российской империи стоит хотя бы кратко остановиться.

Начнем с социально-экономической ситуации, в которой партия большевиков пришла к власти. Это состояние можно охарактеризовать как глубочайший социально-экономический кризис, по своим показателям сравнимый только с кризисом начала 1990 годов в Украине. Приведем только некоторые данные, указывающие на глубину проблем. С начала Первой мировой войны к марту 1917 года покупательная способность российского рубля уменьшилась в 3 раза, а за 8 месяцев существования Временного правительства – еще в 4 раза, составив к концу октября 6-7 довоенных копеек. Только за первую половину 1917 года в одном Петрограде закрыто 20% заводов и более 100 тысяч рабочих уволено.

Читайте также
Когда экономика Украины начнет восстанавливаться

Временным правительством также вводится хлебная монополия и карточки на получение хлеба. И если в сентябре 1917 года в Москве и Петрограде ежедневная порция не превышала 1 фунта (400 граммов) черного или полубелого хлеба, то в октябре норма выдачи хлеба была понижена до половины фунта в день на человека. За хлебом выстраивались громадные очереди, в которых горожане могли стоять часами и обсуждать последние политические новости. Под воздействием большевистских агитаторов эти очереди часто превращались в стихийные митинги.

Не лучше была ситуация и в армии. К осени 1917 года война продолжалась больше трех лет, и оторванным от своих семей крестьянам — а они составляли основу российской армии — до победы над врагом на демобилизацию рассчитывать не приходилось. Армия противника на фронте прочно удерживала свои позиции, и никаких признаков возможности скорого завершения войны не было. Большинство мобилизованных солдат не совсем понимали, за что воюют. Очень показательна в этом контексте запись слов Алексея Семенова, рядового 63-го Гунибского полка: «мужики мало политикой занимаются, да и пользы от этого мало ожидают. Солдат воюет и может быть героем, но до исторических задач ему дела нет, и он думает о доме и семействе, … ждет, как бы скорее мир бы был, и ему дела нет – кому достанется Македония». И это притом что к осени 1917 года отчетливо наметились перебои в снабжении российской армии продовольствием и некоторые части, по воспоминаниям современников, в буквальном смысле перебивались сухарями.

Большинство солдат жили в условиях ужасной антисанитарии. Также упомянем, что только прямые потери российской армии к осени 1917 года составили около 1 миллиона солдат и офицеров, не считая около 3 миллионов раненых и 2 миллионов пленных. Армия разлагалась, и уровень дезертирства в частях был чрезвычайно высоким. Удивляет, что в этих условиях многие солдаты продолжали следовать присяге и не поддерживали большевиков, которые обещали скорейшее завершение войны.

В России 1917 года оставались нерешенными крестьянский и национальный вопросы. Значительная часть сельскохозяйственных земель продолжала находиться в собственности помещиков, притом что крестьянство ждало так называемого черного передела – передачи всех помещичьих земель в свое пользование, по крайней мере, начиная с отмены крепостного права в 1861 году. Большинство народов Российской империи в условиях авторитарного царского режима были лишены права не только на автономию, но и на свободное культурное развитие. Призывы эсеров «брать землю» привели в движение массы крестьянства – начались самозахваты крестьянами помещичьих земель, которые часто сопровождались поджогом усадьб помещиков. Ослабление центральной власти привело к возникновению очагов сепаратизма на всех национальных окраинах империи.

Большевики фактически перехватили эсеровские лозунги, чем привлекли на свою сторону симпатии значительной части крестьянства. В национальном вопросе большевики до своего прихода к власти на уровне деклараций занимали позицию полного признания права наций на самоопределение. Вот что писал Ленин в статье «О праве наций на самоопределение» (1914): «Суждено ли, например, Украине составить самостоятельное государство, это зависит от 1000 факторов, не известных заранее. И, не пытаясь «гадать» попусту, мы твердо стоим на том, что несомненно: право Украины на такое государство. Мы уважаем это право, мы не поддерживаем привилегий великоросса над украинцами, мы воспитываем массы в духе признания этого права, в духе отрицания государственных привилегий какой бы то ни было нации».

Читайте также
Централизация децентрализованных

Для более полного описания обстоятельств большевистской революции важно упомянуть еще и о кризисе легитимности органов власти: Временное правительство, которое возникло после отречения Николая II, хоть и было подотчетным Государственной думе, не имело достаточной легитимности с точки зрения как населения, так и чиновничьего аппарата. Кроме того, оно сосуществовало с системой Советов, ключевым из которых был Петроградский совет. Большевики к октябрю 1917 года контролировали этот второй после Временного правительства центр принятия властных решений в столице.

Системный кризис 1917 года в Российской империи во многом определил само наличие возможности для захвата государственной власти большевиками. Неоспорим тот факт, что в 1917 году у всех значительных групп населения Российской империи, в силу описанных обстоятельств, был запрос на радикальные социально-политические изменения, который сочетался с наивной верой в возможность быстрого наступления социального рая на земле.

В контексте нашего небольшого исследования отметим, что все же больше оснований сравнивать ситуацию 1917 года с обстоятельствами, сложившимися непосредственно после Евромайдана, когда новая власть имела сомнительную легитимность, государственный аппарат времен Януковича саботировал исполнение ее решений и параллельно с государственными институтами существовала Рада Майдана, которая пыталась влиять не только на принятие властью важных политических решений, но и на конкретные кадровые назначения в государственные органы. Можно предположить, что именно этот орган мог исполнить функцию Петроградского совета, только в новых исторических реалиях. Что касается веры в возможность быстрого улучшения условий жизни населения, то она более характерна для событий Оранжевой революции 2004 года.

Выводы

В целом украинская ситуация кардинально отличается от кризиса 1917 года в Российской империи. Украинское послереволюционное общество в основной массе не было готово к еще одной революции. Показательна уверенная победа Петра Порошенко на выборах президента Украины, которая во многом была достигнута путем создания имиджа умеренного и предсказуемого политика. Произошедшее с того времени существенное падение доверия к государственным институтам и политикам, находящимся у власти, не повлекло значительного роста рейтингов радикальных политических проектов. Наибольший рост симпатий населения, по данным соцопросов, наблюдается у «полуоппозиционной» партии «Батькивщина», которая является вполне традиционным парламентским проектом, а совсем не у «Правого сектора».

Но, может быть, все «хорошее» еще впереди? И «Правый сектор» – та партия, которая все же способна и готова взять на себя всю власть и полноту ответственности за страну? О том, «есть ли такая партия», читайте во второй части статьи.

Лучший новостной телеграм-канал в Украине. Подписывайся!

Присоединяйтесь:
Последние новости: