Рухани против Хаменеи, или Как избавиться от окаменелой теократии Великого аятоллы

17:41 25 Лютого 2016
РуханиХаменеи

Завтра в Иране состоятся выборы в парламент и Совет экспертов. Теоретически они могут полностью изменить лик страны и даже региона. Консервативные элиты не горят желанием подпускать конкурентов-реформаторов к выборам – впору отчаяться. Перспектива реформ зависит от того, насколько привлекательным избирателям показался предвыборный альянс Рухани и реформаторов с умеренными консерваторами

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В пятницу, 26 февраля, в Иране пройдут выборы в парламент и так называемый Совет экспертов, который избирает рахбара – высшего руководителя страны – и регулирует его деятельность. Всего за пару дней до голосования от рахбара Али Хаменеи поступают призывы к населению принять активное участие в процессе волеизъявления. Неожиданно аятолла Хаменеи просит прийти на участки даже тех, кто не поддерживает нынешнюю власть. Это не единственный вроде бы откровенно позитивный сигнал. Посредством своего официального сайта духовный лидер разрешил замужним женщинам идти на выборы без разрешения мужа. Хотя в исламе (а Иран официально называется Исламской Республикой) девушкам и женщинам покидать дом без сопровождения или разрешения кого-то из ближайших родственников по мужской линии нежелательно. Также Хаменеи фактически запретил бросать в урну пустые бланки.

Такое поощряющее отношение к избирателям вместе с последними дипломатическими и политическими успехами правительства Ирана должно выглядеть многообещающе. В январе Запад снял с Ирана санкции. За этим последовало турне, в ходе которого президент Ирана Хасан Рухани подписал ряд проектов с крупными европейскими компаниями. Каких-то полгода назад кадры с ликующими иранцами облетели весь мир. В ночь с 13 на 14 июля Тегеран не спал в ожидании и потом пустился в пляс. Тогда в Вене было подписано самое значимое соглашение последних лет: Тегеран обязался ограничить свою ядерную программу, а США, ЕС, ООН – снять санкции с Исламской Республики. Простые иранцы видели большой шанс для успешного развития своей страны: «мир проявил к ним должное уважение», и столица ждала возвращения триумфаторов Рухани и Джавада Зарифа – министра иностранных дел. Казалось бы, теперь судьба страны в руках правительства. Вот-вот пройдут выборы, результат которых крайне важен для лагеря Рухани. Его сторонников принято называть реформаторами.

Реформаторы и консерваторы

Читайте також
Иранские скрепы: что мешает либерализации Ирана

В Иране между собой традиционно конкурируют два блока, которые официально называются реформаторами и консерваторами. Месяц назад аятолла Хаменеи выступил против широкого участия реформаторов в парламентских выборах. Без обиняков сказал, что кандидаты, которым не нравится существующий теократический режим, не должны быть допущены. И понеслась. Открытой войны между Рухани и Хаменеи нет, но, похоже, что за кулисами она разгорелась вовсю. По крайней мере, упомянутые слова аятоллы касаются заявления президента о защите прав тех кандидатов, кому отказали в регистрации.

К выборам подпустили только 50 из 3 тыс. кандидатов от реформаторов на 290 мест в парламенте. Получается парадокс: Али Хаменеи просит прийти и отдать голос за любого кандидата, но этот самый «любой» кандидат к выборам не допущен – только удобные консервативным элитам во главе с аятоллой и Корпусом стражей Исламской революции. Хаменеи ожидаемо обвиняет США. «Империалисты» ставят под сомнение решения Совета стражей конституции, чтобы потом признать парламент и принимаемые им законы нелегитимными. На воре и шапка горит, как говорится. Высокая явка, которой так жаждет аятолла, призвана прикрыть злоупотребления во время аттестации кандидатов.

Два бывших президента Ирана – Мохаммед Хатами и Хашеми Рафсанджани – призвали избирателей голосовать за прореформистских кандидатов. По мнению Хатами, необходимо сформировать Меджлис, с которым мог бы найти общий язык нынешний президент Хасан Рухани. Иначе реформ иранцам не видать. Грубо говоря, раз почти всех отстранили, нужно массировано голосовать за тех, кто проскользнул между пальцами ставленников Хаменеи.

В Иране создали своеобразный избирательный треугольник. Кандидатов в парламент (Меджлис), в президенты, министров и Совет экспертов утверждает Совет стражей конституции. Он состоит из 12 членов, половина которых избирается рахбаром. Другая – парламентариями. Самого рахбара выбирает Совет экспертов из 88 муджтахидов (богословов). Избирается он раз в восемь лет. Рахбар находится на своей должности пожизненно, и предполагают, что замену 76-летнему Хаменеи подберет именно тот состав Совета, который сформируют в ходе этих выборов. Именно поэтому выборам в этот институт уделяют никак не меньше внимания, чем парламентским. И в нынешних условиях ситуация не выглядит обнадеживающей. Из 800 кандидатов на 88 мест утвердили только 161. Наиболее скандальной стала история с богословом Хасаном Хомейни, который основателю Исламской Республики Рухолле Хомейни приходится внуком. Приглашения на аттестационный экзамен от Совета стражей конституции он не получил.

Основной кандидат от реформистов – первый спикер Исламской Республики и бывший президент (в 1989-1997 гг.) Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Авторитетный аятолла попал в немилость к Али Хаменеи из-за своей поддержки оппозиции в 2009 году. Вторым главным кандидатом в Совет экспертов стал президент Рухани. Будучи богословом, он имеет такое право.

Между надеждой и отчаяньем

Читайте також
Почему снятие санкций не сделает Тегеран сговорчивее

В столице возглавляет список кандидатов в парламент от реформаторов бывший вице-президент Мохаммед Реза Ареф – влиятельный политик, который помог стать президентом Хасану Рухани, сняв свою кандидатуру в его пользу. Рассчитывает он на голоса молодежи, поэтому написал открытое письмо, в котором призвал молодых иранцев (две трети граждан Ирана не старше 30) не повторять ошибки прошлого. Ареф имеет в виду выборы четырехлетней давности, завершившиеся убедительной победой консервативного блока. Определяющее значение для этого имела низкая явка молодых избирателей и интеллигенции. И результаты той пассивности видны в работе нынешнего Меджлиса.

В 2009 и 2011 годах в Иране прошли массовые протесты против режима президента Махмуда Ахмадинежада. В 2009 году поводом послужили как раз результаты выборов. Во главе оппозиции тогда стоял Мир-Хосейн Мусави. Массовые протесты так называемого Зеленого движения что в первом, что во втором случае были безуспешными. Протестующие страдали от нападений полиции и консервативного народного ополчения «Басидж», а сам Мусави вместе с другими лидерами оппозиции в 2011 году был заключен под домашний арест, который вынужден соблюдать до сих пор. Тогда, как писали обозреватели, многие иранцы разуверились в реальности демократических выборов.

Переломным моментом стала президентская кампания 2013 года. Хасан Рухани, которого изначально считали скорее консервативным, смог убедить избирателей в реальности снятия санкций.

В этом году кампания проходит без массовых беспорядков или задержаний. В ноябре произошло несколько инцидентов, когда агрессивная толпа мешала проводить встречи оппозиционных лидеров с избирателями. Доходило и до мелких вооруженных нападений. Но вообще консервативные элиты изменили тактику. В этот раз полагались только на сито Совета.

300 профессоров со всего Ирана в обращении призывают президента отменить выборы, поскольку те обещают быть бесконкурентными и несправедливыми. Это, конечно, невозможно. Да и оппозиционные кандидаты не собираются сдаваться раньше времени. Они не пошли на бойкот и создают в больших городах совместные списки. К реформаторам примкнули и умеренные консерваторы. Как пишет The New York Times, фракция Мохаммеда Арефа наладила контакт с близкими к Хасану Рухани и некоторыми более прагматичными кандидатами (иногда консервативными в социальных вопросах), которые отказались идти рука об руку со сторонниками рахбара.

Читайте також
Отдать, чтобы взять: почему ядерная сделка укрепит режим аятоллы в Иране

Если верить иранке Паризе Хафези, которая пишет для Reuters, даже среди избирателей Рухани царит отчаянье. И это связано не только с выборами. Его основной электорат – молодежь и женщины – уже не верят, что пропрезидентскому лагерю удастся протолкнуть те реформы, которые от него ожидали. Несмотря на успех в диалоге с Западом, ставший главным достижением президента, ситуация с правами женщин (вопросы опеки над детьми, развода, наследства, путешествий за границу, требований к мусульманскому дресс-коду) в Иране не претерпела никаких изменений или даже ухудшилась. Сказываются и экономические показатели – безработица среди молодежи составила в прошлом году 25%.

С другой стороны, альянс умеренных консерваторов с реформаторами может очень навредить ультраконсерваторам, в среде которых даже возникли споры вокруг собственных списков. По мнению некоторых представителей их лагеря, ставка на абсолютных консерваторов может провалиться.

Колумнист Al-Monitor Жан Азиз отправился в священный для шиитов город Кум, чтобы побеседовать с преподавателями тамошних университетов. По словам лекторов, у них нет сомнений, что иранцы жаждут изменений. Но профессор истории Ахмед говорит, что ничего не ожидает от этих выборов – слишком многих реформаторов исключили. В то ж время преподаватели отрицают, что потеряли всякую надежду. Изменения, уверен один из них, будут происходить постепенно: «Мы праздновали революцию 37 лет; теперь пришло время строить государство. Неизбежно это должно быть сделано мирно и через выборы. Если это не случится на этих выборах, должно произойти на следующих».

17:41 25 Лютого 2016

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини