Рост ВВП – только цифра: Украина стала сырьевым придатком развитых стран

Рост ВВП – только цифра: Украина стала сырьевым придатком развитых стран

В первом квартале текущего года валовый продукт Украины вырос на 3,1%. Казалось бы, вот тема для радостной правительственной «оды к росту».

Но проблема заключается в том, что рациональная экономика, измеряемая методами технического анализа, осталась в линейном прошлом веке. Ныне тон задают поведенческие модели, которые характеризуются целым набором относительных величин. Состояние экономики сейчас анализируют, применяя арсенал качественных и количественных методов оценивания. Это же касается и подсознательных моделей принятия потребительских и инвестиционных решений.

Простыми словами, если статистика говорит вам, что национальная экономика растет, а вы при этом всеми фибрами души чувствуете, что нет, значит, что-то не так в консерватории.

Ведь если приезжаешь в Польшу или Китай, то сразу понимаешь, что эти страны растут. А вот относительно нашей страны такие чувства возникают далеко не всегда. Дешевое пиво и женское радушие – это еще не признаки экономического роста, а лишь свидетельство того, что простой разнорабочий из Европы или США может ощутить себя в наших широтах чуть ли не новым хозяином в серале турецкого султана.

По данным нашей службы статистики, ВВП Украины в первом квартале 2018-го года вырос на 3,1%. Напомним, по итогам всего прошлого года валовой продукт подрос на 2,5%. Вроде бы ускоряемся — главное, чтобы впереди не возникла очередная стена в виде нового витка мирового кризиса. Но по умолчанию, воспримем сей отрадный факт роста как признак того, что экономика вышла из рецессии и движется в устойчивую фазу развития.

Как показывают события последних лет, рост в Украине бывает разный. Можно расти на расконсервировании промышленных мощностей советского прошлого, которые в частных руках и на волне чрезвычайно благоприятной мировой сырьевой конъюнктуры дали нам короткий период роста ВВП в размере более 10% (с начала нулевых и до 2004-го года). Можно расти на иностранных инвестициях в базовые активы и банковский сектор, как это и происходило в 2004-2007 годах. А можно расти на внутренних инфраструктурных инвестициях к Евро-2012, как это произошло после 2010-го.

В любом из этих вариантов роста, был свой специфический фундаментальный фактор.

В первом случае – приватизация и рост спроса на товары традиционного украинского экспорта. Во втором – прямые и портфельные иностранные инвестиции. В третьем – государственный заказ и государственные инвестиции. Эти факторы могут нравиться или нет, но все они имеют фундаментальное свойство и могут применяться, успешно или нет, на различных стадиях развития мировой экономики.

Каков же нынешний фактор роста и насколько его воздействие носит системный характер?

Как показывают данные госстата, динамика украинского экспорта в январе-марте текущего года замедлилась с 24% роста до 10%, а импорта с 32% до 14% соответственно. Объемы строительных работ, которые в первом квартале прошлого года росли на 26-40%, ушли в минус: -1% и -0,3%. Индекс сельхозпродукции балансирует на нулевой отметке: +0,2% (январь – май). Промышленное производство пока в зеленой зоне: +2,6%. В то же время, настораживает сокращение грузовых перевозок: падение на 10% и 4% в январе и марте. По-прежнему высоки показатели розничной торговли: +6% и капитальных инвестиций: +37,4%.

Таким образом, данные весьма противоречивы, ведь с одной стороны есть промышленных рост, а с другой – стагнация в аграрном секторе, в основном за счет существенного снижения товарного производства в секторе частных фермерских и индивидуальных хозяйств (агрохолдинги при этом показывают рост).

Грузовые перевозки являются одним из важных опосредованных индикаторов реального экономического роста, ведь это и транзит, и перевалка сырьевых грузов.

Падение объемов здесь может сигнализировать о назревании кризисной ситуации в реальном секторе. Драйверами роста как всегда выступили торговля (за счет переводов трудовых мигрантов и роста реальных доходов населения) и капитальные инвестиции (в основном в секторе простых сырьевых сельскохозяйственных циклов и аграрной логистики).

То есть экономика работает на абсорбцию денег трудовых мигрантов и на бесперебойный вывоз сырья на мировые рынки.

Все, что обеспечивает эти процессы – получает подпитку в виде инвестиций, все, что нет – сидит на голодном пайке. Назвать эти факторы фундаментальными, к сожалению, нельзя. А вот назвать их признаком перехода модели экономики в форму «четвертого мира» — вполне.

В НБУ тоже оценили качество и структуру роста ВВП. По оценкам регулятора, накопление инвестиций в секторе строительства резко замедлилось, зато оно ускорилось в промышленности, торговле и энергетике. Потребительский и инвестиционный спрос продолжали вытягивать наш экономический рост, причем даже в условиях институционального застоя в виде нереформированного государственного сектора, низкого уровня защиты прав инвесторов/кредиторов и критично низких показателей эффективности работы судебной системы. В начале нынешнего года темпы роста конечных потребительских расходов населения несколько замедлились по причине более низкой динамики увеличения реальной заработной платы.

Объемы экспорта товаров в первом квартале 2018-го упали на 10% по сравнению с четвертым кварталом прошлого года. Основная причина – падение физических объемов поставок на внешние рынки зерновых и масличных. Тут можно добавить, что во втором квартале было отмечено и устойчивое снижение на 20% мировых цен на железорудное сырье.

Кроме того, в нынешнем году у нашего ВВП появился еще один источник роста, тоже явно не фундаментального свойства.  Речь идет о том, что в прошлом году в секторе добывающей промышленности был зафиксирован глубокий спад вследствие блокады неподконтрольных территорий. Это же касается и поставок электроэнергии. В этом году, на низкой базе сравнения, эти сектора показывают неплохой рост: 2,4-2,7%. Кроме того, огромные суммы докапитализации, вливаемые в государственные банки, реанимировали «мертвого», то есть банковский сектор. Здесь зафиксирован рост на 9,7%, хотя в нынешнем виде банковская система больше напоминает оживленного Франкенштейна, чем полноценный организм. А Франкенштейн как известно любит в финале делать больно своему хозяину…

Несмотря на это, во втором квартале НБУ ожидает ускорение роста ВВП до 3,4%, хотя нас с учетом новых тенденций больше волнуют прогнозы на 3-4 кварталы.

К сожалению, нынешний рост нашей экономики больше напоминает болезнь роста — акромегалию. Расти ведь тоже можно по-разному. При этом заболевании, вызванном нарушениями функций гипофиза, наблюдается увеличение кистей, стоп и лицевой части лица. В организме усиленно вырабатывается соматотропный гормон. Побочные эффекты – утомляемость, ослабление умственных способностей и половое бессилие. Как бы нам этого не хотелось, но в последние годы в отечественном реальном секторе развивается «экономическая акромегалия».

Избыточные трансферты трудовых мигрантов надувают микропузыри на рынке недвижимости и в секторе торговли. Сырьевая заточенность экономики стягивает в сектор производства сырья и логистики большую часть инвестиций. Система государственных дотаций в пользу избранных лендлордов постепенно уничтожает индивидуальные и фермерские хозяйства. В результате и промышленность, и сельскохозяйственное производство находятся в ослабленном, анемичном состоянии.

Ну а в системе государственного менеджмента буйным цветом расцвела управленческая деменция. Как показывает практика, даже на таком «фундаментальном» факторе можно расти определенное время, пока амортизация былого промышленного и человеческого капитала не приблизится к нулевой отметке.

Алексей Кущ, экономист, финансовый аналитик, специально для «Политеки», 25 июня 2018 года

материалы рубрики
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть Аналитика
Телетайп: рейтинг власти падает, срочно пора политически взрослеть
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов Аналитика
Телетайп: наесться политики до заворота мозгов