Война и церковь: «миротворцы» из Московского патриархата

Война и церковь: «миротворцы» из Московского патриархата

В связке с Кремлем

Русская православная церковь поддерживает политику президента РФ Владимира Путина, в том числе его авантюру в Крыму и на востоке Украины. Более того, гибель тысяч людей преподносится как необходимая жертва в борьбе с бездуховным Западом, под чье тлетворное влияние якобы и попала Украина. Причем отдельные представители РПЦ договорились уже до того, что война, вспыхнувшая на Донбассе, является священной и положительно влияет на духовное оздоровление российского и украинского общества. Так считает председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин. «Мир сейчас долгим, слава Богу, не будет. Общество, в котором слишком много сытой и спокойной, беспроблемной, комфортной жизни — это общество, оставленное Богом, это общество долго не живет», – заявлял в июне главный идеолог Русской православной церкви. По мнению Чаплина, страдания, которые принесла война, идут лишь на пользу стране.

Нынешние проблемы Украины в РПЦ списывают на все что угодно, но не на имперскую политику Кремля по отношению к соседу. Виновен и сам бездуховный украинский народ, и националисты, и церковный раскол, спровоцированный Западом. А на днях патриарх Кирилл назвал причиной бед Брестскую унию, якобы с тех пор 400 лет уже делят народ в Украине. «И это страшнее любой внешней агрессии, так как эта агрессия идет изнутри. К ней присоединились несчастные, омраченные национализмом люди, которые заблудились и создали раскол», – заявил на днях глава РПЦ. Ранее патриарх Кирилл говорил о гонениях православных в нашей стране. Мол, существующая ныне политическая доктрина Киева считает само упоминание «русского мира» преступлением.

Эта позиция чудесным образом совпадает с точкой зрения Кремля. Глава МИД России Сергей Лавров в марте этого года говорил о гонениях христиан в Украине. «В Украине была развязана братоубийственная война, национал-радикалы взяли курс на нагнетание межрелигиозной розни», – заявлял высокопоставленный чиновник. По его словам, православные храмы и монастыри в Украине уничтожаются, а священники и верующие «подвергаются запугиваниям и издевательствам».

Позиция УПЦ МП

Украинская православная церковь Московского патриархата оказалась в довольно щекотливом положении. Ведь ее российское руководство защищает агрессию Кремля. Прямо поддержать РПЦ – значит занять антиукраинскую позицию, что повлечет не только потерю паствы, но и раскол внутри самой церкви. Однако пойти против генеральной линии руководитель УПЦ МП Онуфрий не может. Приходится прикрываться миротворческой риторикой в стиле «Оппозиционного блока»: в конфликте виновны обе стороны, главное – остановить войну любой ценой. Поэтому борьбу с оккупантом постоянный член Синода РПЦ называет «братским кровопролитием», сепаратистов – «православными ополченцами», защищающими страну от бездуховного Запада. И нет ничего хуже, чем интеграция Украины в Евросоюз, если верить митрополиту Онуфрию. «Европа показывает нам уже конкретный пример жизни без Христа. Законы, которые сегодня предлагает нам новый европейский мир, для нас неприемлемы. Мы не можем содействовать и присоединяться к этому миру. Мы должны держать единство с теми людьми, которые хранят божественный закон», – заявлял в одном из интервью руководитель УПЦ МП. Читай: будущее Украины только в союзе с Россией, а евроинтеграция – тупик, дорога в никуда.

Слова помогают нагнать туману и смягчить острые углы, благо рассуждать священники умеют. А вот действия говорят сами за себя: образ церкви-миротворца трещит по швам. Лучший пример: поведение верхушки УПЦ МП во время торжественного заседания Верховной Рады 8 мая этого года. Когда президент Петр Порошенко зачитывал имена героев Украины, в том числе погибших на востоке Украины, весь зал встал – кроме митрополита Онуфрия и его ближайших соратников. Позже пресс-служба УПЦ МП трактовала такие действия как протест против АТО. Митрополит Онуфрий сидел, чтобы «подчеркнуть – нужно немедленно прекратить войну!».

В глубинке представители УПЦ МП действуют еще грубее. Есть немало случаев, когда священники благословляли террористов на борьбу с украинскими военнослужащими, освящали оружие и знамена. Например, бывший лидер сепаратистов Игорь Гиркин был благословлен священнослужителем Московского патриархата в Донецке. Соответствующее фото мигом разлетелось по соцсетям. Большой резонанс вызывали в обществе и отказы представителей этой церкви отпевать погибших украинских патриотов. В частности, такой случай был в селе Бовсуны на Житомирщине. Церковная община буквально вынудила батюшку провести панихиду. Похожий инцидент произошел и в селе Солонев в Ровенской области, что привело к любопытным последствиям, о чем – ниже.

Парад переходов

Украинская православная церковь Киевского патриархата, в отличие от УПЦ МП, заняла четко проукраинскую позицию. Что и неудивительно, патриарх Филарет и ранее демонстрировал свое неприятие политики Путина по отношению к Украине, воспринимал концепцию «русского мира» как угрозу независимости страны. УПЦ КП не просто осуждает агрессию со стороны Кремля, но и помогает украинской армии. Священники собирают для бойцов деньги, одежду, продукты питания, лекарства, покупают тепловизоры и транспорт. И пока одна церковь несет огромные репутационные потери, вторая получает от сложивший ситуации массу бонусов. Среди главнейших – переход приходов УПЦ МП под юрисдикцию УПЦ КП.

В прошлом году, по словам патриарха Филарета, около 30 приходов перешли в Киевский патриархат. Среди них и Свято-Параскевский из упоминаемого ранее села Солонев, где священник отказывался молиться за солдат Украины. «Мы не отбираем верующих и никого не заставляем переходить в Киевский патриархат», – заверяет руководитель УПЦ КП. По его словам, верующие уходят из Московского патриархата, потому что там священники агитируют за Путина и Россию, призывают молиться за них.

Вопрос о принадлежности церкви решают местные общины. Собираются подписи «за» переход под юрисдикцию другой церкви, после чего уже идет обращение в Киевский патриархат. Причем это довольно непросто, ведь в УПЦ МП не согласны с таким подходом и всячески мешают процессу. Например, жители села Бутин (Тернопольская обл.) трижды собирали подписи, последний раз даже с паспортными данными. И даже после этого людей не пускали в тамошнюю церковь святого Архистратига Михаила, для решения конфликта подключали милицию и «Правый сектор». В итоге приход все же перешел под юрисдикцию УПЦ КП. Между прочим, поводом для смены «прописки» послужил отказ священника отпевать погибших на востоке Украины и читать проповеди на украинском языке.

В УПЦ МП уверены, что это Киевский патриархат виновен в сложившейся ситуации. По мнению протоиерея Георгия Коваленко, там используют «сепаратистские технологии при организации переходов общин» с сомнительными референдумами и «вежливыми людьми». Решение же о переходе принимает не паства, а вся община, что неправильно. «Агитация ведется не церковная, а политическая. Результат для общества, находящегося в состоянии войны и политизированности восприятия, очевиден», – считает представитель УПЦ МП. Несмотря на громкие слова о «попытках разжигания межконфессиональной розни и межконфессионального рейдерства», в Московском патриархате не считают такое положение дел удручающим. Всего УПЦ МП насчитывает около 13 тыс. приходов, цифра 30 на этом фоне теряется. Да и приход – это не только церковь, но и священник и верующие люди. «Они никуда не переходят, а, следовательно, и приход остается в церкви», – успокаивает представитель УПЦ МП.

Что дальше?

И все же тенденция явно не в пользу церкви Московского патриархата. В октябре 2014 года протоиерей Коваленко призывал не паниковать, ведь лишь шесть приходов ушли к УПЦ КП. Однако к концу года их число выросло в несколько раз. Кроме того, увеличивается напряжение и внутри самой УПЦ МП. В лоне церкви немало патриотов, и позиция патриарха Кирилла вызывает как минимум неприятие. Приходится разрываться между духовным и национальным самосознанием.

Чего только стоит письмо архиепископа Сумского и Ахтырского Евлогия к президенту РФ Путину с просьбой прекратить военную эскалацию и кровопролитие среди мирных людей. Как писал архиепископ УПЦ МП, жители Сумщины, наблюдая за военными приготовлениями на границе, «перестают видеть в наших исторических соседях миротворцев и братолюбцев». Очевидно, он такой не один, многие из священников не понимают, почему их родная церковь выгораживает агрессивную Россию.

Пассивная выжидательная позиция руководства УПЦ МП серьезно бьет по ее популярности. Это тот случай, когда нейтралитет, пацифизм сродни поддержке врага. В начале этого года фонд «Демократические инициативы» обнародовал результаты опроса о религиозных предпочтениях украинцев. И 44,2% опрошенных отнесли себя к УПЦ КП, только 20,8% – к УПЦ МП. Эти цифры как-то не коррелируются с числом приходов обеих церквей. У Киевского патриархата их в 2,5 раза меньше, чем у Московского. И еще примечательная деталь: каждый пятый опрошенный характеризует УПЦ МП как «церковь агрессора».

Московский патриархат в Украине сейчас переживает не лучшие времена. Попытки же Кремля разыграть «религиозную карту» лишь усугубляют ситуацию. У националистов появляется лишний повод обвинять УПЦ МП в коллаборационизме. Чем, кстати, и занимается пресловутый «Правый сектор». Что делать? Ниша церкви-патриота уже занята, да и сулит проблемами с РПЦ. Открыто ставать на сторону России небезопасно: это грозит расколом в самой церкви и проблемами с властями. Защитят верующие? Действительно, во время Майдана попытки наказать греко-католическую церковь за поддержку протестующих натолкнулись на отпор со стороны общества. Станут ли люди защищать от власти церковь, поддержавшую оккупантов? Вряд ли. Вот и приходится УПЦ МП держать шпагат, разрываясь между Киевом и Москвой. Такая позиция серьезно бьет по авторитету, но ничего лучшего в этой ситуации не придумаешь.

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов