Старый враг лучше новых двух, или Зачем России сотрудничать с «Талибаном»

15:23 19 Лютого 2016
МоскваТалибан

Все чаще появляется информация, что Москва налаживает связи с давним врагом – афганским «Талибаном». Хотя правительство Афганистана вроде бы находится в неплохих отношениях с русскими, а Москва поставляет Кабулу оружие. Politeka разбиралась, зачем Кремлю понадобилось помогать «душманам»

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Афганистан долгое время рассматривается как страна, которая могла бы стать местом реального сотрудничества между Западом, Россией и ее союзниками. То есть в отличие от Сирии и Украины мир в этой стране Среднего Востока является общей целью. В недавней статье в Bloomberg как раз приводятся аргументы в пользу того, что ради этого Кремль пытается вывести на новый уровень отношения с не самой дружественной страной – Пакистаном. И одной из причин рассматривается как раз ситуация в соседнем Афганистане.

Отношения Исламабада и Москвы не заладились с началом советской интервенции в Афганистан. Пакистан, как и США, тогда ставил на повстанцев-моджахедов. Теперь Кремль будто бы хочет от Пакистана не только оружейных контрактов, но и содействия в установлении мира в Афганистане. Если верить агентству ТАСС, в этом году российские военные в горной местности проведут первые совместные учения с пакистанскими коллегами.

Автор статьи в Bloomberg Натали Обико Пирсон пишет, что США, Китай и Пакистан (а теперь и Россия) стремятся содействовать подписанию мирного договора между правительством и талибами. «Глобальная угроза терроризма размывает эти старые линии раздела», – отмечает журналист. Весьма сомнительное утверждение, ведь истинные намерения Исламабада до сих пор ставятся под сомнение. Многие аналитики даже во время войны Пакистана с собственными пуштунскими мятежниками уверены, что тамошнее правительство склонно поддерживать статус-кво в соседней стране. На уровне, позволяющем совладать с угрозой, но и не давать особенного простора для маневров правительству Афганистана. К чему рассматривать намерения Пакистана, если хотели говорить о России, спросите вы. Все просто: у Кремля может быть такая же стратегия.

От террористов к национально-освободительному движению

Читайте також
«Талибан, мы остаемся!», или Американский якорь в Афганистане

В конце декабря спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов, возглавляющий департамент МИД, выступил с обескураживающим заявлением. По его словам, интересы Москвы и «Талибана» совпадают в вопросе борьбы с «Исламским государством». «Интересы талибов и без стимулирования объективно совпадают с нашими», — сказал Кабулов в интервью «Интерфаксу». У них есть связи для обмена информацией. По словам чиновника, Россия продолжит поставлять правительству Афганистана оружие на коммерческой основе. То есть связи с главным врагом правительства сотрудничеству с правительством мешать не должны. Пусть даже никаких поставок «Талибану», говорят в Москве, не было и не планируется.

Из таких заявлений следует, что Кремль во главу угла ставит угрозу со стороны «Исламского государства», которое российские СМИ дружно именуют «террористической организацией, запрещенной в России». Другое террористическое движение – «Талибан» – вполне может сойти за партнера. Такая стратегия кардинально не совпадает с той, которую Кремль ведет в Сирии. Там все и вся сирийцы, настроенные против Башада Асада, именуются террористами и подлежат уничтожению. Есть еще одна весомая причина обратить внимание на связи России с талибами: «Талибан» в Афганистане сдает позиции, а многие его члены пополняют ряды как раз боевиков ИГ.

Москва использует в качестве аргумента конфликт верхушек двух группировок. Весной 2015-го лидеры «Талибана» отказались присягнуть на верность халифу ИГ Абу Бакру аль-Багдади. После этого стороны объявили друг другу джихад. Получается, враг моего врага – мой друг. Но врагом вновь выступает не «Исламское государство», а США. Снова процитируем Кабулова: «Талибы сейчас в основной своей массе действуют как национально-освободительное движение. Для них американцы – это оккупанты, которые незаконно оккупировали их родину, несут угрозу их культурным и религиозным традициям».

Мы и тут «Исламского государства» боимся

В декабре «Талибан» отреагировал на заявление Замира Кабулова: «Мы ведем переговоры, но не по поводу борьбы с ИГ. Мы хотим выгнать все иностранные войска из страны, вот об этом мы сейчас говорим», — сказал представитель «Талибана» телеканалу Al Jazeera. С ИГ, мол, они сами разберутся. Поэтому есть подозрение, что Москва надеется прежде всего на то, что американский контингент в Афганистане удастся оставить. Причины довольно прозрачны: чем больше у Вашингтона проблем по всему миру, тем лучше. А контакты с «Талибаном» не означают безоговорочную помощь этой группировке. В конце концов Москва никогда не была надежным покровителем и часто кидала своих союзников. Вспоминаем хотя бы судьбу того же Хафизуллы Амина – просоветского афганского лидера, который в один момент стал неудобным Кремлю и был убит в ходе операции спецназа. Так начался ввод советских войск в Афганистан.

Читайте також
Средняя Азия между русским и тюркским миром

Как пишут во многих СМИ по всему миру, Москва опасается, что исламистская угроза после Афганистана перекинется и на страны Средней Азии. Имеется в виду, конечно, угроза со стороны ИГ – «Талибан» особых экспансионистских устремлений не имеет. Разве что в отношении Пакистана, где также есть этническая группа пуштуны. Хотя ранее талибы изображались Москвой как угроза, а отнюдь не союзник. В мае прошлого года на таджикско-афганской границе впервые состоялись военные учения Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую входят Россия, Таджикистан и другие бывшие советские республики. Тогда «Талибан» также называли среди вооруженных групп, которые угрожают Средней Азии. Сейчас новая стратегия, должно быть, вызывает немалое удивление у властей стран региона. Ведь те, кто граничит с Афганистаном, все же имеют серьезные проблемы из-за талибов. В частности, в прошлом году они похитили таджикских пограничников.

Деятельность связанных с ИГ боевиков была замечена и в пограничных с Таджикистаном районах Афганистана. Для защиты своей территории с этого направления Россия держит в Таджикистане крупную военную базу. Правда, даже в Душанбе признают, что масштабной помощи от России не ожидают – у Кремля есть свой фронт, сирийский.

Основания для сотрудничества

Месяц назад Москва обязалась поставить правительству Афганистана стрелковое оружие. Поставки чего-то более серьезного пока не планируются, хотя Афганистан еще осенью просил пулеметы, БПМ и вертолеты. В то же время несколько дней назад агентство Associated Press сообщило, ссылаясь на американскую разведку, что Москва поставляет оружие талибам. На условиях анонимности служащие из США рассказали, что россияне наращивают свою поддержку этой афганской группировки, в т. ч. готовя боевиков. У них вроде бы есть доказательства, что взятие Кундуза, состоявшееся в прошлом году, не обошлось без помощи Москвы. В качестве аргументов приводится наличие у автоматов Калашникова, которыми были вооружены боевики, пластиковых прикладов, которые изготавливают только в РФ, а также новых пулеметов Калашникова и противотанковых гранатометов. Доказательства также есть у издания Daily Beast. Взамен на освобождение четырех пограничников из Таджикистана талибы получили от Москвы крупную партию оружия. Таджикская разведка при этом играла роль посредника. По словам представителя «Талибана», во взятии Кундуза это оружие сыграло ключевую роль.

Как говорит собеседник AP из разведки, поставки делались для борьбы с ИГ. «Мы на сто процентов уверены, что Россия поддерживает определенные элементы среди талибов и подталкивает их к действиям у северной границы Афганистана, где они могут легко получать подкрепление из Таджикистана и действовать в качестве буфера против ИГ», – комментирует для AP неназванный американец.

Если граждане России, которые воюют за ИГ (по российским данным, таких 2,4 тыс.), надумают вернуться в свою страну, путь будет лежать, скорее всего, через Афганистан. Нехватка возможностей по разведке и наблюдению в Афганистане подтолкнула Москву искать помощи у талибов, а не у местного правительства. У афганцев, которые не чувствуют особой разницы между «Исламским государством» и «Исламским эмиратом Афганистан», которым управлял «Талибан» с 1996 по 2001 год, это явно не вызывает особой радости.

Читайте також
Если друг оказался вдруг: сблизил ли кризис Россию и Китай

Спецпредседатель Кабулов встречался с многолетним лидером «Талибана» Муллой Омаром в 1990-х. Тогда он проводил переговоры с талибами об освобождении экипажа сбитого теми российского самолета. Как сказал британскому изданию The Independent один представитель афганских силовых ведомств, Кабулов и позже, в должности посла РФ в Пакистане, поддерживал контакты. Поэтому является идеальным кандидатом для ведения переговоров с группировкой: «Он знает «Талибан» вдоль и поперек, он знает их семьи». Перспектив такому сотрудничеству добавляет и то, что аналогичные контакты наверняка имеет не только Пакистан, но и Китай с Ираном. Китай является участником официальных и неофициальных переговоров по урегулированию конфликта в Афганистане. Пекин боится распространения исламизма на свой Синьцзян, где проживают мусульмане уйгуры. Тегерану, еще одному традиционному врагу «Талибана», не нужен новый очаг опасности со стороны ИГ у своих границ. Поэтому и в Иране теперь готовы не только говорить с талибами, но и вооружать, проводить военную подготовку. По крайней мере, афганские источники указывают на это.

Практика показывает, что интересы Москвы могут быть более запутанными. Как пишет в октябрьской статье Сами Юсафзай из американского Daily Beast, Россия, а возможно, и соседи Афганистана  предположительно перестраховываются на случай, если «Талибану» удастся вернуться к власти. Афганистан может быть еще одним геополитическим запасным вариантом на случай, если провалится сирийская кампания России. По мнению видного российского специалиста по Афганистану и Средней Азии Аркадия Дубнова, в эту страну в случае чего Москва может сместить свою активность, тем самым заставляя Запад вновь считаться с собой. То есть это еще один «сирийский» фокус. Также Кремль может вновь «продать» себя как защитника своих союзников в Центральной Азии. И даже что-то противопоставить доминирующей роли Китая, который заинтересован в безопасном регионе. Отношения со странами в регионе пошли на убыль из-за войн в Украине и Сирии, разлада России с Турцией.

Дидье Шоде из Центра анализа и внешней политики (CAPE) в колонке для французского Le Huffington Post предлагает воспринимать российскую стратегию как защиту собственных национальных интересов. Россия имеет на это такое же право, как и США, Китай, Иран, Пакистан. Тем, «кто все еще сводят кремлевскую дипломатию к логике холодной войны», специалист пытается объяснить, что Москва видит в «Исламском государстве» главного врага на Ближнем Востоке. В это можно было бы еще поверить до 30 сентября 2015 года. В тот день Кремль провел первые бомбардировки по Сирии. Но не по позициям ИГ, а по подконтрольным оппозиции районам. Иронично также и то, что спустя три дня после публикации колонки Шоде российский премьер Дмитрий Медведев на конференции в Мюнхене сам заговорил о «новой холодной войне».

15:23 19 Лютого 2016

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини