Бег по кругу, или Вечно «перспективная» Бразилия

Бег по кругу, или Вечно «перспективная» Бразилия

Темное прошлое

У бразильского писателя Жоржи Амаду, творчество которого было популярно в 1970-х, есть роман «Военный китель, академический мундир, ночная рубашка». Это сценки из жизни времен диктатора Жетулиу Варгаса, тридцатых и сороковых годов XX века. Все типично: конфликт власти и интеллигенции, полковник госбезопасности рвется в академики. Нетипичен итог, когда несколько честных людей, объединившись, побеждают в как будто безнадежной борьбе. Это призыв Амаду к современникам — в семидесятые Бразилией правили военные, демократии не было.

Тогда ответ был прост: левая идея переживала вторую молодость. Журнал «Иностранная литература» публиковал левых поэтов из Латинской Америки. В их стихах была искренняя, хотя в чем-то простецкая вера в революцию, уже чуждая советскому читателю того времени, медленно варившемуся в последствиях 1917 года. Молодость Дилмы Русеф, нынешнего президента Бразилии, тоже началась с революции. Это увлечение в начале семидесятых закончилось для нее тюрьмой.

Левый марш

Победа на выборах президента в 2002 году Луиса Инасиу Лула да Силва, кандидата партии трудящихся, не была случайностью: в течение десятилетий левые критиковали власть, обещали лучшее будущее. Вот только отличались ли они от правых?

Проект левых включает участие государства в экономике, борьбу с «империализмом» США. В сущности, то же содержит проект правых. В тридцатых диктатор Жетулиу Варгас строил «корпоративное» государство, как у Муссолини. То есть государство, в котором власть и капитал образуют единую «корпорацию», а первый в своем деле капиталист занимает министерский пост. Кстати, печально известный Petrobras был основан Варгасом в 1953 году как госкомпания.

Левые в теории против государства, за самоуправление граждан. Как говорил Энгельс, «государство должно занять место в музее, рядом с прялкой и бронзовым топором». Но практика вносит коррективы, ведь левым, как и правым, нужны механизмы контроля над обществом.

Золотой теленок

В 2008 году нефтяной гигант Petrobras занял 6-е место в мире по капитализации. Государству принадлежит 51% акций компании. Поскольку бразильцы думали, что государство – это они, то гордились Petrobras как «национальным достоянием».

Но оказалось, что государство – это чиновники. С 2004 года Petrobras проводил псевдоконкурсы на размещение заказов среди частных компаний, точнее – среди компаний «клуба», т. е. тех, кто был допущен на рынок. Цены контрактов завышались.

Госконтроль сыграл с Petrobras злую шутку: менеджеры-чиновники думали о должностях, должности зависели от политиков, поэтому главным регулятором деятельности была не прибыль (как на рынке), а личные отношения. От 1% до 5% стоимости контрактов шло партийцам. Общую сумму взяток оценивают от $2 млрд до $3 млрд. Все это гарантировало (если бы не скандал) статус-кво: в 2014 году партия трудящихся получила на победу в предвыборной гонке $200 млн как инвестицию менеджеров в свои места.

Petrobras не был исключением. То же имело место в Eletrobras, электроэнергетической госкомпании, которая по принципу «откатов» размещала заказы на строительство атомных станций. То же происходило в банковской системе, когда Национальный банк развития Бразилии давал кредиты по ставкам ниже рыночных.

Так левые построили свое «корпоративное» государство. Такое же, как было и до этого.

популизм

Проклятие нефтью

«Корпоративное» государство не было эффективным. Но мировая конъюнктура благоприятствовала: Китай рос, а вместе с ним росли цены на сырье. Нефть, железная руда были источником прибыли, достаточной и для проектов, и для «откатов». Другое дело, что победа в конкурсе «откатов» не гарантировала профессионализма победителя. Так, вопреки прогнозам, Petrobras не смог освоить шельфовые месторождения.

Китай инвестировал в Бразилию. Даже сейчас он готов дать Petrobras кредит в $10 млрд, а также обсуждать вложения в инфраструктуру. Китай, как известно, готов играть не по правилам, коррупция его не пугает: недаром он крупнейший инвестор в проблемные страны – в том числе в Африке.

Вот только на пользу ли это бразильцам? Китайские деньги позволят правительству дальше играть в геополитические игры, ориентироваться не на граждан, а на мечты о величии. Кстати, Бразилия, как говорит экс-президент Лулу да Силва, великая страна, поэтому ей любые трудности нипочем.

Гроздья гнева

В марте на улицы Бразилии вышли миллион человек, в августе — от 400 до 600 тысяч. Требование одно: «Дилма, уходи!» Но не тут-то было.

Партия трудящихся снимает с себя вину. Напротив, у партии есть заслуги — сильная демократия, способная раскрыть дело Petrobras. Но ей нельзя мешать. Поэтому вина скорее на демонстрантах: экс-президент Лулу да Силва уже обвинил их в «попытке госпереворота против демократии и президента».

Дилма Русеф не обвиняет, а идет навстречу, конечно, не в главном – сокращает госчиновников, уменьшает число министерств с 39 до 29, обещает честное расследование.

Сработает ли это? Может сработать. Люди дезориентированы, у них нет программы: раньше надеялись на левых, теперь на кого? В толпе кто-то вспоминает военных: «Пусть спасут страну!». Но многие помнят, как протестовали против них. Пожалуй, ни военные, ни левые не построят государство для граждан. Поэтому гражданам нужно объединяться – прямо по совету Жоржи Амаду.

Вот только готовы ли граждане к ответственности? Бразильцы в 1950 году на свободных выборах избрали своего старого диктатора Жетулиу Варгаса. Теперь левые предлагают удобное объяснение всех бед: правительство спасает страну, а банки и корпорации несут ответственность за мировой кризис. Именно «мировой капитал» (а не себя) клеймит официальный сайт партии трудящихся.

материалы рубрики
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов