Невидимые жертвы войны на Донбассе

12:00 21 Січня 2016

Война на Донбассе вползла в жизнь украинцев и отравляет ее. Жертвами прямого конфликта с Россией почему-то называют только погибших и раненых гражданских и военных. На самом деле их куда больше. Война на востоке пустила метастазы по всему организму украинского общества, изменив его до неузнаваемости

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Более 9 тыс. человек погибли с начала войны на Донбассе. Такие цифры в начале декабря прошлого года обнародовала мониторинговая миссия ООН по правам человека в нашей стране. Не такая и огромная цифра в масштабах государства, учитывая, что за год в Украине до начала войны на востоке умирали более 660 тыс. человек (2011-2013 гг.). В 2014 г., невзирая на активные боевые действия, число смертей сократилось до 632 тыс. Такие цифры вполне объяснимы: статистику «улучшили» оккупация Крыма и ряда районов Донбасса, меньше населения – меньше умерших. Эти 9 тыс. прямо попадают под определение «жертва войны». Сюда же, вне всяких сомнений, следует записать более 20,7 тыс. раненых (данные ООН). Однако цена войны на Донбассе значительно выше.

Миллион с небольшим переселенцев с Донбасса и из оккупированного Крыма – это тоже жертвы. Их, скорее всего, больше, далеко не все стали на учет. Люди бросили жилье и имущество. Поменяли привычный уклад жизни, отказались от работы, покинули друзей, рассорились с родственниками, поверившими российской пропаганде. Ради спасения пришлось отправиться в неизвестность. На кого-то эта встряска повлияла позитивно: жизнь вынудила крутиться, использовать новые возможности. Начав жизнь с нуля, многие открыли бизнес, сменили род занятий, устроили детей в школы или университеты, о которых раньше и мечтать не могли. Лично знаю парня, который и не помышлял об учебе в Киевском политехе, получал себе образование в скромном крымском вузе, но аннексия открыла ему двери в более рейтинговый институт. Вместе с тем, очевидно, немало и таких переселенцев, которые сломались. Они либо не нашли работу, либо еле-еле сводят концы с концами. Уровень жизни упал, семьи разваливаются. Дети оказались в чуждой им среде, ко многим донецким относятся как к людям второго сорта. Историй о том, как на мирной территории отказывались сдавать жилье беженцам, полно.

Читайте також
Как ненавидят тех, кто противостоит ненависти

Тем, кто остался на оккупированных территориях, не легче. У нас законы хоть как-то работают, а на Донбассе – Дикий Запад. Если у тебя оружие, то ты прав. В Крыму ситуация лучше, но и там царит атмосфера страха. На Донбассе «укропа» бросают в подвал, в АРК – в застенки ФСБ. Стукачество процветает. В зоне особого риска – крымские татары. Обыски для них стали привычным делом. Часто человек просто пропадает и следов не отыщешь. И все же в Крыму хотя бы не стреляют и инфраструктура в порядке. В отдельных районах Донецкой и Луганской областей люди же привыкли жить без зарплат и пенсий, газа и электричества, медицинской помощи и социальных услуг и т. д. Есть умники, которые получают по две пенсии – на мирной и оккупированной территориях, но немало и таких, которые уже позабыли о благах цивилизации. По данным мониторинговой миссии ООН, примерно 2,9 млн человек буквально выживают на неподконтрольных Киеву территориях Донецкой и Луганской областей.

Погибшие, раненые, переселенцы и страдающие в оккупации – это неполный список жертв. Война на Донбассе принесла в наше общество ненависть и нетерпимость. В России агрессивное отношение к инакомыслящим давно уже норма, для Украины – в новинку. «Никогда мы не будем братьями ни по родине, ни по матери…» Это стихотворение покорило патриотически настроенных украинцев. Как можно хорошо относиться к соседу, который нанес тебе удар исподтишка? Однако ненавистью к россиянам дело не ограничилось. Общество раскололось на своих и чужих. Началась охота на ведьм. Причем под раздачу попали даже те, кто, наоборот, приближал победу, волонтерил, сидел в плену, рисковал жизнью на передовой. Оказалось, чтобы тебя ненавидели, достаточно просто слегка отклониться от генеральной линии, предположить, что у государства нет лицензии на правду, попытаться поговорить с врагом, услышать тот же Донбасс. Как только ты откажешься делить мир на черное и белое, своих и чужих, патриотически озабоченная общественность сразу же тебя запишет в предатели и враги. Так случилось с известным волонтером и общественным деятелем Алексеем Мочановым, который отправился во вражеский Донецк. Там он встречался с руководством «ДНР», гулял по городу и общался с простыми смертными. И когда Мочанов написал, мол, украинцы зря думают, что по Донецку бродят одни чеченцы с пулеметами, то был попросту заклеван патриотами. Вскоре волонтера жестоко избили битами неизвестные. В отщепенцы и предатели записали и известного журналиста Андрея Куликова после визита на территории, временно неподконтрольные Украине. Показательна история с его коллегой Настей Станко. Журналист прочитала лекцию «Как преодолеть язык вражды», где довольно критично высказалась об АТО (что это за операция, которая длится столько времени), о позиции ряда СМИ, которые добровольно взяли на себе роль пропагандистов (российские террористические войска – что это? почему Украина ведет переговоры с террористами?) и прочее. По итогу неравнодушные граждане смешали Станко с дурно пахнущей субстанцией. И это при том, что журналист никогда не скрывала своей симпатии к «правосекам», писала слезные посты о смерти Саши Белого и побывала в подвалах «ДНР»/«ЛНР». У наших людей короткая память, «зрада» на марше, сегодня тебя хвалят, а завтра ты подстилка Путина и пособник Моторолы. И история с Сергем Жаданом тоже показательна. Стоило ему пригласить на конференцию члена союза писателей «ЛНР», многие доморощенные патриоты поставили на нем как человеке крест. И даже растерянные друзья хоть и не отказались от Жадана, но писали посты в стиле: он же из восточной Украины, у него к этому региону сантименты, давайте не будем осуждать. Кого-кого, а харьковского писателя нельзя упрекнуть в отсутствии патриотизма. Почитайте его тексты. Во время Майдана Жадана, кстати, серьезно избили те, кто теперь записался в творцы призрачной «Новороссии». Человек пытается говорить с другой стороной (это же лучше, чем стрелять друг в друга), и вот он враг народа №1. И подобных жертв войны на Донбассе у нас масса.

Читайте також
Особенности украинской мобилизации

Страдают все. Бездумная мобилизация вырывает мужчин из семей. Жены остаются с малолетними детьми на руках и вынуждены буквально выживать на подачки государства. Потом возвращается муж, здоровый и целый, но уже другой. Он видел смерть, кровь и кишки. Раньше он вел жизнь офисного планктона, но вдруг оказался в окопах, возможно, даже убивал. Не все могут пережить такой стресс. Семьи разваливаются. Новостей об очередном участнике АТО, совершившем суицид, более чем достаточно. А сколько отложенных браков и нерожденных детей? Не время жениться, война нынче и кризис. Какие дети сейчас, ведь в любой момент можно погибнуть, зачем плодить сирот? Предположим, выживешь, но ведь можно вернуться без рук и ног. Разве проживешь на помощь государства? Страдают люди, умирает бизнес. Государство получило право изымать технику для военных нужд. Есть угроза потерять, скажем, грузовик или кран, а значит, работа либо застопорится, либо займет больше времени. А это сорванные графики, нарушенные контракты, пеня и трафы от партнеров за проволочку… Содержание мобилизованных в этом году повесили на предприятия. Государство больше не компенсирует им среднюю заработную плату. По закону предприятие обязано платить человеку, который числится в штате, но не работает, а воюет. «Работодатели сами должны находить ресурс на выплату этой зарплаты и начисления социальных взносов», – объяснила после принятия бюджета депутат от фракции «Самопомич» Алена Бабак.

Из-за войны на Донбассе на руках у населения теперь много оружия. Едва ли не каждый день ловят кого-то с рюкзаком гранат или сумкой патронов. Чем больше стволов и боеприпасов, тем выше шансы, что ими воспользуются. И это подтвердили события в Мукачево, когда сошлись в битве милиционеры и «правосеки». А последний день августа 2015 г. помните? Одной гранаты под Верховной Радой хватило, чтобы вывести из строя более сотни бойцов. А сколько неразорвавшихся снарядов и растяжек остаются на территории зоны проведения АТО. Прошло более чем полвека, а мины и бомбы времен Второй мировой продолжают взрываться. Война на Донбассе пополнила опасный арсенал. Очевидно, спустя десятилетия будем читать об очередной невинной жертве, наткнувшейся на опасную находку времен АТО.

Война на Донбассе отравляет нашу жизнь даже там, где, кажется, ей вообще нет места. Например, благотворительность. Волонтеры собирают миллионы, чтобы помочь украинской армии. Если бы не тепловизоры, форма, лекарства, продукты, беспилотники от этих людей, не факт, что зона проведения АТО не растянулась бы до Одессы. Волонтеры и спонсоры заслуживают уважения в обществе, но есть еще один момент. Денежный поток пошел на армию, при этом сократилась помощь тем, кто получал средства раньше. Человек в камуфляже стал важнее всех больных детей, которым требуется немедленная операция. Не хорошо так говорить, но некий условный Паша с раком костного мозга не будет моментально прооперирован, потому что где-то на Донбассе грянул мороз и ребятам нужны новые берцы. Это вина не бойцов, не тех, кто платит, просто на первый план вышла война.

Читайте також
Ненавидеть по-украински

Или еще пример. Из-за войны на Донбассе раздулся штат армии. Бойцам нужна тренировка, а значит, и дополнительные полигоны. И вот читаем новость: «Дирекция национального парка «Олешковские пески» заявляет, что Вооруженные силы самовольно захватили ее территорию». Уникальный заповедник может быть уничтожен. Кто не в курсе, Олешковские пески – это самая большая пустыня в Европе. Сюда могли бы ездить тысячи туристов, но теперь там стрельбы с применением военной техники и тяжелого вооружения. Повышается боеспособность армии, что необходимо для выживания государства, но при этом гибнет заповедник. Мог бы некий Гиви из «ЛНР» и «ДНР» предположить, что из-за его действий может косвенно пострадать экосистема Олешковских песков?

Словом, война на Донбассе наделала больше бед, чем кажется на первый взгляд. Это не только свежие могилы и оторванные конечности. Не просто рыдание вдов и дети-сироты. Это полная трансформация реальности. С одной стороны, проявились наилучшие стороны человеческой натуры (героизм, самопожертвование, щедрость), с другой – вылилось столько грязи, о наличии которой даже не предполагали (животная ненависть к инакомыслящим, например). Когда Путин отправил в Крым «зеленых человечков», это изменило все. Украина стала другой. Ее граждане стали другими. Жить стало хуже и труднее, это однозначно. Однако никто не знает, куда выведет кривая. Возможно, все эти жертвы не напрасны и мы будем жить в другой стране. В государстве, где люди осознали ценность жизни и ради другого человека будут готовы пойти на все. А, возможно, получим общество хищников, представители которого ради своего выживания готовы танцевать на трупах. Война чем-то похожа на вирус. Сейчас он убивает Украину. Но если страна выдержит, то станет сильнее. И тогда все эти жертвы и страдания, которые принесла война на Донбассе, будут хоть как-то оправданы.

12:00 21 Січня 2016

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини