Путин вытесняет Трампа

Путин вытесняет Трампа

Хотя во второй половине лета в западном мире обычно сезон отпусков, Россия заметно активизировалась на международной арене. Похоже, Путин хочет развить миф о договоренностях между ним и Дональдом Трампом, которые якобы имели место в Хельсинки. Российский президент пытается дирижировать «европейским оркестром», стоя на плечах у американского коллеги.

Внешнеполитическая конъюнктура играет на руку России. Прошел чемпионат мира по футболу, который не слишком энергично бойкотировали европейские политики, разве что британские, а Ангела Меркель не полетела в Москву исключительно из-за неудачной игры немецкой сборной. Кстати, сообщений о публичных упоминаниях европейскими VIP-ами о голодовке Олега Сенцова так и не прозвучало. Разумеется, в мировых столицах ситуацию воспринимают не только через пафосные заявления президента ФИФА Джанни Инфантино, однако Россия получила от ЧМ-2018 ряд имиджевых бонусов, которые будут пытаться использовать в ближайшее время.

Ситуация вполне благоприятная, ведь саммит НАТО в Брюсселе вызвал немало вопросов к поведению Дональда Трампа и евроатлантическому единству как таковому, а встреча Путина и Трампа в Хельсинки заставила американского президента оправдываться после возвращения на родину.

Президент США невольно стал заложником своего стремления быть любой ценой в центре внимания. Россия же быстро запустила информацию о собственной инициативе относительно референдума на оккупированном Донбассе, которая была высказана Путиным Трампу за закрытой дверью. В Кремле пытаются перейти в контратаку. По меньшей мере в информационном пространстве Запада, где к Трампу часто относятся с презрением, поддерживая антиамериканизм, свойственный части политической элиты Старого Света.

Российский президент умело использует заточенность системы власти под исполнение его указаний, которая заметно контрастирует с положением дел как в Соединенных Штатах, так и в Европейском Союзе. Кстати, о конфликте Трампа с государственным аппаратом на различных уровнях и различной степени публичности все чаще пишут американские медиа. Вашингтон теряет не только в качестве авторитетного игрока мировой политики, несмотря на сохранение военного и экономического потенциала, но и перестает восприниматься как союзник ЕС. Сомнения в евроатлантическом единстве играют исключительно на руку Кремлю, и тот будет стараться расширить реальные или мнимые трещины.

Блиц-вояж министра иностранных дел России Сергея Лаврова и начальника Генерального штаба ВС РФ Валерия Герасимова в Израиль, Германию и Францию в начале недели нужно рассматривать именно в этом контексте. В России почувствовали момент, когда американский президент для части европейской элиты стал менее желанным партнером для переговоров, чем российский. В Кремле рассчитывают воспользоваться случаем, чтобы решить в свою пользу ситуацию в горячих точках мира.

Интересно, что Герасимов с 2014 года находится под санкциями ЕС, однако его пустили в две европейские столицы для участия в переговорах, которые не анонсировались.

Однако не стоит забывать о весомых отличиях. В Сирии российское военное присутствие является официальным, по приглашению президента Асада, поэтому участие Герасимова в переговорах является логичным. Тем более, что правительственные войска с помощью России добились заметных успехов. Но военное присутствие на Донбассе РФ постоянно отрицает, и поэтому Герасимов вряд ли мог официально обсуждать что-то большее, чем безопасный общий климат на континенте. Иначе его европейские визави будут дискредитированы за двойные стандарты относительно урегулирования крупнейшего конфликта в Европе за последние 20 лет.

Лавров и Герасимов, с высокой долей вероятности, привезли в три столицы специальные предложения Владимира Путина, которые должны вызвать интерес его визави. Очень сдержанная реакция европейских СМИ на этот неожиданный вояж свидетельствует, как по мне, о неоднозначности предложений и ограниченном круге лиц, которые имели возможность с ними ознакомиться. Не исключено, что Европе в очередной раз придется выбирать между выгодой и ценностью, между позором и противостоянием.

Выбирать в условиях существования правила соблюдения консенсуса для принятия стратегических решений, и это может вызвать зависание политического механизма ЕС.

Соединенные Штаты ответили ассиметрично. Крымская декларация, которая подчеркнуто перекликается с декларацией Веллеса 1940 года, подчеркивает, что Вашингтон не признает аннексию Крыма. Документ оперативно поддержали ряд американских союзников в Европе, и это, как представляется, лишь первый шаг. Следующим может стать введение санкций против европейских компаний, которые примут участие в реализации NordStream-2.

Однако главным для украинцев вопросом остается, что делать Украине в этой ситуации? Видимо, важно не полагаться на декларации и меморандумы и максимально настойчиво требовать не решать украинский вопрос без участия Украины. Плюс менять государство и усиливать его обороноспособность и субъектность. Других реалистичных вариантов нет.

Евгений Магда, Институт мировой политики, специально для «Политеки», 26 июля 2018 года

материалы рубрики
Внутри своего мыльного пузыря: о чем забыли 25%, выбирая Порошенко Аналитика
Внутри своего мыльного пузыря: о чем забыли 25%, выбирая Порошенко
Телетайп: настоящая фантасмагория начнется после выборов Аналитика
Телетайп: настоящая фантасмагория начнется после выборов
Телетайп: «эпоха жадности» кончается, но наступит ли «эпоха ответственности»? Аналитика
Телетайп: «эпоха жадности» кончается, но наступит ли «эпоха ответственности»?