Разбить кривое зеркало

Разбить кривое зеркало

Россия начинает контрнаступление на международной арене. Это становится все более заметным, и реагировать на активизацию Кремля нужно уже сегодня — согласовано с партнерами и креативно, чтобы использование Путиным тактики кривого зеркала не оставило Украину и демократический мир у разбитого корыта. 

Режим Путина не находится в международной изоляции. Об этом свидетельствуют не только майские визиты в Россию Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона, которые российский президент использовал для манипуляций в свою пользу, но и его полет в Австрию, где проходили не только переговоры с тамошним руководством, но и зондирование почвы на предмет организации встречи с Дональдом Трампом именно в альпийской республике. Практически одновременно с визитом Путина в Вену в медиа появилась информация о подготовке командой Трампа оснований для переговоров с российским лидером и заявление американского президента о целесообразности возвращения России в «Большую восьмерку». Давайте не забывать, что в августе 2017 года Конгресс США принял санкционный закон, который существенно ограничивает возможности Дональда Трампа искать общий язык с Владимиром Путиным.

Впрочем, у хозяина Кремля достаточно партнеров для переговоров. Замечу, что во время саммита G-7, который отмечают из-за скандального характера, Путин проводил переговоры с Си Цзиньпином, лидером Китая, а из Пекина отправился на саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Россия довольно энергично демонстрирует на мировой арене свои политические мышцы, которые вместе с ядерным арсеналом и статусом постоянного члена Совета безопасности ООН должны уменьшить волю к сопротивлению представителей цивилизованного мира.

Отдельного внимания заслуживают высказывания Путина о ситуации в Украине, которые прозвучали и во время его интервью австрийскому телеканалу ORF, и во время «прямой линии» 7 июня — любимого инструмента массовых манипуляций в исполнении российского президента.

Он отвергает любую возможность возвращения Крыма Украине, советует Киеву провести референдум, подобный чеченскому, на Донбассе (причем Кремль не отказывается от помощи самопровозглашенным республикам на востоке Украины) и угрожает «тяжелыми последствиями для украинской государственности» в случае попытки украинских военных силой освободить оккупированные территории.

Если воинственная риторика Путина давно перестала удивлять, то постоянные упоминания о недавно задержанном в Киеве руководителе «РИА Новости-Украина» Кирилле Вышинском заслуживают внимания. Мы имеем дело с использованием технологии кривого зеркала, когда российские власти привлекают внимание к формальному владельцу журналистского удостоверения, который на самом деле был куратором центра влияния на информационную среду. Суммы денег, конфискованные у Вышинского, позволяют говорить, что он мог серьезно влиять на информационный ландшафт Украины, более того — он далеко не одинок в этих усилиях.

Почему Россия поднимает дело Вышинского на щит всеобщего внимания? Вряд ли по той причине, что в Кремле сильно переживают за судьбу своего уличенного агента влияния. Однако обвинение «киевской хунты» в «преследовании журналистов», которое должно получить рефлекторную реакцию мировых лидеров (вспомните о Меркель), международных журналистских и правозащитных организаций, должно достичь главной цели: отвлечь внимание мирового сообщества от голодовки Олега Сенцова и других политических заключенных, которая проходит на территории России.

Кстати, интересная особенность: пока Украина, Европейский Союз, Соединенные Штаты ищут пути противодействия российской гибридной агрессии, она осуществляется весьма эффективно и разными путями. Можно говорить о частно-государственном партнерстве в деле расшатывания ситуации в Украине, ведь «православный олигарх» Константин Малофеев и его окружение не связаны никакими ограничениями, поэтому могут позволить себе не обращать внимание  на «условности». Такое сотрудничество у Кремля получается эффективно, а если вспомнить успехи России в использовании демократических правил и процедур против стран, где они являются составной политической культуры, становится понятно, что поиск эффективного противодействия является актуальной задачей.

Отмечу, что объемы финансирования, которое выделяет Россия на распространение дезинформации и создание фейков, стимулируют креативное мышление, поскольку в Украине и на Западе такие средства выделяться не будут, и «гонки пропагандистских технологий» ожидать не стоит. Однако создание негосударственных структур, способных действовать без бюрократических преград, распространение медиаграмотности и расширение сферы знаний о собственной стране и своих соседях сейчас выглядят наиболее эффективными попытками разбить кривое зеркало российской пропаганды.

Евгений Магда, Институт мировой политики, специально для «Политеки»

материалы рубрики
Продать кандидата потенциальному избирателю: что такое нейромаркетинг Аналитика
Продать кандидата потенциальному избирателю: что такое нейромаркетинг
Раскрылись подробности деятельности Сороса в Украине Аналитика
Раскрылись подробности деятельности Сороса в Украине
Телетайп: президентский прецедент или как Украину судят вместо Януковича Аналитика
Телетайп: президентский прецедент или как Украину судят вместо Януковича