Наш паровоз вперед летит: почему Китай не станет сверхдержавой

12:21 7 Квітня 2015

Локомотив экономического роста, геополитический соперник США, альтернатива глобальному мироустройству – как только не называют Китай. Politeka проанализировала проблемы, с которыми столкнется или уже столкнулась Поднебесная на пути к мировому господству. В этой статье речь пойдет о неизбежном замедлении экономического роста

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, непременно поджидают близкие неприятности Конфуций

Даже в свободной рыночной экономике очень сложно хирургически разделить политические, социальные и экономические вопросы друг от друга. Эта задача становится еще более трудновыполнимой, если речь идет о «социалистическом государстве демократической диктатуры народа», которым вот уже 65 лет безраздельно правит Коммунистическая партия. На гордиев узел общественных и экономических проблем действующий президент Си Цзиньпин ответил программой «Китайская мечта», «социализмом с китайской спецификой», резкой критикой Михаила Горбачева и печально известным документом №9, в котором перечислены семь идеологических угроз для Китая. Сюда входят продвижение модели западной конституционной демократии, универсальных «западных ценностей», гражданского общества, экономического неолиберализма, западных идей журналистики, исторического нигилизма по отношению к истории Коммунистической партии Китая, а также понимание реформ как перехода к западной модели общества.

Но есть ли основания считать, что Китай имеет шанс быть успешным по-своему? Поскольку большое видится на расстоянии, давайте посмотрим на махину Китая с точки зрения макроэкономики. Как ни крути, а сверхбыстрый рост китайского ВВП на протяжении многих лет – главный довод сторонников «особого пути».

Долгожданный реванш

ВВП Китая с 1990 года увеличивается, в среднем, на 10% в год (данные Всемирного банка). По оценке МВФ, Китай в 2014 году обогнал США по объему ВВП, пересчитанному по паритету покупательной способности. Последний раз Поднебесная была крупнейшей экономикой мира в XIX веке, к 1890 году уступив лидерство США.

Конечно, в новейшей истории были страны, которые переживали еще более впечатляющий «взрывной рост». Но чаще всего речь идет либо об очень отсталых странах, в которые неожиданно потекли иностранные инвестиции (ВВП Экваториальной Гвинеи, где нашли большие залежи полезных ископаемых, в 1997 году выросло сразу на 150%), либо о перезапуске экономики после войны или других бедствий. В этом смысле Китай – уникальный случай. Хотя бы потому, что к нему можно применить обе эти схемы.

Механизм экономического чуда

Как это выглядит на практике? Представьте себе огромную и бедную страну, в которой 80% населения живет в сельской местности и занимается ручным трудом. Совсем недавно здесь был экономический кризис и массовый голод, вызванный политикой «Большого скачка». Попытка Мао Цзэдуна провести индустриализацию, силой согнав крестьян в коммуны, провалилась и стоила жизни 20-40 млн человек. В этом смысле реформы Дэна Сяопина, которые начались в 1978 году, во многом были похожи на «послевоенное восстановление». Крестьянам просто разрешили заниматься тем, что они и так делали ранее.

После стабилизации ситуации страну открыли для иностранных инвестиций. На этом этапе рост стимулировали дешевизна рабочей силы и отсутствие промышленности. Идея довольно проста: если в стране ничего нет, то инвестор может выбрать лучшее место для вложения своих денег. Это чем-то похоже на постепенное заполнение кафе. Первые посетители садятся у окон, на мягкие диваны за большими столами, занимают уютные уголки. Тем, кто пришел позже, приходится довольствоваться стульями и маленькими столиками, усаживаться в центре зала, спинами к проходу. А тому, кто пришел позже всех, может достаться место возле хлопающей двери на кухню или вообще около туалета.

Приток инвестиций и их эффективное использование обусловили быстрый экономический рост. В первую очередь – за счет увеличения производительности труда и индустриализации. Иностранный капитал отрывал крестьян от сохи и ставил за заводской станок. Так, Китай отправил на экспорт свой самый главный природный ресурс – дешевую рабочую силу.

Кроме прилежного труда за небольшую плату рядовые китайцы помогают росту экономики благодаря высокому уровню сбережений, которые становятся источником внутренних инвестиций. Однако дело здесь не только в «природной бережливости». В Китае система социального обеспечения развита слабо, а рождаемость ограничена законодательно с 1980-х годов. Соответственно, чтобы выжить в старости, нужно откладывать еще в молодости. Вывести деньги за границу рядовому китайцу очень сложно, поэтому ему приходится открывать депозит в государственных банках и соглашаться на ставку ниже уровня инфляции.

Поскольку бедное население покупает относительно мало товаров, для Китая критическим вопросом остается экспорт. Именно для повышения конкурентоспособности своих товаров за рубежом Китай многие годы держал курс юаня заниженным, выкупая тонны золота и миллиарды долларов, которые оседали в его международных резервах. И здесь, опять-таки, ключевую роль сыграл высокий уровень сбережений, благодаря которому постоянный выкуп долларов и, соответственно, эмиссия юаней не привели к чрезмерной инфляции. По крайней мере, официальной.

Итак, главными факторами роста Китая стали низкая стоимость рабочей силы, отсутствие промышленности, высокая норма сбережений, меры финансового давления и устойчивый спрос на китайские товары за границей. Некоторые из этих факторов уже не действуют, другие – будут мешать росту в будущем.

Новая реальность

С 1990 года ВВП Китая увеличился в 10 раз. Сегодня там, где можно было бы построить самый современный завод, уже работает предприятие. В 2001-2007 годах совокупная производительность факторов производства в Китае увеличивалась на 4,7% в год, в 2008-2010 годах темпы роста снизились до 2,8% (данные Ernst&Young). К 2014 году показатель снизился до 2,5%. При этом для поддержания роста ВВП более 10% в год, по оценке Oxford Economics, производительность должна увеличиваться на 5,6% в год. Если же показатель зафиксировать на текущем уровне, то в ближайшие годы можно было бы ожидать рост ВВП на 7,4% в год. Как известно, по итогу 2014-го китайский ВВП вырос на 7,4%, а на 2015-й правительство запланировало 7%. Инвестиционных возможностей становится все меньше.

В 1990 году Китай экспортировал товаров на $60 млрд (сейчас это как $110 млрд), в 2014 году – $2,1 трлн. Ранее Китаю было достаточно продавать товары дешевле, чем у конкурентов. Сегодня экспорт уперся в потолок мировой экономики. Но она пока растет медленно. Год назад МВФ прогнозировал рост в 2015 году на уровне 3,9%, в октябре прогноз снизили до 3,8%, в январе – до 3,5%.

Конечно, Китай мог бы переориентироваться на внутреннее потребление и активно пытается это делать (например, ежегодно повышая минимальную зарплату). Но пока страна остается бедной. По информации университета Пекина, который в 2012 году провел масштабный опрос по всей стране, средний доход китайской семьи в то время равнялся $175 в месяц. При этом возможности стимулирования экономики через кредитование инфраструктурных проектов у государства уже не осталось. Этот метод уже был использован сразу после начала кризиса 2008 года и привел к опасному перегреву рынка недвижимости, а также к росту общего кредита в экономике со 130% ВВП до 280%.

Так кто же больше?

Что интересно, вскоре после появления оценки МВФ, согласно которой экономика Китая по паритету покупательной способности обогнала США, глава Китайского национального статистического бюро Ма Джянтан заявил, что МВФ ошибся. В частности, он отметил, что Международный валютный фонд «недооценил уровень инфляции в Китае и завысил уровень ВВП».

«Общий объем ВВП растет, но его значение на душу население остается небольшим. Мы все еще развивающаяся страна, где 200 млн человек живет за чертой бедности», – добавил Ма.

Довольно неожиданный поворот, не правда ли? Впрочем, любителей «сильных рук», «альтернативных ценностей» и прочих авторитарных прелестей это не останавливает. Пока ВВП Китая (хотя бы формально) будет расти быстрее, чем у других экономик, они будут верить и ждать появления нового полюса мира.

В следующей статье о Китае мы рассмотрим проблемы избыточных производственных мощностей, «пузыря» на рынке недвижимости и теневого банковского сектора, а также возможные сценарии войны с участием Китая.

12:21 7 Квітня 2015

Залишити відповідь

Приєднуйтесь:

Останні новини