Момент истины для Лукашенко и интересы Украины

Момент истины для Лукашенко и интересы Украины

Беларуско-российские отношения переживают непростой период, и поведение Кремля создает большое дополнительное напряжение вокруг них. Украине, которая имеет 2000 километров границы с Россией и 1000 — с Беларусью, необходимо формировать варианты ответа с учетом различных сценариев развития ситуации.

Александр Лукашенко и Владимир Путин встречались несколько раз в течение последних шести месяцев и вполне вероятно попытаются решить хотя бы символически существующие в двусторонних отношениях проблемы накануне 2019 года. Это уже не первая попытка России сузить суверенитет своего союзника, и в части установления контроля над беларуской ГТС она была удачной.

В 2011 году «Газпром» купил «Белтрансгаз» и обеспечил себе полный контроль над прокачкой голубого золота территорией Беларуси.

Еще несколько пикантных нюансов: летом послом России в РБ стал Михаил Бабич, который в 2015 году рассматривался кандидатом на работу в Киеве, однако не получил агреман. Этот дипломат в штатском активно налаживает контакты в Беларуси, где ему способствует «Россотрудничество» — благодаря этой организации немало беларуских чиновников и лидеров общественного мнения посещают РФ, где с ними проводят задушевные беседы.

Куратором экономической интеграции с Беларусью является российский вице-премьер Дмитрий Козак — не просто доверенное лицо Путина, но автор «меморандума Козака», который должен обеспечить реинтеграцию Молдовы по кремлевскому сценарию. На территории Беларуси наиболее популярные медиа — российские, они способны осуществлять ковровую бомбардировку пропагандой, и цензура новостей российских телеканалов ситуацию изменить не может.

Россия применяет против Лукашенко его же оружие, апеллируя к договору о создании Союзного государства, подписанного в 1999 году.

Тогда президент Беларуси рассчитывал легко сменить больного Бориса Ельцина, но сегодня его «союзным партнером» является Путин, для которого возглавить Союзное государство в 2024 году — один из вариантов продолжения пребывания в большой политике с соблюдением формальных норм политического приличия. Судьба Лукашенко — единственного в истории новейшей Беларуси президента — Кремль мало волнует.

Ситуация ухудшается не только доминированием российских медиа в Беларуси, но и идеологической направленностью официального Минска. Действительно, Путин, начиная с 2014 года, все активнее перенимает у беларуского коллеги сомнительные лавры «последнего диктатора Европы», однако это не создает для Беларуси реальных возможностей для эффективной многовекторности. Беларусь продолжает держать равнение на Москву, и попытки быть «контрибутором безопасности Восточной Европы» не всегда воспринимаются всерьез. Среди прочего — из-за неэффективности Минского процесса.

Единичные проявления беларуского национального возрождения погоду не делают, русификация беларуского общества намного больше, чем это происходило в Украине при президентстве Януковича.

К тому же Беларусь с долей государственной собственности в экономике в 2/3 и заметными патерналистскими настроениями общества элементарно не имеет пространства для маневра (не путать с налоговым маневром, который в очередной раз продемонстрировал уязвимость беларуской экономики).

Замечу, что Лукашенко находится в постоянном публичном поиске форм диалога и «мощного сигнала» для Москвы. Он то обещает раздать оружие гражданам (10-12% из них, по данным проведенных еще в 2016 году опросов, готовы защищать Родину и от НАТО, и от России), то проводит встречу с российскими журналистами и блогерами, где обещает защищать суверенитет своей страны , но приглашает Россию использовать в случае необходимости ее военные аэродромы.

Беларусь в категории социального времени находится в 2010-2013 годах, пережитых Украиной, и от эффективности стратегии сопротивления российскому влиянию зависят как минимум темпы поглощения Беларуси Россией. Пусть капитуляция Лукашенко не выглядит единственно возможным сценарием, объективной информации о степени лояльности беларуских армейцев и правоохранителей нет. Известно, что один из сыновей Лукашенко, Виктор, является помощником президента по вопросам национальной безопасности — но, как показывает украинский опыт, присутствие родственников в высших эшелонах власти помогает далеко не всегда.

В Украине распространено мнение о возможном российском военном вторжении через территорию Беларуси. Однако по состоянию на сегодня подразделений армии РФ, способных сделать что-то подобное, нет.

Учения «Запад-2017» в значительной мере носили характер психологического давления не только на Украину, но и на Польшу и страны Балтии. Чтобы осуществить агрессию через беларускую территорию против Украины, России придется сначала устранить от власти Лукашенко, который вряд ли стремится уменьшать пространство для внешнеполитического маневра именно сегодня.

Напомню, что в 2014 году беларуские поставки были удивительно своевременными для нужд ВСУ, а похищение в Гомеле в августе 2017 гражданина Украины Павла Гриба было направлено на разрушение доверия между Киевом и Минском.

Хотя в международных организациях Беларусь движется в кильватере России, Украина заинтересована в сохранении ее суверенитета. Для этого следует активизировать все формы дипломатии — парламентскую, экспертную, культурную, напоминать белорусскому руководству об обоюдной экономической выгоде. Беларусь должна все отчетливее восприниматься в Украине как гибридный союзник, а не стереотипно рассматриваться как сателлит Москвы.

Евгений Магда, Институт мировой политики, специально для «Политеки», 27 декабря 2018 года

Напомним, Путин дожимает Лукашенко: «Россия поглотит Беларусь».

Как писала Politeka, Беларусь ожидает Крымский сценарий: «придется ломать через колено».

Также Politeka писала, что Путин громко опозорился на встрече с Лукашенко: «Похож на Добкина в Раде», видео.

материалы рубрики
Телетайп: настоящая фантасмагория начнется после выборов Аналитика
Телетайп: настоящая фантасмагория начнется после выборов
Телетайп: «эпоха жадности» кончается, но наступит ли «эпоха ответственности»? Аналитика
Телетайп: «эпоха жадности» кончается, но наступит ли «эпоха ответственности»?
Новый внешнеполитический курс Украины Аналитика
Новый внешнеполитический курс Украины